Западная Африка: выборы посреди пандемии, джихада и диктатуры. Часть I.

[Колонка шеф-редактора]

Пандемия невиданного доселе короновируса, внезапно охватившая планету, внесла необратимые коррективы во все социальные, экономические и политические процессы, происходящие в мире. Не обошла она стороной и процессы электоральные, посредством которых до сих пор избирались, формально или действительно, представительные органы разных уровней власти в большинстве современных государств (ну, или тех публично-правовых образований, которые сегодня принято называть государствами). Данной статьёй мы начинаем серию обзоров по регионам мира, в которых постараемся проследить, как же вели себя организаторы и непосредственные участники различных избирательных кампаний, проведение которых было запланировано на 2020 год ещё до наступления эры всеобщей самоизоляции и непреодолимого социального дистанцирования.

Начнём мы с Западной Африки. Общеизвестно, что данный макрорегион входит в пул стран и регионов, с которыми российское руководство связывают наиболее тёплые и практически родственные отношения — ведь только этим можно объяснить тот факт, что за прошедшие 20 лет Россия по-братски «простила» странам Западной Африки долги в размере без малого 300 миллионов долларов (напомним, что всей Африке за указанный период российское руководство простило более 20 миллиардов долларов [1]).

Учитывая, что своему собственному народу российское руководство за прошедшие 20 лет не простило ничего и ничего не забыло, закрадываются смутные подозрения, что в действительности российское руководство больше симпатизирует народностям йоруба, баланте, фульбе и бамбара, чем рязанцам, пермякам, новосибирцам, калмыкам или хабаровчанам (хотя, справедливости ради, надо признать, что есть на просторах юга России одна республика, которой российское руководство благоволит даже больше, чем Мали или Бенину).

Итак, посмотрим, до каких же вершин демократии поднялись страны Западной Африки за счёт российских налогоплательщиков и не поколебал ли злобный короновирус устои безоговорочного соблюдения избирательных прав безмятежных граждан западноафриканских республик.

Бенин: «диктатура избирательного закона» и «муниципальные фильтры»

Республика Бенин, которой Россия уже простила долгов более чем на 43 млн $ [1], относится к категории беднейших аграрных стран Африки. Половина населения Бенина занята хлопководством, другая половина — выращивает анансы, бананы, кофе и кукурузу. Страна обладает полезными ископаемыми (золото, мрамор, медь и даже нефть и газ), но извлечь их из земли, переработать и пустить на экспорт или привлечь для этих целей иностранных инвесторов у правительства пока получается плохо. Экономика во многом зиждется на международной финансовой помощи. Крупнейшим внешнеторговым партнёром Бенина является Китай. Население Бенина довольно молодо, хотя из 100 новорожденных и умирает 7. Средняя продолжительность жизни 59 лет, до почтенного возраста 65 лет доживает менее 3% бенинцев, более 36% населения живёт за чертой бедности [2].

Президент Бенина Патрис Талон выступает на национальном телевидении с заявлением относительно ситуации с короновирусом. 29 марта 2020 года. Фото: DR / Présidence béninoise

С 1904 года Бенин (в то время Дагомея) был колонией Франции, в 1960 году получил независимость. С тех пор бенинская элита воспитывается во французских вузах и во многих аспектах государственной политики ориентируется на Францию. В 2016 году президентом Бенина был избран «хлопковый король» Патрис Талон, анонсировавший дерзкую программу реформ, направленную на мощный приток иностранных инвестиций и феноменальный рост рабочих мест. Однако пока наблюдатели отмечают лишь феноменальный рост хлопкового бизнеса самого Патриса Талона, формально принадлежащего его жене, детям и ближайшим друзьям (всё, как в одной большой красивой северной стране).

В 2018 году, за 6 месяцев до очередных парламентских выборов, в Бенине в первом чтении был принят новый Избирательный кодекс, существенно сузивший для оппозиции окно возможностей попасть в представительные органы власти легальным путём. Отныне в парламент (Национальную Ассамблею) могли пройти лишь партии и избирательные блоки, набравшие не менее 10% голосов избирателей, а залог, который партии или блоку необходимо внести для участия в парламентских выборах, был увеличен в 30 (!) раз (до 249 млн франков, что эквивалентно 380 тысячам евро). При этом залог для участия в президентских выборах был увеличен почти в 17 раз (до 250 млн франков) [3] (в дальнейшем, однако, размеры залога были существенно снижены).

Инициированная президентом Талоном избирательная реформа, как и задумывалось, привела к укрупнению политических партий за счёт ликвидации мелких политических игроков (до реформы в Бенине действовало около 200 партий) [3] и к монополизации политической деятельности в руках двух политических сил, на разный лад поддерживающих Патриса Талона, — Прогрессистский союз (фр. Union progressiste) и Республиканский блок (фр. Bloc républicain). В ходе парламентских выборов 28 апреля 2019 года в Национальную Ассамблею прошли два пропрезидентских блока — Прогрессистский союз и Республиканский блок, которые и поделили места в парламенте. Оппозиционные партии не были допущены к участию в выборах, поскольку не смогли выполнить новые требования избирательного законодательства. Оппозиция не признала результаты выборов, в Бенине начались массовые протесты, страна погрузилась в пучину политического кризиса [4].

Улицы города Котону во время избирательной кампании в мае 2020 года. Фото: © Séraphin. Zounyekpe / AID

Избирательный кодекс, окончательно принятый 13 ноября 2019 года, изменил и правила проведения местных выборов. Теперь к участию в них допускаются только партии, способные выставить собственных кандидатов в каждом из 546 избирательных округов Бенина, при этом для соблюдения данного требования запрещено создавать партийные блоки и объединения. В таких условиях правительство Бенина, не убоявшись смертоносной короновирусной пандемии, назначило на 17 мая 2020 года выборы в местные советы (а их в Бенине 77).

И вот когда 11 марта Национальная автономная избирательная комиссия (CENA) завершила приём документов, оказалось, что на участие в выборах всего 8 партий смогли подать заявки, соответствующие новым требованиям закона, в то время как в прошлых муниципальных выборах 2015 года приняли участие 34 партии и партийных блока [5]. Ведущие оппозиционные силы вновь лишились возможности участвовать в выборах. Сложно сказать, насколько новые правила проведения выборов, как на общенациональном, так и на местном уровне, содействуют наилучшему осуществлению гражданами Бенина своих избирательных прав, настораживает только то, что в своё время аналогичные изменения были произведены и в избирательном законодательстве России.

Оппозиция назвала предстоящие выборы по новым правилам обманом и призвала к их бойкоту [5]. Кроме того, 17 апреля 2020 года Африканский суд по правам человека и народов (Аруша, Танзания) в рамках производства по жалобе бенинского оппозиционного политика Себастиена Ажавона, приговорённого в Бенине к 20-ти годам лишения свободы за незаконный оборот кокаина в особо крупных размерах, предписал бенинским властям отложить проведение назначенных на 17 мая местных выборов до того дня, когда будет вынесено решение по существу жалобы. Естественно, правительство Бенина назвало это грубым вмешательством во внутренние дела суверенного государства и заявило, что избирательный процесс в Бенине подчиняется исключительно бенинским юрисдикционным органам [6]. «Суверенная бенинская демократия» в действии…

Президент Бенина Патрис Талон в день голосования 17 мая 2020 года. Фото: © Charles Placide

Другим фактором, неизбежно повлиявшим на проведение выборов, стала пандемия короновируса, не обошедшая стороной и Бенин. За несколько дней до выборов показатель общего числа инфицированных в стране достиг 339 заражённых, двое из которых умерло. В день выборов показатель был тем же [4]. Более того, на момент написания этой статьи указанный показатель был таким же. Связано ли это с тем, что эпидемия в Бенине за несколько дней до проведения выборов была остановлена умелыми и своевременными действиями правительства? Не думаю… не думаю, что она была остановлена. Очевидно, что умелыми и своевременными действиями правительства за несколько дней до выборов в Бенине было остановлено тестирование на наличие короновируса.

Тем не менее, осознание наличия пандемии позволило правительству наложить существенные ограничения на проведение избирательной кампании. Было запрещено проведение собраний численностью более 50 человек, поэтому предвыборная агитация ограничилась использованием СМИ и развешиванием плакатов. Оппозиция призвала избирателей не ходить на выборы, в том числе, пугая их опасностью заражения. В день голосования CENA потребовала от избирателей и участников заходить на участки только в защитных масках и соблюдать дистанцию величиной в метр, а также обеспечила участки гидро-спиртовым гелем. Не смотря на это, явка на многих участках оказалась крайне низкой [4].

Ко дню голосования число участников выборов сократилось до пяти партий, лишь одна из которых — Силы каури за возрождающийся Бенин (фр. Les Forces Cauris pour un Bénin émergent, FCBE) — позиционировала себя в качестве оппозиционной. Ещё две партии-участницы — Демократический союз за новый Бенин (фр. L’Union démocratique pour un Bénin nouveau, UDBN) и Партия демократического обновления (фр. Le Parti du renouveau démocratique, PRD) — открыто и смело заявляли о поддержке президента Талона. Ну и естественно, к участию в выборах были допущены парламентские пропрезидентские партии Прогрессистский союз (UP) и Республиканский блок (BR) [7].

Подсчет голосов на избирательном участке в Абомей-Калави. 17 мая 2020 года. Фото: Jean-Luc Aplogan / RFI

Согласно Избирательному кодексу 2019 года, только те партии, которые получают не менее 10% голосов избирателей в масштабах всей страны, допускаются к распределению мест в местных советах. После этого вновь избранные местные советы должны будут избрать мэров в 77 коммунах Бенина [7]. Важность этого факта для Патриса Талона и его противников заключается в том, что в 2021 году в стране должны пройти президентские выборы, а по новым правилам кандидат в президенты Бенина для своего выдвижения должен пройти «муниципальный фильтр» — получить поддержку не менее 10% депутатов парламента (а их сейчас 83) и/или глав муниципалитетов (мэров), иначе говоря, поддержку не менее 16-ти избранных должностных лиц [8]. И меня опять терзают смутные сомнения: отчего же нынешние избирательные правила в России так похожи на бенинские?

Результаты выборов оказались весьма предсказуемыми, если не считать довольно высокой явки в 49,14%, которой мало кто ожидал. К участию в формировании муниципальных советов и, следовательно, к избранию мэров 77 коммун Бенина по итогам голосования прорвались только три партии, преодолевшие 10%-ный барьер, — парламентские Прогрессистский союз (39,97% голосов) и Республиканский блок (37,38% голосов), а также оппозиционная партия FCBE (14,98%  голосов) [9]. И теперь на целый год в Бенине воцарится интрига — сможет ли кандидат от FCBE на предстоящих президентских выборах пройти пресловутый «муниципальный фильтр», установленный Избирательным кодексом 2019 года? Поскольку FCBE не представлена в парламенте, её кандидату в президенты придётся искать поддержки как минимум 16-ти мэров бенинских коммун. Как заявил самый оптимистично настроенный из руководителей FCBE Теофиль Яру, «это будет трудно, но не невозможно» [8].

Учитывая, что президентские партии по итогам прошедших выборов гарантированно будут контролировать 70 из 77 муниципальных советов, а следовательно и мэров, оптимизм месье Яру видится, мягко говоря, не вполне обоснованным. Окончательное решение о результатах выборов, согласно законодательству, должен вынести Верховный суд Бенина, после чего в течение следующих двух недель к своим обязанностям приступят 1815 вновь избранных депутатов муниципальных советов — 820 от UP, 735 от BR и 260 от FCBE — которые затем из своего состава выберут мэров, их заместителей и глав городских округов [10].

Нарядные бенинки на избирательном участке в Котону 17 мая 2020 года. Фото: Yanick Folly / AFP

Как видим, короновирусная пандемия, специально замедлившая своё распространение в Бенине на время проведения муниципальных выборов, никак не помешала планам президента Талона практически полностью укомплектовать местные органы власти своими сторонниками и, тем самым, ещё больше укрепить свою и без того почти безграничную власть над одной из самых нищих западноафриканских стран, которая никак не может избавиться от комплекса колониального придатка более развитых государств. Установленная Талоном «диктатура избирательного закона», специально разработанного таким образом, чтобы лишить оппозиционные партии возможности получить даже минимальное представительство в органах власти, позволит новоявленному бенинскому автократу без особого труда выиграть следующие президентские выборы, а там можно подумать и о внесении изменений в конституцию, и об обнулении сроков… Почему у меня сейчас такое впечатление, что я давно уже живу в Бенине?

  1. Как Россия списывала долги странам Африки // ТАСС, 23 ОКТ 2019
  2. Бенин // Большая российская энциклопедия
  3. Duhem V. Bénin : le nouveau code électoral suscite la polémique // Jeune Afrique, 27 septembre 2018
  4. Benin votes in controversial local polls despite COVID-19 threat // Al Jazeera, 18 May 2020
  5. Soudan F. Les municipales au Bénin, un test démocratique // Jeune Afrique, 19 mars 2020
  6. Vidjingninou F. Élections locales au Bénin : le gouvernement dénonce « l’immixtion » de la CADHP // Jeune Afrique, 22 avril 2020
  7. Millecamps M. Élections au Bénin : un scrutin calme, mais des craintes de forte abstention // Jeune Afrique, 18 mai 2020
  8. Millecamps M. Bénin : l’opposition aura-t-elle un candidat en 2021 ? // Jeune Afrique, 27 mai 2020
  9. DECISION PORTANT PROCLAMATION DES RESULTATS — COMMUNALES 2020 // Commission électorale nationale autonome, 20 mai 2020
  10. Vidjingninou F. Élections au Bénin : les partis pro-Talon confirment leur suprématie // Jeune Afrique, 21 mai 2020

Фото в начале статьи: Избирательные агенты и партийные наблюдатели на избирательном участке в Котону, Бенин, в день местных выборов 17 мая 2020 года. Фото: Yanick Folly / AFP

Оставьте комментарий