Президентские выборы в Польше: раскол страны под усиленный треск «духовных скреп»

28 июня 2020 года в Республике Польша состоялись очередные президентские выборы. Поскольку в ходе них ни один из кандидатов не смог получить более половины голосов избирателей, 12 июля прошел второй тур, в котором участвовали два претендента, получившие наибольшее число голосов в первом туре. Следует отметить, что выборы в Польше вызвали большой резонанс практически во всех европейских странах сразу по нескольким причинам.

Во-первых, это были одни из первых выборов в Европе, проходивших на фоне пандемии коронавируса, охватившей весь континент. Следует отметить, что пандемия всё же повлияла на проведение выборов, которые первоначально были назначены на 10 мая 2020 года, но в итоге всё же были перенесены на более позднюю дату, поскольку в обществе возобладали опасения по поводу возможности новой вспышки заболевания в результате массового голосования. Во-вторых, за выборами в Польше пристально наблюдало руководство Европейского Союза (ЕС) и европейские политические элиты, которые уже несколько лет находятся в непрерывном конфликте с действующей польской властью, обвиняя последнюю в давлении на судебные органы и нарушении принципов верховенства права.

В-третьих, польские выборы вызвали достаточно большой интерес и в России, поскольку их результаты могли повлиять на будущее польско-российских отношений, которые резко ухудшились в последнее время по причине возникновения в России новой удивительной концепции истории Второй мировой войны, согласно которой Польша стала рассматриваться в качестве чуть ли не главного виновника её начала. Наконец, большой интерес к выборам проявляли и украинские власти, которые были по-прежнему заинтересованы в том, чтобы Польша и дальше продолжала оставаться «адвокатом Украины» в Европе.

Логотип партии «Право и справедливость» (пол. Prawo i Sprawiedliwość, PiS). Фото: www.tvsudecka.pl

Однако, перед тем как рассказать об итогах прошедших выборов следует сказать несколько слов о политическом контексте, в котром они проходили. Прежде всего, необходимо отметить, что в последние годы политическое развитие Польши проходило под знаком жёсткого противоборства двух основных польских политических сил — правоконсервативной партии «Право и справедливость» (пол. Prawo i Sprawiedliwość, PiS) и либеральной центристской партии «Гражданская платформа» (пол. Platforma Obywatelska). Кроме них в Сейме — нижней палате парламента Польши — всегда были представлены и другие партии, но при этом все они могли рассчитывать лишь на роль младшего партнера в коалиции с одним из «гигантов».

Последние несколько лет знаменовались существенным усилением позиций партии «Право и справедливость» (PiS), проявлением чего стала её убедительная победа на парламентских выборах 2019 года, по итогам которых ей удалось получить абсолютное большинство в Сейме и сформировать правительство. После этого большинство наблюдателей сошлось во мнении о том, что переизбрание действующего президента Польши Анджея Дуды, ставленника PiS, не вызывает никаких сомнений. Эксперты выделяют несколько основных причин столь успешных результатов консерваторов на парламентских выборах.

Во внутренней политике действия PiS характеризовались активной социальной направленностью, что не могло не понравиться рядовому избирателю. За последние годы консерваторы ввели ежемесячное пособие на ребенка, снизили пенсионный возраст, который был ранее повышен их оппонентами либералами из «Гражданской платформы», повысили размер пенсий и ввели в действие программы поддержки сельских жителей. Во внешней политике правительству консерваторов удалось стать привилегированным партнером США в Европе и добиться для поляков отмены виз для поездок в США, чего предыдущие правительства безуспешно добивались в течение многих лет. Кроме того, консерваторы смогли достичь определенных успехов в вопросе уменьшения газовой зависимости Польши от России, которая практически всей польской политической элитой рассматривается как потенциальная угроза национальному суверенитету [1].

В подобной ситуации майские выборы 2020 года должны были обернуться для президента Дуды легкой прогулкой, тем более, что рейтинги оппозиционных кандидатов вызывали разочарование даже у их сторонников. Однако совершенно неожиданно в политическую борьбу в Польше вмешалась эпидемия коронавируса. В условиях диагностирования большого количества инфицированных и опасности резкого увеличения их числа в ходе голосования встал вопрос о необходимости переноса президентских выборов на более позднюю дату. При этом позиции различных политических сил по данному вопросу оказались практически противоположными.

Руководство PiS первоначально безоговорочно выступило за проведение выборов в установленные сроки любой ценой. Одной из причин такой принципиальности было опасение партийной элиты, что перенос выборов сыграет на руку оппозиции и поставит А. Дуду в менее выгодное положение по сравнению с тем, в котором он находился весной 2020 года. Напротив, оппозиция начала дружно требовать переноса выборов, ссылаясь на угрозу роста эпидемии. При этом, однако, совершенно очевидно, что одной из причин столь страстной любви оппозиции к своим согражданам была надежда на то, что в случае переноса выборов положение оппозиционных кандидатов станет менее безнадежным.

Лидер консервативной партии «Соглашение» (пол. Porozumienie) Ярослав Говин, предложивший отложить проведение президентских выборов на 2 года. Фото: www.polishnews.co.uk

В этой ситуации все политические силы начали искать варианты проведения выборов в новых условиях. Так, бывший вице-премьер Ярослав Говин, лидер небольшой консервативной партии «Соглашение» (пол. Porozumienie), предложил продлить срок полномочий действующего президента на 2 года путем внесения соответствующей поправки в конституцию. Это предложение с пониманием было воспринято в правительстве и поддержано правящей партией PiS [2], однако его категорически отвергло руководство «Гражданской платформы», которое, в свою очередь, предложило провести выборы 16 мая 2021 года после внесения изменений в Избирательный кодекс [3].

Пока другие предлагали различные варианты переноса даты голосования, руководство PiS продолжало упорную борьбу за проведение выборов именно 10 мая 2020 года. 28 марта по инициативе консерваторов Сейм Польши принял изменения в Избирательный кодекс, согласно которым те избиратели, которые не смогли бы прийти к избирательным урнам, получили право голосования по почте (в эту категорию теперь попадали и лица, находящиеся на карантине). Кроме того, лица старше 60 лет получили право голосовать на выборах через своих уполномоченных представителей в случае, если они сами не смогут непосредственно принять в них участие [4].

Оппозиция подвергла данные поправки резкой критике, ссылаясь на то, что они прямо противоречат решению Конституционного трибунала 2011 года, согласно которому избирательное законодательство не может подвергаться изменениям в течение 6 месяцев, предшествующих дню выборов. Этот аргумент не убедил представителей правящей партии, которые заявили, что в решении Конституционного трибунала речь идет о «значительных изменениях», тогда как в данном случае поправки носят «технический» характер [4].

Казалось бы, принятие данного законопроекта поставило точку в вопросе о дате и порядке проведения выборов, однако, как показало время, это было лишь начало интриги. Принятый закон об изменениях в Избирательный кодекс был отвергнут верхней палатой парламента — Сенатом, в котором большинство депутатов являются представителями оппозиции. Сейм мог повторным голосованием преодолеть вето Сената, но вместо этого руководство партии «Право и справедливость» решило избрать более радикальный вариант действий. По инициативе консерваторов 6 апреля Сейм принял закон о поправках в Избирательный кодекс, согласно которому выборы отныне можно в полном объеме проводить в заочной форме по почте (следует отметить, что проведение всеобщих выборов по почте представляет собой поистине революционную новеллу в конституционном праве) [5].

Оппозиция подвергла и этот законопроект резкой критике. В частности, кандидат в президенты от «Гражданской платформы» Малгожата Кидава-Блонская заявила, что голосованием за такой этот закон партия PiS «совершает государственный переворот» [5]. Тем не менее, несмотря на всю критику, руководство PiS во главе с лидером партии Ярославом Качиньским упорно продолжало выступать за проведение выборов 10 мая 2020 года.

Лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский. Варшава, 21 ноября 2019 года. Фото: Leszek Szymański / PAP

Однако, как показали последующие события, руководству консерваторов не удалось «дожать» польское общество, всерьез обеспокоенное распространением эпидемии коронавируса. 30 апреля три бывших президента Польши (Лех Валенса, Александр Квасьневский и Бронислав Коморовский), а также несколько бывших премьер-министров опубликовали заявление о том, что они не будут участвовать в выборах, поскольку считают, что предложенная форма их проведения не соответствует Конституции Польши, и призвали всех кандидатов и избирателей последовать их примеру [6]. Тем не менее, несмотря на недовольство значительной части общества, подготовка к «почтовым выборам» продолжилась полным ходом, кандидаты проводили предвыборные митинги, встречались со сторонниками и участвовали в дебатах.

Всё переменилось 6 мая. В этот день по телевидению состоялись очередные дебаты между кандидатами, а сразу после их окончания появилось совместное заявление лидеров партий «Право и справедливость» Я. Качиньского и «Соглашение» Я. Говина о том, что если 10 мая выборы по какой-либо причине не состояться и этот факт будет удостоверен Верховным судом, то маршал (спикер) Сейма объявит новую дату проведения президентских выборов «как можно скорее» [7].

Это коммюнике, которое в Польше получило наименование «соглашения Качиньского-Говина», по сути дела, открыло дорогу переносу даты выборов и стало признанием консерваторами своего поражения в борьбе за проведение голосование 10 мая. Теоретически соглашение лидеров двух партий не имело формально-юридической силы, однако результаты его заключения последовали незамедлительно. Уже 7 мая Национальная избирательная комиссия Польши заявила, что действующее законодательство не дает ей возможности обеспечить проведение 10 мая полноценного голосования. Тем не менее, как таковые президентские выборы официально не были отменены.

В результате, 10 мая Польша сумела удивить весь мир второй раз за одну избирательную кампанию. В первом случае речь шла о проведении всеобщих выборов по почте, во втором — о проведении выборов без голосования. 10 мая выборы прошли, но… при закрытых участках для голосования. То есть теоретически человек имел право в этот день голосовать за кандидатов, но не мог сделать этого технически. Результатом этого странного «неголосования» стало решение Верховного Суда о признании выборов несостоявшимися, что позволило начать новый избирательный цикл и назначить новую дату выборов. Уже 3 июня маршал Сейма Эльжбета Витек объявила новую дату президентских выборов, которой стало 28 июня 2020 года (возможный второй тур выборов был назначен на 12 июля) [8]. При этом в ходе выборов допускалось голосование как непосредственно на участках, так и по почте.

Пока власти меняли дату проведения выборов, главная оппозиционная сила страны – партия «Гражданская платформа» – провела «замену игрока» и 15 мая её кандидат Малгожата Кидава-Блонская заявила о том, что она не будет участвовать в выборах [9]. По мнению наблюдателей, основной причиной её выхода из президентской гонки стал очень низкий рейтинг. На смену М. Кидаве-Блонской в качестве кандидата от «Гражданской платформы» пришел 48-летний Рафал Тшасковский, избранный в ноябре 2018 года мэром Варшавы. Как показало время, замена кандидата полностью себя оправдал. Рейтинги Тшасковского стремительно росли и уже в конце мая стало ясно, что второго тура Анджею Дуде избежать не удастся.

Кандидат в президенты Польши Рафал Тшасковский во время избирательной кампании. Фото: Reuters

Правовое регулирование президентских выборов в Польше является достаточно простым. Кандидатом на высший государственный пост может стать любой гражданин страны, достигший возраста 35 лет и собравший не менее 100 тыс. подписей избирателей в установленные законом сроки. Избранным считается кандидат, за которого проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании. В том случае, если ни один из кандидатов не получил такого большинства, проводится второй тур выборов, в котором участвуют два кандидата, получивших наибольшее число голосов в первом туре.

Всего о своем желании участвовать в выборах заявил 41 кандидат, но 30 из них не смогли набрать необходимого числа подписей избирателей. В итоге, реальное участие в выборах приняли 11 кандидатов, 9 из которых представляли какую-либо политическую партию или объединение, а 2- являлись независимыми. Главными претендентами на победу в предвыборной гонке стали Анджей Дуда и Рафал Тшасковский.

Кроме двух фаворитов определенные шансы на выход во второй тур имели кандидат от центристской Польской народной партии (пол. Polskie Stronnictwo Ludowe, PSL) Владислав Косиняк-Камыш, представитель национал-консервативной коалиции «Конфедерация свободы и независимости» (пол. Konfederacja Wolność i Niepodległość, сокращенно «Конфедерация») Кшиштоф Босак, лидер левой партии «Весна» (пол. Wiosna) Роберт Бедронь и независимый кандидат Шимон Холовня.

В ходе избирательной кампании кандидаты не скупились на обещания скорейшего выхода из кризисной ситуации в экономике, связанной с пандемией коронавируса. Тем не менее, размах этих обещаний был достаточно скромным, что определялось особенностями существующей в Польше формой правления. Польша по своей сути является парламентской республикой, в которой полномочия главы государства являются довольно ограниченными. Реальные рычаги исполнительной власти находятся в руках утверждаемого Сеймом правительства, что автоматически делает парламентские выборы более значимыми, чем президентские. Несмотря на это, президентские выборы в Польше имеют большое символическое значение и всегда знаменуются жёсткой политической борьбой.

Следует отметить, что при всех различиях в программах кандидатов все они характеризовались наличием двух общих элементов. Во-первых, все кандидаты обещали сохранить те программы социальной поддержки отдельных категорий граждан, которые появились во время правления партии «Право и справедливость». Более того, некоторые из кандидатов предлагали даже расширить эти программы. По сути дела, консерваторам удалось создать в Польше своеобразный консенсус по вопросам социальной политики, который сегодня практически никем не подвергается сомнению. Во-вторых, все кандидаты обещали радикальное увеличение размера расходов на нужды системы здравоохранения, что было вполне естественным в условиях пандемии коронавируса. Во всех остальных вопросах позиции кандидатов оказались во многом противоположными.

Кандидат в президенты Польши Владислав Косиняк-Камыш во время избирательной кампании. Фото: Darek Delmanowicz / PAP

Так, Анджей Дуда как представитель консерваторов в ходе кампании решил сделать ставку на борьбу с сексуальными меньшинствами. При этом в своих высказываниях он зашёл даже дальше, чем самые неистовые российские поборники «духовных скреп» и борцы с мороженым «Радуга». В частности, Дуда сравнил движение ЛГБТ с коммунизмом и заявил, что в основе ЛГБТ-сообщества лежит идеология. По его словам, поляков «пытаются убедить, что это люди. А это идеология. Если у кого-то есть сомнения, идеология ли это, пусть посмотрит, как выглядела история создания движения ЛГБТ, как строилась эта идеология, какие взгляды были у людей, которые её создавали» [10].

В отличие от А. Дуды, который на выборах решил выступить в роли «рыцаря консерватизма», главный оппозиционный кандидат Р. Тшасковский позиционировал себя носителем «духа либерализма». Он выступил за постепенный отказ от использования угля, который до сих пор является основным компонентом энергобаланса страны, поддержал введение в школах «климатического образования», создание поста омбудсмана по защите прав животных и легализацию института гражданского партнерства для однополых пар. Естественно, последнее предложение было особенно негативно воспринято в консервативном лагере сторонников Дуды.

Представитель Польской народной партии (PSL) В. Косиняк-Камыш, первоначально считавшийся одним из фаворитов выборов, сделал основной акцент в своей программе на преодолении жёсткого политического противоборства, разделяющего Польшу, и в целях этого предложил весьма сомнительную идею о формировании президентской администрации на основе участия всех парламентских партий. Кроме того, как и Р. Тшасковский, Косиняк-Камыш выступил безоговорочным сторонником европейской интеграции и осудил политические силы, в первую очередь PiS, толкающие страну на путь конфронтации с ЕС.

Как уже говорилось выше, в последние годы политическая жизнь в Польше проходит под знаком противоборства консерваторов из партии «Право и справедливость» (PiS) и либералов из «Гражданской платформы», однако у этих политических сил нашлись более радикальные оппоненты, попытавшиеся добиться успеха на прошедших президентских выборах. Если говорить о PiS, то она уже давно подвергается нападкам справа со стороны намного более радикальной партии «Конфедерация». На этих выборах кандидатом «Конфедерации» стал победивший на партийных праймериз 38-летний Кшиштоф Босак, программа которого выдержана в духе классического польского правого национализма.

Помимо прочего, К. Босак заявлял о необходимости снижения налогов и увеличения поддержки свободы предпринимательства, а также о конституционном закреплении наличия у Польши собственной валюты, что блокировало бы процесс перехода страны к евро. Вполне естественно, что представитель «Конфедерации» в ходе кампании резко критиковал ЛГБТ-сообщество, отрицал возможность легализации гражданских партнёрств и выступал за максимальное ограничение иммиграции в Польшу из неевропейских стран. Как и А. Дуда, Босак выступал за полный запрет абортов, однако он пошёл дальше и поставил вопрос о запрете разводов [10]. Наконец, К. Босак оказался единственным кандидатом, который в принципе не исключил постановку вопроса о выходе Польши из ЕС.

Кандидат в президенты Польши Роберт Бедронь. Фото с 112.ua

Представителем левого фланга польской политики на этих выборах стал лидер левой партии «Весна» Роберт Бедронь. Следует сказать, что в последние годы в силу различных причин левое движение в Польше, как и во многих других странах Европы, переживает системный кризис. Левые партии в Польше, господствовавшие 20-25 лет назад и неоднократно формировавшие правительство, сейчас находятся на положении политических маргиналов, с трудом дотягивая до создания небольшой фракции в парламенте. Не стали исключением и эти президентские выборы.

Программа Р. Бедроня, к слову, являющегося открытым геем (и это в консервативной католической Польше!), была, как будто, списана с прекраснодушных программ левых партий из Западной Европы и совершенно не учитывала потребностей массового избирателя в такой стране как Польша. Бедронь смело предлагал полякам полный отказ от угля к 2035 году, выступал за отделение церкви от государства и прекращение практики государственных субсидий религиозным организациям. Более того, он пообещал избирателям отмену изучения религии в школе, внесение в конституцию поправок, направленных на защиту прав животных и легализацию однополых браков. В принципе, уже сам факт выдвижения такого кандидата явился ярким свидетельством того, что левые не рассчитывали даже на его выход во второй тур выборов и стремились просто подтвердить свой статус одной из общенациональных политических сил.

Однако, как показали эти выборы, не только кандидаты от политических партий могут рассчитывать на прохождение во второй тур. Одним из лидеров предвыборной гонки практически сразу после своего выдвижения стал известный в Польше телеведущий и журналист Шимон Холовня, позиционировавший себя как независимый кандидат. В ходе кампании Ш. Холовня постоянно подчеркивал, что он не связан ни с одной из господствующих в стране партий и стоит выше традиционных межпартийных расколов.

Такая «равноудалённость» от традиционных партий, а равно отсутствие у кандидата политического опыта и наличие, если так можно выразиться, «медийного бэкграунда» дали многим наблюдателям основания сравнивать Ш. Холовню с недавно победившим на президентских выборах в Украине Владимиром Зеленским. (Вообще «казус Зеленского» произвел большое впечатление на очень многих жителей стран Восточной Европы). Ш. Холовня в ходе своей кампании стремился занять позицию «ни левого, ни правого» кандидата, сочетая в своей программе и либеральные, и консервативные ценности.

Так, в частности, Холовня выступил за создание Национального климатического совета и за полный отказ страны от угля к 2050 году. Также он безоговорочно поддержал продолжение пребывания Польши в составе ЕС, полагая, что оно дает стране неоспоримые преимущества практически во всех сферах жизни. С другой стороны, Ш. Холовня занял весьма уклончивую позицию по вопросу о легализации гражданских партнёрств, по сути дела, уклонившись от ответа на вопрос, подпишет ли он соответствующий закон, став президентом.

Перед выборами состоялось несколько раундов телевизионных дебатов между кандидатами, которые не выявили явного фаворита. Дебаты и постоянно проводившиеся социологические опросы показали лишь одно — второй тур выборов неминуем. Результаты голосования 28 июня подтвердили выводы социологов. Первое место, как и предсказывалось, занял Анджей Дуда, за которого отдали голоса 43,50% избирателей. Второе место занял Рафал Тшасковский, получивший 30,46% голосов. Таким образом, во втором туре полякам предстояло увидеть очередной раунд противостояния консерваторов и либералов [11].

Кандидат в президенты Польши Шимон Холовня (справа) во время избирательной кампании. Фото с miedzyrzecz.biz

Третье место занял Шимон Холовня за которого отдали свои голоса 13,87% избирателей. Для новичка в политике такой результат явился большим успехом, однако всё же «польский Зеленский» не смог вывести из игры ни одного из представителей двух партийных гигантов. Четвертое место занял представитель радикальных националистов Кшиштоф Босак, за которого проголосовало 6,78% избирателей. Данный результат можно расценить как несомненный успех «Конфедерации», поскольку на предыдущих выборах в 2015 году её представитель смог получить лишь 3,26% голосов [11].

Однако далеко не для всех кандидатов результаты выборов оказались столь оптимистичными. Безусловным провалом они обернулись для кандидата от Польской народной партии Владислава Косиняк-Камыша. Кандидат «народников», которому опросы первоначально предрекали почти 9% голосов, в итоге смог заручиться поддержкой лишь 2,26% избирателей. Наконец, результат кандидата левых сил Роберта Бедроня показал, что процесс маргинализации левых в Польше продолжает набирать обороты. Лидер партии «Весна» смог набрать лишь 2,22% голосов, заняв далеко не почетное шестое место. Что же качается остальных пяти кандидатов, то ни один из них не смог получить и 1% голосов [11].

Следует отметить, что выборы прошли при весьма высокой явке избирателей, которая составила 64,51% [12]. Говоря об активности польских избирателей, достаточно сказать, что на предыдущих президентских выборах в 2015 году явка в первом туре составила только 48,96% [13].

Анализируя итоги первого тура, практически все эксперты отметили фактическое существование «двух Польш», кардинально отличающихся друг от друга по социальным и идеологическим характеристикам. Консерватор Дуда получил самые высокие результаты в населенных пунктах с населением 5 и менее тыс. жителей, тогда как либерал Тшасковский стал абсолютным триумфатором в городах с числом жителей более 500 тыс. Другим водоразделом стал уровень образования их избирателей. Согласно опросам, 41% людей с высшим образованием голосовали за кандидата от либералов, тогда как консерватора-президента в этой социальной категории поддержало лишь 25%. Напротив, среди лиц, не имеющих высшего образования, за А. Дуду проголосовал 41% опрошенных, а за Р. Тшасковского — лишь 29% [14].

Таким образом, можно говорить о том, что в первом туре главным политическим противостоянием оказался конфликт проевропейски ориентированной либеральной части избирателей и польского «глубинного народа», выражающего истинные национальные ценности. (Как тут не вспомнить автора этого определения, выдающегося архитектора российской «суверенной демократии» Владислава Суркова).

Кандидат в президенты Польши Владислав Косиняк-Камыш во время избирательной кампании. Фото: Darek Delmanowicz / PAP

Естественно, сразу же после оглашения результатов первого тура выборов оба кандидата-победителя начали готовиться ко второму. Главной задачей для них стало привлечение на свою сторону избирателей, голосовавших за выбывших кандидатов. Как отмечали эксперты, избиратели Ш. Холовни, Р. Бедроня и В. Косиняк-Камыша в основной своей массе должны были во втором туре поддержать Р. Тшасковского, а избиратели К. Босака — проголосовать за А. Дуду. Однако в действительности дела обстояли значительно сложнее.

Отношения между партией «Право и справедливость» и «Конфедерацией», играющими на одном электоральном поле, никогда не были безоблачными. «Конфедераты» всегда подозревали, что лидеры PiS только на словах придерживаются консервативных ценностей. В своем интервью, данном в 2019 году, Кшиштоф Босак заявил, что «Право и справедливость» не имеет отношения к национализму и по своей сути является партией «этатистских левоцентристов, соединяющих консерватизм с радикализмом и христианство с социализмом». По мнению Босака, PiS проводит проевропейскую, левоцентристскую политику, сочетающуюся с патриотической риторикой [15]. Понятно, что при таком отношении Анджей Дуда вряд ли мог рассчитывать на безусловную и массовую поддержку избирателей К. Босака.

Тем не менее, А. Дуда всё же решил побороться за электорат националистов, заявив, что все правые партии разделяют общие ценности. Как это ни парадоксально, но в борьбе за симпатии «конфедератов» Дуда столкнулся с конкуренцией со стороны Р. Тшасковского, казалось бы, принадлежащего к совершенно другому политическому лагерю. В частности, Тшасковский заявил о том, что во многом разделяет либертарианские экономические взгляды радикалов и даже на определенных условиях готов принять участие в ежегодном Марше независимости, который ежегодно проводится 11 ноября в годовщину возрождения польской государственности в 1918 году [16].

Пикантность данного заявления заключается в том, что в последние годы этот праздник практически полностью монополизировали радикальные националисты, проводящие по всей стране факельные шествия в его честь. Участие Р. Тшасковского в этом марше (если бы оно состоялось) можно сравнить, пожалуй, лишь с участием Григория Явлинского в «Русском марше»… Тем не менее, в итоге все эти попытки оказались напрасными. Кшиштоф Босак отказался однозначно поддержать кого-либо из двух кандидатов.

На фоне сокращения отставания Р. Тшасковского от лидера предвыборной гонки, А. Дуда решил радикально усилить агрессивную риторику сразу по нескольким направлениям. В частности, он обрушился на немецкую прессу, которая систематически критикует его политику и открыто симпатизирует либералу Тшасковскому. По этой причине представитель посольства ФРГ был даже вызван в польский МИД, где ему было указано на то, что немецкие средства массовой информации занимаются манипуляциями и тем самым пытаются вмешаться в избирательный процесс в Польше [17]. (Бросается в глаза схожесть этих обвинений с теми, которые звучат каждый раз после выборов в одной обширной стране, находящейся к востоку от Польши…).

Кандидат в президенты Польши Кшиштоф Босак во время избирательной кампании. Фото: Tytus Żmijewski / PAP

Однако не только Германия находилась в центре внимания пропрезидентского лагеря. Непосредственно перед вторым туром было объявлено о предстоящем открытии в городе Хелм музея жертв «волынской резни», в ходе которой погибло большое количество поляков, проживавших на территории нынешней Западной Украины [18]. Таким образом, украинскому руководству был послан недвусмысленный сигнал о том, что в случае победы на выборах Анджея Дуды «войны памяти» между Польшей и Украиной получат новое продолжение.

Ещё одним «полем битвы» для А. Дуды стало противостояние сексуальным меньшинствам. Буквально накануне второго тура Дуда заявил, что в случае своей победы инициирует принятие поправки в Конституцию, запрещающую однополым парам усыновление детей [19]. (Такое впечатление, что основные постулаты предвыборной риторики Анджея Дуды были взяты из голов руководителей одной необъятной страны, находящейся к востоку от Польши). На этом фоне доставалось и лично Р. Тшасковскому, про которого А. Дуда сказал, что у того «нет польской души» [20].

Предвыборная кампания Рафала Тшасковского была намного менее агрессивной. Перед вторым туром он в основном повторял те же лозунги, которые лежали в основе его программы с момента выдвижения. При этом Тшасковский сумел предстать в глазах избирателей символом «протестного голосования». По сути дела, кандидату «Гражданской платформы» удалось превратить выборы в своеобразный референдум о доверии политике, проводимой консерваторами. И этот ход в целом сработал. За несколько дней до второго тура выборов социологи уже затруднялись сказать, кто именно одержит в нём победу.

Следует отметить, что одним из символов политического раскола стало то, что впервые в истории новой Польши перед вторым туром не прошли предвыборные дебаты. Оба кандидата отказались участвовать в совместных дебатах и предпочли дебаты на «своей» площадки, отвечая на вопросы журналистов. Вот в таком состоянии жёсткой политической конфронтации польское общество и подошло ко второму туру выборов 12 июля.

В день голосования многие социологические службы проводили привычные для Польши экзитполы, которые сразу показали, что на выборах лидирует А. Дуда, хотя его перевес над Р. Тшасковским и является минимальным. Как показали официальные итоги голосования, социологи на этот раз не ошиблись. Победителем второго тура стал Анджей Дуда, за которого отдали свои голоса 51,03% избирателей. За Рафала Тшасковского проголосовало 48,97% избирателей [21]. Следует отметить, что поражение Р. Тшасковского на выборах можно считать в определенной мере относительным. Поздно начав избирательную кампанию и не обладая высоким рейтингом, мэр Варшавы в итоге чуть не выиграл выборы, став лицом оппозиции и фактическим лидером второй по влиянию партии Польши. Полученный результат может стать отправной точкой в дальнейшей, и возможно, успешной политической карьере этого политика.

Результаты президентских выборов в Польше. Иллюстрация с in-poland.com

Следует упомянуть, что во втором туре явка избирателей оказалась даже выше, чем в первом и составила 68,18% [22]. Столь высокий показатель явки на президентских выборах, нехарактерный для Польши, был обусловлен высоким уровнем политической мотивации у многих избирателей, рассматривавших данное голосование как своеобразное идеологическое сражение.

Сразу после оглашения предварительных данных экзитполов А. Дуда сделал неординарный шаг, пригласив Р. Тшасковского с женой в президентский дворец к 23.00. Данный шаг он объяснил желанием положить конец «слишком эмоциональной кампании» и стремлением «подать руку» политикам, представляющим другие взгляды. Оппозиционный кандидат отверг данное предложение, поскольку на тот момент разрыв между кандидатами составлял менее 1% и всё в итоге легко могло измениться [20].

Нельзя не сказать, что второй тур выборов вновь подтвердил существование «двух Польш». Если говорить о возрастных категориях, то ядром избирателей А. Дуды по оказались люди старше 60 лет — в этой категории его поддержка составила 60,4%. Напротив, Р. Тшасковский получил наибольшую поддержку у лиц в возрасте 18-29 лет, среди которых за него проголосовали 63,7%. Выборы показали также и политический раскол в Польше по линии «город-деревня». Если в сельской местности и небольших городах несомненный лидером был А. Дуда (63,2% голосов избирателей), то в больших городах безусловную победу одержал Р. Тшасковский (66,5%).

Принципиально по-разному голосовали за кандидатов и избиратели, имеющие разный уровень образования. Действующий президент получил максимальную поддержку среди лиц с одним только начальным образованием (77,3%) и лиц, закончивших профессиональные училища (74,7%). Среди избирателей, имеющих полное среднее образование, поддержка кандидатов была примерно равной. В этой категории А. Дуду поддержали 50,3% избирателей, а Р. Тшасковского — 49,7%. Наконец, среди избирателей с высшим образованием с большим отрывом первенствовал кандидат «Гражданской платформы» (65,9%) [23].

Наконец, следует отметить и территориальное разделение польского электората в зависимости от идеологической ориентации, которое носит довольно устойчивый характер и существует уже длительное время. Это разделение условно проходит по линии «восток-запад». Восточные воеводства (регионы) традиционно поддерживают консерваторов («Право и справедливость»), западные — либералов («Гражданская платформа»). Не стали исключением и прошедшие выборы. На востоке страны максимальной поддержкой пользовался А. Дуда, а на западе и в центре — Р. Тшасковский.

Электоральное разделение Польши между сторонниками либералов и консерваторов. Иллюстрация: fakt.pl

Исследователи отмечают, что электоральная карта Польши удивительным образом совпадает с линиями разделов Польши в XVIII — начале XX века. Консерваторы имеют максимальную поддержку на территориях, ранее входивших в состав Российской империи (Царство Польское) и Австро-Венгерской империи (юго-восток страны). Напротив, бастионами либералов являются регионы, ранее входившие в состав Германской империи и так называемые «возвращенные земли» (этим термином в Польше обозначаются территории, отошедшие к ней по итогам Второй мировой войны).

В связи с этим нельзя не отметить, что по территориальному разделению избирателей Польша удивительно напоминает Украину, где на протяжении длительного времени западные области поддерживают националистов и сторонников сближения с ЕС, а восточные и южные отдают предпочтение партиям пророссийской ориентации. Всё вышесказанное убедительно подтверждает тезис о глубоком идеологическом расколе в польском обществе, который весьма далек от своего преодоления.

После оглашения официальных результатов голосования появилось большое количество глубокомысленных статей экспертов, заявлявших о том, что после столь драматичных выборов президент «станет другим» и мы увидим версию «Дуда 2.0» (как всё же удивительно похожи наши страны…). Однако уже первые шаги «обновлённого» президента Дуды и его партии после выборов показали, что никаких изменений в перспективе от них ждать не стоит. Так, сразу после своей победы А. Дуда объявил, что свой первый официальный визит он нанесёт в США. И это неудивительно, поскольку действующий президент всегда был активным проводником проамериканского внешнеполитического курса.

Также всем стало совершенно ясно, что отношения Польши с руководством ЕС по-прежнему будут далеки от идеальных. В частности, глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен поздравила А. Дуду с победой на выборах, но заявила, что не планирует пока приглашать его на встречу в Брюссель [24]. И это неудивительно, поскольку руководство ЕС рассматривает Польшу как одного из главных проводников антилиберальной, антидемократической и гомофобной идеологии в объединенной Европе.

Вскоре после президентских выборов польские власти показали, что у руководства ЕС есть основания для такого отношения к современной Польше. В конце июля министр юстиции Польши Збигнев Зиобро заявил, что страна планирует выйти из Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция). (Польша присоединилась к конвенции, когда у власти находилась «Гражданская платформа»). По мнению министра, данная конвенция является «вредным» документом, поскольку предусматривает преподавание в школах концепции «гендера как социально сконструированной роли», нарушает права родителей и носит идеологический характер [25].

Акция протеста против выхода Польши из Стамбульской конвенции. Надписи на плакатах: «Женская забастовка» и «Дайте жить». Фото: apnews.com

Ответ Европы на эту инициативу не заставил себя ждать. Министр Франции по делам Европы Клеман Бон заявил, что в случае выхода из конвенции Польша может получить «удар по кошельку» в виде сокращения финансирования со стороны ЕС [26]. Таким образом, в отношениях Польши и ЕС сразу после выборов возник «новый фронт». Пока PiS демонстрировала приверженность своим ценностям, либеральная оппозиция, недовольная результатами выборов решила оспорить их в суде. 16 июля представители «Гражданской платформы» подали в Верховный суд Польши жалобу, в которой содержалось требование о признании прошедших выборов недействительными.

Основаниями для подачи жалобы стали явная предвзятость государственного телевидения, прямо агитировавшего в ходе кампании за Анджея Дуду, недостатки, связанные с регистрацией избирателей и подсчетом голосов избирателей, голосовавших за границей [27]. 1 августа 2020 года Верховный суд оставил жалобу «Гражданской платформы» без рассмотрения, заявив, что данная жалоба «не касалась самого процесса голосования и определения результатов голосования» [28].

В заключение хотелось бы сказать о том, что знаменуют результаты польских выборов для будущего российско-польских отношений. Совершенно очевидно, что в этой области в ближайшее время не произойдет никаких существенных изменений. Несмотря на почти полное сходство культурно-идеологических взглядов руководства Польши и России, отношения между странами по-прежнему останутся достаточно враждебными, поскольку по большинству актуальных вопросов мировой политики взгляды Варшавы и Москвы остаются кардинально противоположными.

Очередным доказательством этого стало создание 29 июля новой платформы сотрудничества под названием «Люблинский треугольник», объединившей Польшу, Литву и Украину. Одной из целей этого объединения была объявлена координация единой политической линии в отношении России [29]. Зная позицию всех этих стран в отношении политики российских властей, нетрудно догадаться, каким будет характер данной координации.

«Люблинский треугольник» на карте. Фото с golospravdycom.livejournal.com

Прошедшие выборы показали, что на данный момент в Польше основными политическими силами по-прежнему остаются консервативная «Право и справедливость» и либеральная «Гражданская платформа», и шансы на появление в ближайшее время крупной третьей партии весьма невелики. При этом уровень идеологического и политического противоборства между двумя соперничающими лагерями крайне высок и практически не имеет аналогов в других странах Восточной Европы. Насколько существующий раскол в польском обществе сохранится в существующем виде или будет постепенно преодолеваться, покажет уже ближайшее будущее.

  1. Саморуков М. Пока Брюссель не смотрит. Как изменит Польшу и Европу новая победа Качиньского // Московский Центр Карнеги, 14.10.2019
  2. Szumowski o przedłużeniu kadencji prezydenta: bardzo dobra propozycja // Wiadomosci.onet.pl, 15 kwietnia 2020
  3. Koalicja Obywatelska proponuje wybory prezydenckie za rok // TVN24, 20 kwietnia 2020
  4. Сердюк В. Вопреки эпидемии: почему Польша не хочет переносить президентские выборы // Европейская правда, 30 МАРТА 2020
  5. Сердюк В. Президент по почте: как Польша хочет проводить выборы во время пандемии // Европейская правда, 8 АПРЕЛЯ 2020
  6. Wojciechowska R. Wybory 2020. Byli prezydenci i premierzy zapowiedzieli bojkot majowych wyborów korespondencyjnych // Dziennik Bałtycki, 30 kwietnia 2020
  7. Желиховский С., Панченко Ю. Выборы против правил: почему Польша еще не скоро получит новоизбранного президента // Европейская правда, 7 МАЯ 2020
  8. Gradus M. Wybory prezydenckie odbędą się 28 czerwca — podała marszałek Sejmu // Niezależna.pl, 03.06.2020
  9. Zaborowska M. Małgorzata Kidawa-Błońska rezygnuje ze startu w wyborach prezydenckich // RMF 24, 15 maja 2020
  10. Приходько Е. Борьба за голоса. Что обещают кандидаты в президенты Польши // Новая Польша, 25 июня 2020
  11. The Election of the President of the Republic of Poland 28th June 2020. First round voting results // Państwowa Komisja Wyborcza
  12. The Election of the President of the Republic of Poland 28th June 2020. Turnout in first round of Presidential Election 2020 // Państwowa Komisja Wyborcza
  13. Obwieszczenie Państwowej Komisji Wyborczej z dnia 11 maja 2015 r. o wynikach głosowania i wyniku wyborów Prezydenta Rzeczypospolitej Polskiej // Państwowa Komisja Wyborcza
  14. Садовская-Комлач М. Гомофобия, монашество, национализм. В Польше завершился первый тур выборов президента. Кто борется за голоса выбывших кандидатов? // Новая газета, 30 июня 2020
  15. Miłosz M., Osiecki G. PiS tylko udaje partię antyunijną i konserwatywną. Bosak: To partia etatystycznej centrolewicy [WYWIAD] // Gazeta prawna.pl, 23.01.2019
  16. Потоцкий М. Второй тур выборов. Дуда vs Тшасковский // Новая Польша, 07 июля 2020
  17. Рокоссовская А. Польша потребовала от Германии разобраться с публикациями СМИ о выборах // Интернет-портал «Российской газеты», 09.07.2020
  18. В Польше хотят создать музей жертв резни на Волыни // СТРАНА.ua, 11 июля 2020
  19. Польша начнёт защищать детей и семьи от геев? // ИА REGNUM, 9 июля 2020
  20. Садовская-Комлач М. Расколотая Польша. Действующий президент Анджей Дуда победил на выборах с минимальным преимуществом // Новая газета, 13 июля 2020
  21. The Election of the President of the Republic of Poland 28th June 2020. Second round voting results // Państwowa Komisja Wyborcza
  22. The Election of the President of the Republic of Poland 28th June 2020. Turnout in second round of Presidential Election 2020 // Państwowa Komisja Wyborcza
  23. Приходько Е. Как голосовали поляки и почему // Новая Польша, 14 июля 2020
  24. Istanbul Convention: Poland to leave European treaty on violence against women // BBC News, 25 July 2020
  25. Франция угрожает Польше из-за выхода из Стамбульской конвенции о защите женщин // СТРАНА.ua, 29 июля 2020
  26. Polish opposition challenges outcome of presidential election // France24, 17/07/2020
  27. Верховный суд Польши отклонил жалобу «Гражданской платформы» по поводу выборов // Европейская правда, 2 АВГУСТА 2020
  28. Литва, Польша и Украина будут координировать позиции в рамках пересмотра отношений ЕС и РФ // ТАСС, 29 июля 2020

Фото в начале статьи: Анджей Дуда во время избирательной кампании. Фото: epa.eu

Оставьте комментарий