Абхазия: «отравленные выборы» и «северные миллиарды»

Coat_of_arms_of_Abkhazia.svg9 ноября сего года прошла торжественная инаугурация вновь избранного президента самопровозглашенной Республики Абхазия Рауля Хаджимбы. Очередные президентские выборы в Абхазии состоялись 25 августа 2019 года, им предшествовала напряжённая предвыборная борьба, в ходе которой был отравлен лидер оппозиции и вероятный фаворит выборов Аслан Бжания.

Появление этого государства на карте мира стало одним из результатов распада Союза Советских Социалистических Республик (СССР). В годы советской власти Абхазия входила в состав Грузинской ССР в качестве Абхазской Автономной Советской Социалистической Республики (Абхазской АССР). В ходе распада СССР и стремления Грузии создать независимое государство отношения между грузинами и абхазами, которые и раньше не были идеальными, стали стремительно ухудшаться. Абхазия настаивала на сохранении прежнего автономного статуса, что, однако, вызывало резкое неприятие у значительной части грузинской элиты, пришедшей к власти в период Перестройки.

В 1991 году Грузия провозгласила независимость и восстановила действие Конституции 1921 года, в соответствии с положениями которой Грузия рассматривалась в качестве унитарного государства. После этого всем наблюдателям стало очевидно, что конфликт между Грузией и Абхазией не заставит себя ждать. Так и произошло. В 1992—1993 годах на территории Абхазии происходили полномасштабные боевые действия, которые мировое сообщество назвало «грузино-абхазским вооруженным конфликтом», а сами абхазы «войной за независимость».

В данном конфликте грузинской армии противостояло не только абхазское ополчение, но и большие отряды добровольцев из российских республик Северного Кавказа. В результате боевых действий осенью 1993 года грузинская армия потерпела сокрушительное поражение. Президент Грузии Эдуарда Шеварднадзе буквально накануне штурма столицы Абхазии г. Сухуми бежал из осажденного города на самолете. В результате Абхазия приобрела фактическую государственную независимость.

Архивное фото: Эдуард Шеварнадзе в Сухуми во время грузино-абхазской войны. Фото: Sputnik

Следует сказать и о другом последствии этой войны — о произошедшей в Абхазии подлинной демографической катастрофе. Согласно последней советской переписи населения 1989 года, в Абхазской АССР проживало более 525 тысяч человек. Из них абхазы составляли только 17,8% населения, грузины — 45% и чуть более чем по 14% составляли русские и армяне [1]. В ходе войны, сопровождавшейся этническими чистками, из республики бежало всё грузинское население и часть представителей других национальных групп. В результате этого исхода население Абхазии уменьшилось более чем в два раза, что имело своим следствием возникновение нерешенной до сих пор проблемы грузинских беженцев. В итоге на сегодняшний день в Абхазии проживает всего лишь около 240 тысяч человек, из которых абхазы составляют чуть более половины [2].

После условной победы в войне Абхазия заявила о своей государственной независимости, которая, однако, не была признана ни одной другой страной, включая Россию. С 1994 года между Грузией и Абхазией при международном посредничестве начались вялотекущие переговоры о будущем статусе «мятежной республики». По сути дела, эти переговоры с самого начала не имели особой перспективы, поскольку позиции сторон по вопросу о будущем Абхазии были диаметрально противоположны. Грузия стремилась к восстановлению своей территориальной целостности, Абхазия же совершенно не собиралась отказываться от добытой в боях независимости, опираясь при этом на молчаливую поддержку России.

Эти переговоры могли продолжаться многие десятилетия, однако ситуация неожиданно изменилась в августе 2008 года. 8 августа грузинская армия вошла на территорию Южной Осетии, что вызвало вмешательство в начавшийся конфликт Российской Федерации. Главным политическим следствием последовавшей за этим так называемой «российско-грузинской войны» стало признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии. Уже 26 августа 2008 года, основываясь на обращении Государственной думы и Совета Федерации, президент РФ Дмитрий Медведев, игнорируя возражения западных стран, подписал указ о признании Россией независимости Абхазии [3].

С этого момента международно-правовой статус Абхазии претерпел некоторые изменения, поскольку из непризнанного Абхазия превратилась в частично признанное государство. На сегодняшний день Абхазия в качестве независимого государства признается только 5 странами: Россией, Венесуэлой, Науру, Никарагуа и Сирией (в том виде, в каком последняя находится на данный момент). Кроме того, независимость Абхазии признана некоторыми другими самопровозглашенными государствами, такими как Южная Осетия, Приднестровская Молдавская республика (ПМР), Нагорно-Карабахская республика (НКР) и Донецкая Народная республика (ДНР).

При этом важнейшее значение имеет, конечно, признание абхазской независимости со стороны Российской Федерации. Значимость этого признания подчеркивается тем, что по экспертным оценкам более 80% населения Абхазии имеет российские заграничные паспорта [4], а бюджет республики на 50-70% зависит от финансовой помощи со стороны «северного соседа».

Следует отметить, что на протяжении всей истории независимой Абхазии её политическая жизнь характеризовалась довольно жестким противоборством различных политических сил, иногда сопровождавшимся применением взаимного насилия. Если говорить о современной расстановке политических сил в республике, то необходимо учитывать, что она в значительной степени сложилась под влиянием досрочных президентских выборов, прошедших в 2011 году после кончины президента Абхазии Сергея Багапша. В этих выборах победу уже в первом туре одержал бывший премьер-министр и вице-президент Абхазии Александр Анкваб, получивший 54,86% избирателей [5].

Александр Анкваб во время своей инаугурации в 2011 году. Фото: Сергей Лидов / Коммерсантъ

Как показали последующие события, А. Анкваб не смог в должной мере оправдать предоставленный ему кредит народного доверия. Недовольство населения социально-экономической и политической ситуацией в стране привело к массовым акциям протеста, начавшимся в Сухуми в конце мая 2014 года. Лидером «народного сопротивления» стал один из основных оппонентов действующего президента Рауль Хаджимба. Акции оппозиции практически сразу приобрели насильственный характер и завершились взятием президентского дворца.

31 мая 2014 года парламент Абхазии своим решением лишил А. Анкваба президентских полномочий. На следующий день Анкваб успел улететь на вертолете на российскую военную базу. Практически одновременно с этим Р. Хаджимба провозгласил создание временного правительства. Скажем откровенно, произошедшие в Сухуми события, как это ни удивительно, являются практически полной аналогией того, что произошло в Киеве несколькими месяцами ранее. Однако, если украинские события были объявлены в России «фашистско-бандеровским переворотом», события в Абхазии были восприняты российским руководством более прагматично.

Россия, уже давно взявшая на себя роль «покровителя» Абхазии, не смогла остаться в стороне от происходящего. Российские представители попытались организовать переговоры между противоборствующими сторонами, которые в итоге оказались безрезультатными. В этой ситуации единственным выходом из сложившейся ситуации стало проведение досрочных президентских выборов, которые были назначены на 24 августа 2014 года. В них победу уже в первом туре одержал лидер «абхазского Майдана» Рауль Хаджимба, за которого проголосовало 50,57% избирателей.

Для Р. Хаджимбы, начинавшего свою карьеру ещё в рядах советского КГБ, эти выборы стали уже четвертой попыткой занять пост главы государства, которая на этот раз всё же увенчалась успехом. Главным его конкурентом на этот раз стал поддержанный А. Анквабом председатель Службы государственной безопасности Абхазии генерал-майор Аслан Бжания, также начинавший свою карьеру в КГБ СССР (состав политической  элиты Абхазии, надо сказать, удивительно похож на состав политической и экономической элиты её большого северного соседа…).

Рауль Хаджимба голосует на выборах президента в 2014 году. Фото: www.aa.com.tr

А. Бжанию на выборах поддержало 35,91% избирателей [6]. Результат А. Бжании достаточно отчетливо показал, что далеко не все в Абхазии согласны с приходом к власти Р. Хаджимбы и прошедшие выборы не привели к прекращению политического противостояния в стране. Попытки оппозиции сместить ненавистного ей Р. Хаджимбу не заставили себя долго ждать. Уже осенью 2015 года главная оппозиционная партия страны «Амцахара» попыталась инициировать вынесение вотума недоверия президенту. В марте 2016 года оппозиция начала сбор подписей за проведение референдума по вопросу о досрочных президентских выборах. В течение месяца необходимое число подписей было собрано, что открыло дорогу для проведения референдума.

Первоначально планировалось, что голосование пройдет осенью, однако Р. Хаджимба неожиданно для многих назначил его на 10 июля 2016 года. Эта дата категорически не устраивала оппозицию, которая призвала избирателей к бойкоту инициированного ею же самой референдума, что следует признать достаточно уникальным случаем в мировой политической практике. Все события, связанные с проведением этого референдума, мы уже освещали в одной из своих предыдущих статей. Отметил лишь, что в ходе референдума был поставлен мировой рекорд по явке избирателей, которая в итоге составила 1,23%.

Потерпев неудачу с референдумом, оппозиция решила дать бой Раулю Хаджимбе на президентских выборах, назначенных на лето 2019 года. Теоретически, кандидатом от оппозиции на этих выборах мог бы стать вернувшийся в страну политический эмигрант Александр Анкваб, который к этому моменту уже успел стать депутатом парламента. Однако выдвижение его кандидатуры было невозможно исходя из содержащихся в конституции Абхазии правовых ограничений. Согласно ч. 2 ст. 49 Конституции, президентом страны не может быть избрано лицо в возрасте старше 65 лет [7], а на момент проведения выборов Анквабу уже исполнилось 66. Следует отметить, что подобное возрастное ограничение является довольно редким явлением в современном мировом конституционном праве.

В этой ситуации несомненным лидером оппозиции становился участвовавший в предыдущих президентских выборах Аслан Бжания. Многие эксперты были уверены, что ему вполне по силам одержать победу на выборах летом 2019 года. Однако все расчеты оппозиции рухнули в апреле, когда А. Бжания был экстренно госпитализирован в больницу Сочи, где он в тот момент находился. Как позднее установили врачи, А. Бжания и двое его охранников были отравлены. При этом особо тяжелая степень отравления была зафиксирована именно у Бжании, который даже утратил способность говорить [8].

Аслан Бжания начинает избирательную кампанию. Фото: www.ekhokavkaza.com

Казалось бы, это отравление можно списать на случайность, поскольку такие технологии уничтожения политических конкурентов более характерны для Средневековья, однако события последних лет («дело Литвиненко», «дело Скрипалей» и др.) показывают, что использование «методов Медичи» в политических целях вновь стало актуальным в современной политике. После того как выяснилось, что А. Бжания физически не сможет принять участие в выборах, оппозиция потребовала перенести их на осень. Следует отметить, что  сам факт отравления одного из возможных кандидатов на президентских выборах ни в одной стране не является достаточным основанием для переноса даты их проведения. Абхазия, однако, и в этом случае смогла продемонстрировать свою политико-правовую специфику.

Под давлением оппозиции, которая начала массовые акции протеста, парламент принял решение перенести дату выборов на 25 августа 2019 года, исходя из того, что к этому моменту состояние здоровья Аслана Бжании позволит ему принять в них участие [9]. Это спорное с правовой точки зрения решение было продиктовано опасениями по поводу того, что оппозиция не признает итогов выборов, прошедших без участия в них своего лидера, и страна вновь окажется в ситуации жесткого политического конфликта. И зная темперамент жителей Абхазии, нетрудно было предположить, что этот конфликт опасен применением насилия.

Однако, как показали последующие события, перенос выборов не принёс оппозиции ощутимых преимуществ. Состояние здоровья А. Бжании, который проходил лечение в Германии, кардинально не улучшилось и 15 июля его представители заявили, что он не будет принимать участие в предстоящих выборах [10]. В результате, за месяц до выборов в Абхазии возникла совершенно новая политическая ситуация, связанная с тем, что главный претендент на должность главы государства выбыл из предвыборной гонки, а рейтинг действующего президента оставался на относительно невысоком уровне.

В этой ситуации ряд политиков «второго эшелона» решил попробовать свои силы в борьбе за пост президента. В итоге до участия в выборах были допущены сразу 9 кандидатов, что весьма нехарактерно для Абхазии: в президентских выборах 2011 года участвовало трое кандидатов, в 2014 году — четверо. Тем не менее, несмотря на столь значительное число кандидатов, уже первые социологические опросы показали, что реальные шансы на победу имеют только трое из них. Первым был действующий президент Р. Хаджимба, который, несмотря на снизившиеся рейтинги, мог рассчитывать на поддержку определенной части электората. Кроме того, именно в его руках находился пресловутый «административный ресурс».

Предвыборный плакат Алхаса Квицинии. Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Основными оппонентами Хаджимбы стали весьма своеобразные кандидаты, которых лучше было бы назвать «кандидатами-заместителями». Первым из них стал выдвинутый партией «Амцахара» Алхас Квициния. Его выдвижение стало результатом отравления А. Бжании, который первоначально был кандидатом от этой политической силы. Действия отравителей заставили партию срочно выдвигать нового кандидата практически за месяц до проведения выборов. Следует отметить, что А. Квициния никогда не был значимой фигурой в абхазской политике, в течение многих лет занимая не очень заметный пост заместителя главы администрации г. Сухуми. По сути, его роль на выборах заключалась в том, чтобы быть «голосом А. Бжании».

Вторым значимым конкурентом действующего президента стал Олег Аршба, начинавший свою карьеру в органах госбезопасности (как это по-абхазски…), а с 2012 года работавший заместителем министра иностранных дел Абхазии (существует и такое ведомство). В ходе избирательной кампании Олег Аршба позиционировал себя в качестве независимого кандидата, однако в Абхазии ни для кого не было секретом, что за его спиной стоит А. Анкваб, который в силу возраста не смог самостоятельно участвовать в выборах. Таким образом, в действительности предвыборная борьба шла между Р. Хаджимбой, А. Бжанией и А. Анквабом, хотя двое последних участвовали в ней через чужие «говорящие головы».

В ходе предвыборной кампании наиболее обсуждаемыми темами стали борьба с коррупцией и преступностью и обеспечение устойчивого экономического роста. При этом все восемь оппозиционных кандидатов тратили основную часть своего времени на разоблачение ни на что не способного «режима Хаджимбы». Особенно жесткая критика в адрес действующего президента звучала со стороны Алхаса Квицинии. В своем программном обращении перед выборами он дал душераздирающую картину того состояния, в котором находится страна, и предложил программу реформ практически во всех сферах общественной жизни [11].

В этой ситуации Рауль Хаджимба решил сделать основной акцент на своих успехах во внешнеполитической сфере. Основным достижением своего правления Хаджимба провозгласил дипломатическое признание Абхазии со стороны Сирии. Критики президента, однако, сразу указали на два момента, существенно снижавших значение этого события. Во-первых, в нынешнем состоянии Сирия представляет собой весьма специфическое политическое образование, на территории которого идет гражданская война, усугубляемая военным вмешательством сразу нескольких иностранных государств. Во-вторых, совершенно очевидно, что признание стало своеобразным подарком сирийского правительства В. В. Путину в обмен на помощь России активно шатавшемуся режиму Башара Асада.

Олег Аршба голосует на избирательном участке в Сухумской школе №14 25 августа 2019 года. Фото: Томас Тхайцук / Sputnik

Другим своим достижением Р. Хаджимба счел заключение в ноябре 2014 года договора о сотрудничестве и стратегическом партнерстве с Россией. В своё время этот документ вызвал в Абхазии весьма неоднозначную реакцию, что совершенно неудивительно. Так, в ст. 3 этого договора устанавливается, что целями российско-абхазского партнерства являются проведение скоординированной внешней политики, создание общего пространства обороны и безопасности, формирование общего социального и экономического пространства и создание условий для участия Абхазии в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, инициированных Российской Федерацией [12].

Принятие подобных условий означало, что по своему правовому статусу Абхазия становится чем-то похожим на французские протектораты, существовавшие до 50-х годов XX века (Индокитай, Марокко, Тунис), в которых при формальном существовании местной власти многие политические вопросы решались в основном в Париже. В обмен на принятие подобных условий, очевидно ограничивающих государственный суверенитет (если о нём всерьёз можно говорить применительно к Абхазии), Россия обязалась ежегодно выделять республике финансовую помощь (под видом инвестиций) в размере более 4 млрд. рублей [13]. Несмотря на недовольство части абхазского общества условиями этого соглашения, оно было ратифицировано парламентом, а президент Хаджимба провозгласил данные договоренности своим личным достижением.

Накануне выборов должны были состояться телевизионные дебаты с участием всех кандидатов, однако Р. Хаджимба и О. Аршба отказались в них участвовать, что сделало проведение дебатов большей частью бессмысленным [14]. Само голосование 25 августа 2019 года прошло в достаточно спокойной обстановке и при относительно высокой явке избирателей, составившей 66,55%. Результаты показали, что в политическом плане Абхазия расколота на три примерно равных по размеру лагеря.

Победителем в первом туре стал действующий президент Р. Хаджимба, за которого проголосовало 23,85% избирателей. Второе место занял А. Квициния с результатом 21,97%. Третьим к финишу пришел О. Аршба, получивший 21,60% голосов [15]. При столь незначительном разрыве в голосах, зная Абхазию можно было бы предположить возможность конфликта (и не только судебного) между сторонниками А. Квицинии и О. Аршбы. Однако этого не произошло, поскольку Олег Аршба сразу признал своё поражение и поздравил А. Квицинию с выходом во второй тур выборов.

Следует отметить, что выборы 2019 года стали уникальными для Абхазии, поскольку они впервые должны были пройти в два тура (ранее для определения победителя всегда хватало одного тура). В сложившейся ситуации «золотая акция» перед вторым туром оказалась в руках О. Аршбы и стоящего за ним А. Анкваба, от голосов сторонников которых теперь зависел исход выборов. При этом, как и предсказывали эксперты, сразу после оглашения результатов первого тура начался процесс политической радикализации общества. 29 августа партия «Амцахара» сделала весьма грозное политическое заявление,  в котором обвинила действующую власть в подкупе избирателей и использовании «административного ресурса».

Припомнили Хаджимбе и свержение Александра Анкваба в 2014 году. По мнению оппозиции, дальнейшее нахождение Р. Хаджимбы и его команды у власти станет губительным для Абхазии и ему должен быть положен конец [16]. В свою очередь, представители действующего президента обвинили оппозицию в чрезмерной агрессивности и стремлении «вести диалог языком ультиматумов», призвав абхазское общество к сдержанности и спокойствию [17].

Пока стороны обменивались грозными реляциями Центральная избирательная комиссия (ЦИК) Абхазии выступила с разъяснением одной никогда ранее не применявшейся нормы, которое в свете происходящих событий могло иметь большое политико-правовое значение. ЦИК решила дать правовое толкование нормы, содержащейся в ч. 2 ст. 19 Конституционного закона «О выборах Президента Республики Абхазия», устанавливающей правила определения победителя второго тура выборов. Согласно закону, избранным должен считаться кандидат, за которого проголосовало больше избирателей, чем за его оппонента, при условии, что число полученных им голосов больше суммы голосов, поданных против него, включая голоса «против всех» [18].

Председатель ЦИК Абхазии Тамаз Гогия (справа) во время пресс-брифинга после второго тура президентских выборов. Сухуми, 9 сентября 2019 года. Фото: Valery Matytsin / TASS

Однако 5 сентября, буквально за 3 дня до второго тура, назначенного на 8 сентября, глава ЦИК Тамаз Гогия после консультаций с Верховным и Конституционным судами сделал заявление о том, что для победы на выборах кандидату будет достаточно простого большинства голосов [19]. Это весьма спорное толкование закона, сделанное главой ЦИК вместо Конституционного суда, в чьи полномочия входит толкование действующего законодательства, как оказалось позднее, имело существенные политические последствия.

Также накануне второго тура стало известно, что команды А. Квицинии и Аршбы-Анкваба всё же решили объединиться для того, чтобы вместе противостоять «ненавистному узурпатору» Р. Хаджимбе. Заключение этого политического альянса дало многим экспертам основания полагать, что победа Алхаса Квицинии уже фактически обеспечена, поскольку электоральный потенциал Р. Хаджимбы, как показали результаты первого тура, был явно не сопоставим с аналогичным потенциалом «оппозиционного тандема».

Само голосование во втором туре выборов 8 сентября 2019 года прошло в достаточно спокойной обстановке, но вот его результаты породили настоящую «политическую бурю». Вопреки практически всем прогнозам победу на выборах с небольшим отрывом одержал действующий президент Рауль Хаджимба. Согласно официальным данным ЦИК, за него проголосовало 47,39% избирателей. Алхас Квициния получил 46,17% голосов. Общая явка избирателей составила 65,99% [20]. Эти результаты вызвали настоящий шок у оппозиции, полагавшей, что победа находится у них в кармане.

Столь неожиданный исход голосования вызвал массу комментариев со стороны экспертов и политиков. В частности, высказывалась точка зрения, согласно которой часть сторонников А. Анкваба не прислушалась к его призыву перед днем голосования и решила не поддерживать А. Квицинию. В итоге оппозиция не смогла мобилизовать своих сторонников перед выборами, что и стало причиной её поражения. Кроме того, эксперты отметили, что за последние годы, ставшие для Абхазии своеобразной «эпохой безвременья и упадка», в стране сформировалась «новая нормальность», при которой многие люди просто привыкли к существующей экономической ситуации и не склонны менять действующую власть, опасаясь ещё большего ухудшения условий жизни [21].

Независимо от возможных объяснений итогов выборов, они засвидетельствовали наличие двух важных моментов. Во-первых, в абхазском обществе продолжает существовать жесткое противостояние между властью и оппозицией, которые имеют в своем распоряжении примерно равное количество сторонников. Во-вторых, это противостояние неизбежно ещё более усилится после оглашения подобных результатов президентских выборов. И продолжение «вечного абхазского политического противоборства» не заставило себя долго ждать.

Уже 10 сентября партия «Амцахара» заявила о непризнании итогов прошедших выборов и потребовала их отмены и проведения повторного голосования. В обоснование своей позиции сторонники А. Квицинии ссылались на беспрецедентную кампанию подкупа и запугивания избирателей, проводившуюся действующей властью, а самое главное, на незаконность решения ЦИК о признании Р. Хаджимбы избранным президентом, основанного на указанном выше произвольном толковании нормы закона председателем этого органа [22]. Отказ признавать это толкование правомерным стал основой для всех последующих действий оппозиции.

Алхас Квициния голосует на избирательном участке. Фото: Sputnik

11 сентября А. Квициния подал в Верховный суд Абхазии исковое заявление о признании незаконным и недействительным решения ЦИК об оглашении итогов прошедших выборов. На фоне рассмотрения этого иска различные политические силы Абхазии стали предпринимать усилия по выходу из возникшего политического кризиса. В частности, бывший президент страны А. Анкваб призвал к проведению повторных выборов, на которых Р. Хаджимба и А. Квициния стали бы частями единой команды, первый — в качестве кандидата в президенты, второй — в вице-президенты [23].

По сути, А. Анкваб предложил повторить старый трюк 2004—2005 годов, когда после массовых акций протеста против победы Сергея Багапша, устроенных Р. Хаджимбой и его сторонниками, при посредничестве Москвы было заключено соглашение о проведении повторных выборов, в ходе которых С. Багапш выступал в качестве кандидата в президенты, а «революционер» Р. Хаджимба — вице-президента. Однако, как оказалось,  Р. Хаджимба был совершенно не намерен «вступать второй раз в одну и ту же реку» и предложение Анкваба, по сути дела, повисло в воздухе.

Параллельно с этими событиями прессе стали известны достаточно скандальные подробности тайной встречи «непримиримого оппозиционера» А. Квициния и «узурпатора» Р. Хаджимбы, в ходе которой первому была предложена должность вице-премьера. Квициния отказался от этого предложения, потребовав вместо этого передать пост премьер-министра А. Анквабу, на что Р. Хаджимба, в свою очередь, ответил отказом. При этом оба участника переговоров в лучших кавказских традициях убеждали общественность, что на эту встречу каждого из них пригласила противоположная сторона [24].

Пока политики искали пути примирения в ходе очередного раунда политического противостояния, на суде по иску об отмене решения ЦИК о признании результатов выборов всплыли новые и весьма интересные факты. Выяснилось, что глава ЦИК Т. Гогия, зная о возможности конфликта между кандидатами по поводу результатов выборов, попросил их представителей не просто согласиться с его толкованием ст. 19 КЗ «О выборах Президента Республики Абхазия», но и представить ему письма обоих кандидатов, подтверждающие их согласие с данным толкованием. Однако к удивлению Гогии представители А. Квицинии заявили в суде, что ни писем, ни какого-либо устного согласия на применение «сомнительного» толкования их кандидат не давал и в силу этого настаивает на отмене противозаконного решения ЦИК [25].

Далее, в ходе итогового заседания суда по делу, состоявшегося 20 сентября, представители А. Квицинии сделали удивительное заявление, признав сам факт написания их кандидатом «политического письма» о согласии с  порядком определения победителя выборов, предложенным ЦИК. Однако, по их мнению, подобные «политические письма»  никакого правового значения не имеют и иметь не могут, а следовательно, не должны приниматься во внимание. В результате, по итогам рассмотрения дела суд всё же принял решение об отказе А. Квицинии в удовлетворении его иска [26]. Сразу после этого сторона истца заявила о намерении обжаловать решение Верховного суда в кассационной инстанции, что и было сделано 7 октября [27]. Рассмотрение кассационной жалобы Квицинии назначено на 18 декабря 2019 года [28].

На этом фоне довольно громко прозвучало заявление Аслана Бжании, который, по сути, и является политическим покровителем А. Квицинии. По мнению Бжании, на данный момент никто не может считаться законно избранным президентом в силу положений действующего законодательства о выборах. Соответственно, после 25 сентября, когда истекает срок полномочий Р. Хаджимбы, его дальнейшее нахождение у власти станет незаконным (и опять возникает вечная тема «Хаджимбы-узурпатора»…). При этом А. Бжания заявил, что в своей борьбе оппозиция будет использовать все те методы, которые в борьбе за власть в своё время использовал сам «узурпатор» [29]. (Если вспомнить, как Рауль Хаджимба прорывался к власти, становится ясно, что нового «абхазского Майдана», видимо, не избежать).

Инаугурация Рауля Хаджимбы 9 ноября 2019 года. Фото: Пресс-служба президента РЮО

Таким образом, в прошедшие президентские выборы не только не способствовали уменьшению политического противостояния в абхазском обществе, но, напротив, вывели его на новый уровень. В этих условиях важным показателем намерения сторон «идти до конца» станет то, как они отреагируют на официальную церемонию инаугурации Рауля Хаджимбы, прошедшую 9 ноября 2019 года. Нельзя исключать, что её проведение станет новым катализатором политического конфликта в Абхазии.

Следует отметить, что в этой непростой ситуации российское руководство решило всё же поддержать переизбранного президента Хаджимбу. Свидетельством этого стало направленное 22 сентября президентом Путиным поручение своему правительству подписать Соглашение о финансировании расходов, направленных на модернизацию вооруженных сил Абхазии [30]. Это решение ещё раз продемонстрировало особый характер отношений России и Абхазии и ещё раз подчеркнуло статус последней как «стратегического сателлита» северного соседа. Насколько это решение поможет Р. Хаджимбе в его нелегкой борьбе за сохранение власти покажет уже ближайшее будущее.

  1. Ямсков А. Особенности изменения этнодемографической ситуации в Абхазии в постсоветский период // Кавказ и глобализация. 2009. Том 3, № 2—3. С. 190—201
  2. Численность населения Абхазии составляет 240 705 человек // АпсныПресс, 28 Декабря 2011
  3. Медведев подписал указ о признании независимости Абхазии и Южной Осетии // КорреспонденТ.net, 26 августа 2008
  4. Живущие Неопределенностью // Human Rights Watch, 15 июля 2011
  5. Александр Анкваб набрал 54,86 % голосов избирателей // АпсныПресс, 27 Августа 2011
  6. Матыцин В. ЦИК Абхазии объявил Рауля Хаджимбу избранным президентом // Ведомости, 25 августа 2014
  7. Конституция Республики Абхазия от 3 октября 1999 г. (с изм. от 30 апреля 2014 г. № 3494-с-V) // Официальный сайт Президента Республики Абхазия
  8. Abkhaz parliament confirms opposition leader was poisoned, presidential elections may be rescheduled // JAMnews, MAY 17, 2019
  9. Выборы президента Абхазии пройдут 25 августа // РИА Новости, 28.05.2019
  10. Лидер оппозиции Бжания снялся с выборов президента Абхазии из-за болезни // Коммерсантъ, 15.07.2019
  11. Программное обращение кандидата на пост президента Республики Абхазия Алхаса Квициниа // Официальный сайт политической партии «Амцахара», 02.08.2019
  12. Договор между Российской Федерацией и Республикой Абхазия о союзничестве и стратегическом партнерстве от 24 ноября 2014 года // Официальный сайт Президента России
  13. Россия и Абхазия подписали договор о сотрудничестве // Lenta.ru, 24 ноября 2014
  14. Шария В. Дебаты в атмосфере единения // Эхо Кавказа, Август 24, 2019
  15. Шария В. Второй тур: кому достанутся голоса проигравших? // Эхо Кавказа, Август 26, 2019
  16. Дальнейшее пребывание в руководстве страны Хаджимба и его команды губительно для Абхазии // Официальный сайт политической партии «Амцахара», 29.08.2019
  17. Заводская Е. Огонь по штабам // Эхо Кавказа, Август 30, 2019
  18. Конституционный закон «О выборах Президента Республики Абхазия» от 7 июня 2004 года // Абхазия-Информ, 17 мая 2019
  19. Шария В. Последний вираж фаворита // Эхо Кавказа, Сентябрь 06, 2019
  20. ИТОГИ ВЫБОРОВ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ 9 СЕНТЯБРЯ 2019 // ЦИК Республики Абхазия, 12 сентября 2019
  21. Кривенюк А. Выборы президента Абхазии: политики объединились, но их избиратели — нет // EADaily, 9 сентября 2019
  22. Партия «Амцахара»: «Мы не признаем итоги выборов Президента Республики Абхазия» // Официальный сайт политической партии «Амцахара», 10.09.2019
  23. Заводская Е. Анкваб предложил создать тандем «Хаджимба-Квициниа» на повторных выборах // Эхо Кавказа, Сентябрь 18, 2019
  24. Шария В. Абхазия: время меморандумов и заявлений // Эхо Кавказа, Сентябрь 19, 2019
  25. Чаниа ИАбхазская неделя: святые небеса и не последний суд // Эхо Кавказа, Сентябрь 20, 2019
  26. Заводская Е. Абхазский Верховный суд поддержал ЦИК // Эхо Кавказа, Сентябрь 20, 2019
  27. Проигравший президентские выборы кандидат обжаловал решение Верховного суда Абхазии // ТАСС, 7 ОКТ 2019
  28. Суд в Абхазии рассмотрит жалобу оппозиционера Квицинии по выборам в декабре // РИА Новости, 28.10.2019
  29. «Избранного президента в Абхазии нет»: Аслан Бжания поведал планы оппозиции // MK.ru, 22.09.2019
  30. Чаниа ИЗапоздалая модернизация с геополитическим подтекстом // Эхо Кавказа, Сентябрь 23, 2019

Фото в начале статьи: Томас Тхайцук / РИА Новости

Оставьте комментарий