Итоги выборов в Восточной Германии: время нестандартных коалиций

Итоги выборов в Восточной Германии: время нестандартных коалиций

1 сентября 2019 года в Федеративной Республике Германия состоялись выборы в региональные парламенты (ландтаги) сразу в двух федеральных землях — Бранденбурге и Саксонии. В последние дни избирательной кампании и в сам день голосования об этих выборах говорили практически все мировые СМИ и даже российское телевидение, ненадолго оторвавшись от освещения «возмутительных» событий на Украине и анализа «предосудительного» поведения Дональда Трампа, уделило время рассказу о специфике этих выборов.

Данный интерес был далеко неслучайным. От результатов прошедших выборов во многом зависела судьба правящей коалиции на федеральном уровне, в состав которой входят Христианско-демократический союз (ХДСCDU), Христианско-социальный союз (ХССCSU) и Социал-демократическая партия Германии (СДПГSPD). Кроме того, эти выборы представляли собой тест на устойчивость политической системы Германии, являющейся безусловным экономическим и политическим лидером Европейского Союза (ЕС). Однако перед тем как перейти к анализу результатов прошедших выборов, следует сказать несколько слов о специфике двух этих федеральных земель.

Прежде всего, следует отметить, что Бранденбург и Саксония имеют во многом общую историческую судьбу. После 1945 года они оказались в советской зоне оккупации, а позднее вошли в состав созданной в 1949 году Германской Демократической Республики (ГДР). Создание в ГДР социально-экономической и политической системы советского типа наложило существенный отпечаток на развитие практически всех сфер жизни общества, а во многом, и на менталитет населения Восточной Германии. События 1989–1990 годов, которые привели к объединению Германии, оказали огромное воздействие на жизнь граждан бывшей ГДР, получивших неформальное наименование «осси» (в отличие от жителей Западной Германии, которых стали называть «весси»).

Фрагмент Берлинской стены, разделявшей город в 1961—1989 годах. Фото: Picture-alliance / dpa

По сути дела, им отныне пришлось жить в совершенно новой и непривычной социально-политической среде, к которой далеко не все из «осси» смогли благополучно приспособиться. Несмотря на объединение Германии, сегодня, почти через 30 лет после тех событий, уровень жизни в восточных землях существенно ниже, чем на западе страны, а уровень безработицы гораздо выше. Существуют различия между Востоком и Западом и в политической сфере. Политические предпочтения «осси» и «весси» по-прежнему в определенной степени отличаются друг от друга.

Отличия в электоральных предпочтениях проявились и в ходе прошедших 1 сентября земельных выборов. При этом следует отметить, что в политическом плане Бранденбург и Саксония не являются абсолютно неотличимыми близнецами. Однако, как показали результаты выборов, тенденции их политического развития на современном этапе во многом совпадают, о чем отдельно будет сказано ниже. В рамках данной статьи мы отдельно рассмотрим итоги выборов в Бранденбурге и Саксонии, а затем поговорим о том, куда в политическом плане сегодня движутся эти земли.

Бранденбург

Бранденбург, столицей которого является широко известный в силу определенных исторических обстоятельств город Потсдам, является 5-ым по величине и 10-ым по численности (2,5 млн. человек) землей ФРГ. Политическая жизнь земли в течение длительного времени определялась практически полным господством СДПГ, неизменно  возглавлявшей коалиционные правительства, в состав которых вместе с социал-демократами входили либо ХДС, либо партия «Левая» (нем. Die Linke).

С 2009 года в местную правительственную коалицию входили СДПГ и партия «Левая», которые имели устойчивое большинство в ландтаге, состоящем из 88 депутатов. С августа 2013 года  главой земельного правительства (министром-президентом) является глава региональной организации СДПГ Дитмар Войдке, под руководством которого партия одержала очередную победу на выборах в ландтаг в 2014 году.

Глава регионального отделения СДПГ Дитмар Войдке (справа) во время избирательной кампании. Йютербог, Бранденбург. Фото: www.erik-stohn.de

По сути дела, в 2010-е годы в Бранденбурге сложилась достаточно устойчивая партийная система, в рамках которой правящим СДПГ и партии «Левая» противостояла находящаяся в оппозиции ХДС. Однако уже во время выборов 2014 года в клуб парламентских партий ворвался новичок — партия «Альтернатива для Германии» (АдГ, AfD), за которую отдали свои голоса 12,2% избирателей, что позволило партии «правых популистов» получить 11 мест в ландтаге [1]. Тем не менее, весьма ограниченный успех АдГ не поколебал устойчивости правящей левой коалиции.

Вскоре, однако, произошли события, которые существенно повлияли на политическое развитие как Германии в целом, так и Бранденбурга в частности. Прежде всего, речь идет о развернувшемся в 2015 года европейском миграционном кризисе, в ходе которого сотни тысяч людей из Азии и Африки двинулись в Европу в поисках лучшей жизни. Значительная часть из них стремилась попасть именно в Германию, полагая, что именно там осуществятся все их мечты. В этой ситуации правительство бундесканцлерин Ангелы Меркель заняло весьма необычную позицию, провозгласив в отношении мигрантов «политику гостеприимства», выразившуюся в лозунге «Примем всех!»

Чуткие мигранты услышали эти слова и в большом количестве стали прибывать в страну, создавая значительные проблемы, как для государства, так и для обычных жителей, многие из которых вовсе не горели желанием обрести новых «соседей». Результатом столь смелой миграционной политики стало последовательное снижение рейтингов ХДС/ХСС и их младшего партнера по коалиции СДПГ. Напротив, рейтинги АдГ, выступавшей за максимально жёсткую политику в вопросе миграции, стали неуклонно расти, несмотря на обвинения в «расизме», «ксенофобии» и «отсутствии толерантности». В результате, на парламентских выборах в 2017 году АдГ заняла третье место, впервые попав в Бундестаг.

Те же процессы происходили и в Бранденбурге. Как и во всех восточных землях, к АдГ присоединялись всё новые и новые сторонники, а традиционные партии постепенно утрачивали поддержку избирателей. Особое беспокойство развивающаяся ситуация вызывала у регионального руководства ХДС, многие сторонники которого разочаровались в политике правительства Меркель и устремились под знамена АдГ. Стремясь предотвратить дальнейшее падение популярности партии, руководство региональной организации ХДС заняло более жесткую позицию по вопросу миграционной политики в сравнении с аналогичной позицией федерального руководства партии. Более того, в марте 2018 года глава бранденбургского ХДС Инго Зенфтлебен заявил о том, что в случае победы на земельных выборах не исключает переговоры о создании коалиции, в том числе с АдГ.

Глава бранденбургского отделения ХДС Инго Зенфтлебен (слева) во время избирательной кампании. Фото: Monika Skolimowska / picture alliance / dpa

Это заявление вызвало ожидаемо резкую критику со стороны нового Генерального секретаря ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которая категорически исключила возможность ведения подобных переговоров [2]. Однако «окрик из центра» не остановил внутрипартийную дискуссию по вопросу о возможности сотрудничества с АдГ, представители которой заявляли о готовности к взаимодействию со своими консервативными союзниками. В результате, в преддверии выборов 1 сентября теперь уже Председателю ХДС А. Крамп-Карренбауэр и новому Генеральному секретарю партии Паулю Цимиаку пришлось повторно выступить с заявлением о недопустимости какого-либо взаимодействия с АдГ [3].

Пока христианские демократы разбирались со своим отношением к АдГ, правящая СДПГ пыталась решить две связанные друг с другом проблемы. Первой из них была проблема сохранения лидирующих позиций в регионе в ситуации глубокого организационного и идеологического кризиса, в котором уже несколько лет находится немецкая социал-демократия. Партия крайне неудачно выступила на федеральных парламентских выборах 2017 года, получив наименьший результат за всю историю существования ФРГ. Одновременно, в течение последних 2-х лет СДПГ потерпела ряд ощутимых поражения на региональных выборах. Последним из них стало поражение на земельных выборах в Бремене, где социал-демократы впервые за 70 (!) лет не заняли первого места, уступив пальму первенства ХДС [4].

Правда, в итоге социал-демократы всё же смогли сформировать правительство при поддержке партий «Левая» и «Союз 90 / Зелёные» (нем. Bündnis 90 / Die Grünen), чаще называемой просто «зеленые» [5]. Однако иначе как «пирровой» такую «правительственную победу» назвать было нельзя. В этих условиях победа в Бранденбурге становилась для партии жизненно необходимой. Вторая проблема была порождена активной электоральной экспансией «Зеленых», которые по всей Германии отвоевывали у СДПГ её избирателей, недовольных политикой руководства партии, которое, по их мнению, попало в полную зависимость от Ангелы Меркель. Руководство бранденбургской организации СДПГ, понимая реальность «зелёной угрозы», стремилось в ходе выборов приостановить развитие тенденции усиления «зеленых» за счет социал-демократов.

Ведущий кандидат от партии Союз 90 / Зелёные на выборах в Бранденбурге Урсула Ноннемахер (в центре) во время избирательной кампании. Фото: Christoph Soeder /​ dpa

В этой ситуации СДПГ решила сделать ставку на демонстративную борьбу с АдГ. Пока ХДС колебалась по поводу характера своих возможных отношений с «правыми популистами», социал-демократы решили начать «священную войну» с «фашистами, рвущимися к власти в Потсдаме». В этой борьбе партии активно помогали практически все немецкие СМИ, подававшими возможную победу АдГ в качестве потенциального «конца истории». Что касается самой АдГ, то её руководство считало выборы в Бранденбурге ещё одной возможности укрепить свои позиции на политической сцене, показав одновременно рост недовольства избирателей деятельностью «народных партий» (ХДС/ХСС и СДПГ) как на федеральном, таки и на региональном уровнях.

Выборы в Бранденбурге проходят по правилам, во многом сходных с правилами, содержащихся в федеральном избирательном законодательстве. Ландтаг земли состоит из 88 депутатов, 44 из которых избираются в одномандатных округах по мажоритарной системе относительного большинства, остальные 44 депутата избираются с использованием пропорциональной избирательной системы. В распределении депутатских мест участвуют только те партии, которые на выборах получили не менее 5% голосов избирателей.

Единственным исключением из указанного правила является ситуация, когда хотя бы один представитель партии, получившей менее 5% голосов избирателей, смог победить  в одномандатном округе. В этом случае его партия допускается до распределения мест в парламенте, независимо от числа полученных ею голосов. (Следует отметить, что в Германии такие ситуации встречаются крайне редко). Другая особенность заключается в том, что жители Бранденбурга получают право голоса на выборах с 16 лет [6]. (Стоит отметить, что подобные положения характерны и для избирательного права Саксонии).

Как уже сказано выше, выборы в Бранденбурге и Саксонии вызвали настоящий ажиотаж в Германии, в основе которого лежал страх перед победой АдГ. Результаты выборов 1 сентября 2019 года, однако, не оправдали столь апокалиптических ожиданий, хотя голосование всё же не обошлось без неожиданностей. Победителем выборов стала правящая СДПГ, за которую проголосовало 26,2% избирателей, что принесло партии 25 мест в ландтаге. Этот результат был расценен как победа и руководством бранденбургского отделения СДПГ, и федеральными лидерами партии. Глава регионального отделения партии и министр-президент Бранденбурга Дитмар Войдке заявил, что результаты выборов стали символом победы над «расизмом» и «правым экстремизмом» [7].

В федеральном партийном руководстве СДПГ не было предела ликованию. Действительно, на фоне длинной череды тяжелых поражений партия одержала первую серьёзную электоральную победу. Однако, признавая победу социал-демократов, нельзя не обратить внимания на её весьма специфический характер. По сравнению с выборами 2014 года, партия потеряла 5,7% голосов избирателей и 5 депутатских мест в ландтаге. В этом смысле говорить о безоговорочной победе вряд ли представляется разумным.

Собрание сторонников партии AfD в Ораниенбурге, Бранденбург, в августе 2019 года. Фото: DPA

Второе место заняла АдГ, ставшая подлинным триумфатор выборов. За неё отдали свои голоса 23,5% избирателей, что почти в два раза превысило результаты партии на выборах 2014 года, когда партия получила 12,2% голосов. Новая партийная фракция АдГ в ландтаге увеличилась с 11 до 23 человек. Третье место занял так и не определившийся со своей позицией в новой политической реальности ХДС. Избиратели не простили партии её невнятную позицию по многим острым вопросам и крупнейшая политическая сила Германии смогла получить в Бранденбурге лишь 15,6% голосов избирателей, утратив поддержку трети своего былого электората. Соответственно, новая фракция ХДС в ландтаге сократилась с 21 до 15 депутатов.

Четвертое место по результатам голосования  заняли «зеленые», набравшие 10,8% голосов, что для не очень популярной в восточных землях партии стало несомненным успехом. Оседлав модную сейчас волну «борьбы с глобальным потеплением», «зеленые» смогли более чем на 2/3 увеличить свой электорат и получить в ландтаге 10 мандатов вместо прежних 6.

На фоне впечатляющего успеха «зеленых» весьма гнетуще смотрелись результаты теперь уже бывшего участника правящей коалиции — партии «Левая». Если в 2014 году «левые» получили 18,6% голосов, то в 2019 году их результат составил лишь 10,7%. В результате, партийная фракция в ландтаге уменьшилась с 17 до 10 депутатов. Следует отметить, что прошедшие выборы стали ещё одним проявлением давно наметившейся тенденции ослабления позиций этой партии. Достаточно сказать, что на выборах 2009 года за «левых» проголосовало 27,2% избирателей (вероятно, уже несбыточный на сегодняшний день результат…).

Наконец, ещё одной политической силой, прошедшей в ландтаг Бранденбурга, стало политическое объединение «Свободные избиратели» (нем. Freie Wähler). Это своеобразное объединение людей, не желающих связывать себя с существующими политическими партиями, выдвигает своих кандидатов только на местных и региональных выборах и иногда добивается на них успеха, как это было на выборах ландтага Баварии в октябре 2018 года. Что касается идеологических установок, то «Свободные избиратели» в целом могут рассматриваться в качестве правоцентристской политической силы, ориентированной в основном на решение региональных проблем. На выборах 1 сентября за партию проголосовало 5% избирателей, что дало ей 5 мест в ландтаге.

Ведущий кандидат объединения «Свободные избиратели» на выборах в Бранденбурге Петер Вида во время избирательной кампании. Фото: www.bild.de

Следует также отметить, что одна из немецких партий, представленных в Бундестаге ФРГ — Свободная демократическая партия (СвДП, FDP) не смогла пройти в ландтаг, получив всего лишь 4,1% голосов избирателей. Явки избирателей на региональных выборах в Бранденбурге составила впечатляющие 61,33%  (в 2014 году явка здесь составила лишь 47,9%).

Первым и совершенно очевидным итогом выборов стало неизбежное переформатирование правящей коалиции. Ослабление СДПГ и особенно «левых» сделало невозможным существование «однородного левого правительства». В свою очередь, все партии отказались сотрудничать с АдГ, следуя тактике «красной черты» в отношениях с «ксенофобами и правыми экстремистами». Если учесть, что ХДС исповедует принцип «красной черты» не только в отношении АдГ, но и «коммунистов» из партии «Левая», то набор возможных вариантов правительственной коалиции оказался невелик.

По сути, в этой ситуации возможными являются только два варианта коалиции на земельном уровне. Первый из них — это повтор той коалиции, которая правит в Берлине, то есть СДПГ и ХДС. Вместе у этих партий будет весьма хлипкое, но все же большинство в ландтаге (45 мест из 88), которое позволит им сформировать новое правительство, переговоры о создании которого уже начались. Вторым вариантом коалиции может стать союз СДПГ, «левых» и «зеленых» — у них в совокупности также набирается 45 мест. В настоящее время держатель «контрольного пакета политических акций» СДПГ не исключает ни одного из этих вариантов.

Саксония

Кроме Бранденбурга, 1 сентября региональные выборы прошли и ещё в одной федеральной земле, носящей гордое наименование Свободное государство Саксония. Саксония, чьей столицей является Дрезден, является десятой по размеру территории среди земель ФРГ и шестой по численности населения (4 млн. человек). Политическая система Саксонии во многом схожа с аналогичной системой, существующей в Бранденбурге, однако при этом имеет некоторые свои особенности.

Как было сказано выше, на политической сцене Бранденбурга вот уже в течение многих лет доминируют социал-демократы, постоянно возглавляющие правительственные коалиции. В Саксонии в роли «политического гегемона» традиционно выступал и выступает ХДС. На протяжении всей истории региона после объединения Германии именно христианские демократы либо единолично управляли Саксонией, либо создавали коалицию с СДПГ или СвДП, неизменно выступая в качестве «старшего партнера». По итогам выборов 2014 года во главе Саксонии встало коалиционное правительство, сформированное ХДС и СДПГ, причём пост министр-президента земли занял лидер региональной организации христианских демократов Станислав Тиллих.

Министр-президент Саксонии Станислав Тиллих вместе с Ангелой Меркель на открытии нового здания часового завода A. Lange und Soehne. Гласхютте, Саксония, 26 августа 2015 года. Фото: Adam Berry / Getty Images Europe

Казалось, что этот «остров христианско-демократического благоденствия», каковым в течение многих лет была Саксония, будет существовать ещё много-много лет. Однако, как и в Бранденбурге, всё изменилось с началом миграционного кризиса в 2015 году. Как было сказано выше, странная и совершенно неэффективная миграционная политика федерального правительства А. Меркель вызвала недовольство у значительной части населения ФРГ. Результатом этого недовольства стало существенное падение популярности ХДС, лидером которого до последнего момента являлась сама А. Меркель. Одновременно с этим стал расти рейтинг АдГ.

Не обошли стороной эти процессы и Саксонию. Более того, в силу ряда причин буквально за несколько лет Саксония превратилась в главный «электоральный бастион» АдГ. Ярким показателем «засилья правых популистов» в регионе стали результаты парламентских выборов 2017 года, в ходе которых Саксония оказалась единственной федеральной землей, где АдГ заняла первое место, опередив ХДС. Одним из результатов этой победы стала отставка со своего поста С. Тиллиха, возглавлявшего земельное правительство с 2008 года. Новым главой правительства стал христианский демократ Михаэль Кречмер.

Одной из главных задач нового министр-президента Саксонии стало удержание лидирующих позиций ХДС в регионе и одновременное сдерживание продолжавшегося «победного марша» АдГ. Результаты прошедших 26 мая 2019 года выборов в Европейский парламент показали, однако, что особых успехов в этом направлении ему достичь не удалось: в Саксонии вновь одержали победу «правые популисты». Тем не менее, несмотря на поражение, М. Кречмер был настроен дать АдГ решительный бой в ходе выборов в ландтаг 1 сентября 2019 года.

Следует отметить, что надежды главы земельного правительства на победу имели под собой весьма серьёзные основания. Под управлением христианских демократов Саксония превратилась в экономически благополучный регион, где, согласно социологическим опросам, 4/5 жителей довольны своей жизнью и уровнем заработка, уровень безработицы постоянно снижается, а школьное образование находится на самом высоком в ФРГ уровне [8]. Более того, рассчитывая победить «правых популистов», М. Кречмер решил пойти даже на определенное дистанцирование по некоторым вопросам от позиции руководства собственной партии.

К примеру, Кречмер выступил категорически против заявленного федеральными властями постепенного отказа от добычи ископаемых, прежде всего, угля, что неудивительно, если вспомнить, что Саксония является «шахтерским регионом», в котором добывается большое количество бурого угля. Кроме того, М. Кречмер стал своеобразным «знаменосцем» нового курса в отношениях между Германией и Россией, открыто выступив за отмену антироссийских санкций [9], что также неудивительно, поскольку, согласно социологическим опросам, 75% жителей восточных земель ФРГ поддерживают политику сближения с Россией [8].

Министр-президент Саксонии Михаэль Кречмер (справа) с Ангелой Меркель. Саксония, август 2019 года. Фото: Hannibal Hanschke / REUTERS

Тем не менее, уже первые опросы, проведенные перед началом избирательной кампании,  показали, что предвыборная стратегия М. Кречмера не гарантирует его партии победу над АдГ. Значительная часть жителей региона, раздраженно относящаяся к притоку мигрантов и развернутой в стране «зеленой истерии» в сфере экологии, совершенно разумно сочла, что как бы ни были красивы слова М. Кречмера, сам он ничего не сможет изменить в проводимой федеральным правительством политике, поскольку его влияние на берлинскую политическую элиту практически равно нулю. И в этом смысле многие избиратели, голосующие за АдГ, остались совершенно глухи к призывам нового регионального лидера христианских демократов.

Естественно, что в ходе предвыборной кампании союзниками ХДС и её лидера оказались практически все общенемецкие и региональные СМИ, ежедневно рисовавшие ужасающие картины того, как после победы на выборах «ксенофобов» и «правых экстремистов» из АдГ в Саксонии начнутся массовые убийства мигрантов, развернется пропаганда идей III Рейха и разнузданное навязывание школьникам идеологии господства «гетеросексуальных ценностей». Всё вышесказанное в основных чертах присутствовало и на выборах в Бранденбурге, однако в борьбе с АдГ правящая элита Саксонии решила пойти существенно дальше своих северных соседей.

В преддверии выборов в 120-местный ландтаг Саксонии АдГ выдвинула список из 61 кандидата, однако в мае 2019 года саксонская избирательная комиссия признала выдвижение большинства из них недействительным, сославшись на процедурные ошибки. В партийном списке АдГ осталось лишь 18 из 61 кандидата, в результате чего, даже победив на выборах, АдГ смогла бы получить намного меньше мест, чем ей полагалось, поскольку в её списке просто не хватило бы потенциальных депутатов.

Поводом для данного решения земельного избиркома стал порядок формирования партией своего избирательного списка. Согласно существующим нормам, список кандидатов должен утверждаться на специально созванном съезде партии. АдГ провела этот съезд в два этапа — в феврале и марте 2019 года, полагая, что по своей сути эти этапы представляют собой части одного и того же мероприятия. Однако земизбирком Саксонии не согласился с этим видением, заявив, что это были два разных съезда и, соответственно, законным может считаться только первый съезд, прошедший в феврале, на котором были утверждены те самые 18 кандидатов.

Решение земизбиркома Саксонии вызвало оживленную дискуссию во всей Германии. Следует отметить, что многие правоведы указывали на то, что избирательное законодательство ФРГ не содержит прямого запрета того порядка выдвижения кандидатов, который использовала АдГ, и решение земизбиркома является результатом его собственной интерпретации существующих правовых норм. В свою очередь, политологи отмечали тот факт, что 6 из 7 мест в составе избирательной комиссии занимают представители ХДС, СДПГ и партии «Левая», которые просто решили убрать с дороги опасного политического конкурента [10].

Предвыборный плакат главы саксонского отделения АдГ Йорга Урбана. Фото: twitter.com/joerg_urbanafd

Совершенно естественно, что данное решение вызвало бурю возмущения у сторонников АдГ. Глава саксонского отделения АдГ Йорг Урбан назвал его результатом заговора со стороны «партий истэблишмента», стремящихся ослабить своего главного конкурента на предстоящих выборах [11]. Партия не согласилась с решением земизбиркома и обжаловала его в Федеральном Конституционном суде и в Конституционном суде Саксонии. 24 июля Федеральный Конституционный суд принял решение об отказе от рассмотрения жалобы АдГ, сославшись на то, что вопросы парламентского избирательного права земель находятся в компетенции земельных конституционных судов [12].

Уже на следующий день, 25 июля, жалоба АдГ была предварительно рассмотрена Конституционным судом Саксонии. Суд частично отменил решение земизбиркома и постановил допустить до выборов не 18, а 30 кандидатов, выдвинутых АдГ. В отношении остальных 31 кандидата решение избирательного органа было оставлено без изменений. Обосновывая свое решение, суд прямо указал на его политическую мотивированность. По мнению суда, потенциальный ущерб от недопуска кандидатов АдГ на выборы будет более значимым по сравнению с ущербом от допуска до участия в них кандидатов, возможно,   выдвинутых с нарушением установленных процедур [13]. Окончательно это решение было утверждено Конституционным судом без изменений 16 августа.

Нельзя не отметить удивительного сходства истории о регистрации кандидатов от АдГ с аналогичной историей, происходившей в то же самое время в Москве. Позиция саксонского земизбиркома по толкованию и применению норм избирательного права очень напоминает позицию ставшего притчей во языцах руководства Московской городской избирательной комиссии и Центральной избирательной комиссии во главе с несгибаемой правозащитницей Эллой Памфиловой. В обоих случаях во многом оказались схожи и позиции судов, хотя, конечно, саксонский суд проявил значительно больший либерализм по сравнению с абсолютно независимыми московскими судами.

Тем не менее, несмотря на то, что список кандидатов АдГ существенно поредел, партия продолжила участие в предвыборной гонке, наряду с ХДС оставаясь одним из её фаворитов. Именно поэтому пристальное внимание всех немецких и многих мировых СМИ было приковано к избирательной кампании в Саксонии, где, исходя из их репортажей, шла подготовка к эпической битве между «Злом» (АдГ) и «Добром» (все остальные партии). Само голосование 1 сентября 2019 года прошло, однако, достаточно спокойно, его результаты были во многом предсказуемы заранее, хотя и не обошлось без нескольких сюрпризов.

Первое место по итогам голосования, как и в Бранденбурге, заняла правящая партия, в данном случае ХДС. За христианских демократов проголосовало 32,11% избирателей, что принесло им 46 мест в 120-местном ландтаге Саксонии. Этот результат вызвал большое воодушевление как у М. Кречмера, заявившего, что 1 сентября стал «прекрасным днем для нашей страны» [7], так и у федерального руководства ХДС, для которого поражение в Саксонии стало бы очередным ударом по и без того не самым сильным позициям партии.

Однако, как и победа СДПГ в Бранденбурге, победа ХДС в Саксонии по своей сути стала «пирровой». По сравнению с предыдущими выборами партия потеряла почти 20% голосов  (в 2014 году за неё проголосовало 39,4% избирателей) и 13 мест в ландтаге (до выборов их у неё было 59). Более того, результат голосования стал худшим для ХДС в Саксонии за все годы выборов после объединения Германии. Исходя из этого, вряд ли можно рассматривать итоги партии на этих выборах в качестве политического триумфа (если данная тенденция сохраняться ещё 7-10 лет, то уже сам факт попадания в парламент будет рассматриваться СДПГ и ХДС как невероятная удача…).

Предвыборный плакат главы саксонского отделения АдГ Йорга Урбана, обвиняющий Михаэля Кречмера в нарастающей лжи. Фото: twitter.com/joerg_urbanafd

В отличие от ХДС, чья победа достаточно условна, результат АдГ, занявшей на выборах второе место, несомненно, может быть расценен как значительный успех. За партию проголосовало 27,49% избирателей, что почти в три раза превышает результат,  достигнутый АдГ в 2014 году, когда партия получила 9,7% голосов. В результате, партийная фракция АдГ в ландтаге увеличилась с 14 до 38 человек. Лидер АдГ в Саксонии Йорг Урбан в своем выступлении назвал 1 сентября «историческим днем», а саму партию объявил «победителем сегодняшнего вечера» [7]. Несмотря на то, что АдГ не смогла занять первое место, она при этом утвердилась в качестве главной оппозиционной силы в Саксонии, способной бросить вызов политической гегемонии ХДС.

В то время как АдГ ставила новые рекорды электоральной поддержки, одна из сильнейших политических сил региона — партия «Левая» продолжала терять свои прежние позиции. На прошедших выборах партия потеряла почти половину своего электората, получив всего 10,36% голосов и сохранив лишь 14 мест в ландтаге, в то время как в 2014 году за «левых» отдали свои голоса 18,9% избирателей, что дало партии 27 депутатских мандатов. Если же учесть, что в 2009 году за «Левую» проголосовало 23,6% избирателей, то становится совершенно очевидным, что процесс эрозии электоральной базы «левых» в Саксонии (как и в Бранденбурге) приобрел, скорее всего, необратимый характер.

На фоне упадка «левых» достаточно ярко себя показала партия, поддержка которой в Восточной Германии никогда не была значительной. Речь в данном случае идет о «зеленых». В ходе выборов партия «Союз 90 / Зелёные» получила поддержку 8,6% избирателей, что стало лучшим результатом для партии в Саксонии за всё время  после объединения Германии. Этот результат позволил партии увеличить численность своей фракции в ландтаге с 8 до 12 человек.

Наконец, ещё одной партией, которая смогла пройти в ландтаг, стала СДПГ. Социал-демократы продолжили свое свободное политическое падение, получив лишь 7,7% голосов избирателей (в 2014 году результат партии на выборах составил 12,4%). В результате, у СДПГ осталось всего 10 депутатских мест вместо прежних 18. Следует также отметить, что по результатам выборов в ландтаг Саксонии, как и в ландтаг Бранденбурга, не смогла пройти СвДП, за которую проголосовало лишь 4,5% избирателей. Что же касается явки избирателей, то в Саксонии, также как и в Бранденбурге, она существенно превысила уровень 2014 года (49,2%) и составила 66,57%.

По итогам земельных выборов в Саксонии сложилась совершенно новая политическая ситуация. В результате ослабления позиций ХДС и упадка СДПГ их двухпартийная коалиция лишилась большинства мест в ландтаге, что сделало практически неизбежным привлечение к участию в правительстве какой-либо третьей партии. И поскольку руководство ХДС совершенно исключает для себя возможность сотрудничества с АдГ и «Левой», единственным реальным вариантом новой коалиции является союз ХДС, СДПГ и «зеленых».

Коалиционные соглашения между ХДС и «зелеными» уже имели место в Германии на уровне земель, но в Саксонии политические позиции христианских демократов исторически были всегда весьма консервативными, что существенно сужает для них возможности диалога с «зелеными», которые на данный момент позиционируют себя как ярко выраженная левая партия. Именно поэтому лидеры региональной организации ХДС хотя и не исключили возможности создания коалиции с участием «зеленых»,  одновременно с этим отметили, что не рассматривают такой союз идеальным вариантом [14]. Тем не менее, думается, что сложившийся по итогам выборов партийный состав ландтага Саксонии делает подобную коалицию практически неизбежной.

Schlussfolgerungen

Учитывая всё вышесказанное о прошедших в Бранденбурге и Саксонии региональных парламентских выборах, можно сделать несколько основных выводов.

Первое. Выборы показали, что процесс ослабления поддержки избирателей традиционных «народных партий» (ХДС/ХСС и СДПГ), как бы это ни было для кого-то печально, носит устойчивый характер. Особенно это касается социал-демократов, которые во многих землях уже и не способны претендовать не только на первое, но даже и на второе место. Более того, результаты выборов в Саксонии показали, что если указанный тренд продолжится, не исключена ситуация, когда СДПГ окажется вообще за стенами ландтага, не сумев преодолеть пятипроцентный барьер.

Фото: www.welt.de

Второе. На сегодняшний день в восточных землях «Альтернатива для Германии» превратилась в основную оппозиционную силу, в значительной степени носящую несистемный характер, что пока вызывает отторжение у «традиционных» партий. Как справедливо отмечает живущий в Германии российский социолог Юрий Боровских, правящая элита рассматривает АдГ в качестве абсолютного зла, а её электорат как кучку ксенофобов «с тремя классами образования за спиной» [15]. Тем не менее, следует напомнить, что столь же негативно немецкая элита 20-25 лет назад относилась к предшественнице партии «Левая» — «Партии демократического социализма», однако с годами это отношение во многом изменилось. Вполне возможно, что и отношение к АдГ со стороны других партий в перспективе может стать иным.

Третье. Выборы показали, что в восточных землях достаточно последовательно идёт процесс политической маргинализации «левых». Из партии, устойчиво занимавшей второе место на региональных выборах, «Левая» всё больше и больше превращается в политического аутсайдера, неспособного вернуть свои былые позиции. При этом подрыв позиций партии на востоке Германии в перспективе может поставить принципиальный вопрос о будущем её пребывания в Бундестаге.

Четвёртое. Как свидетельствуют результаты выборов, в восточных землях, также как и на западе страны, начинает расти рейтинг «зеленых». Развернувшаяся в Европе «борьба за климат» существенно способствовала повышению популярности «друзей природы». Безусловно, на востоке Германии их популярность значительно ниже, чем в западных землях, однако рост электоральной поддержки «зеленых» по всей стране сегодня не заметить просто невозможно. В этом смысле интерес вызывает то, насколько «зеленые» на востоке страны будут в состоянии конкурировать за лидерство с СДПГ и «левыми» в левом политическом лагере.

Пятое. Голосование в Бранденбурге и Саксонии показало, что Свободная демократическая партия (СвДП) так и не смогла пока укорениться в восточных землях и продолжает оставаться «за бортом» региональной политики. Такая ситуация ставит под вопрос возможность дальнейшего политического продвижения свободных демократов на федеральном уровне.

Шестое. Увеличение степени радикализации политической жизни в Бранденбурге и Саксонии, результатом чего стало существенное усиление авторитета АдГ, привело к резкому росту показателей явки избирателей на выборах. При этом очевидно, что среди «активизировавшихся» избирателей, ранее не участвовавших в выборах, были как сторонники АдГ, так и те, кто любой ценой хотел помешать её победе.

Предвыборный плакат главы саксонского отделения АдГ Йорга Урбана. Фото: twitter.com/joerg_urbanafd

И последнее. Усиление АдГ на фоне ослабления «традиционных» партий привело к созданию коалиций, включающих политические силы, союз между которыми раньше был совершенно нереален. В качестве примера можно привести «саксонский кейс», связанный с потенциальной возможностью коалиции ХДС и «зеленых». Практически в любой другой стране подобный альянс был бы невозможен по определению. Однако, как показала практика, «никогда не говори никогда». В то же время, создание подобных ситуативных альянсов может позднее негативно сказаться на популярности их участников. Достаточно вспомнить опыт СДПГ, чья коалиция с ХДС/ХСС привела обе политические силы к «слиянию до степени неразличимости», способствовала электоральному упадку социал-демократов и серьёзному внутрипартийному кризису СДПГ.

О том насколько вышеперечисленные тенденции характерны не только для Бранденбурга и Саксонии, но и для других восточногерманских земель, можно будет судить уже после намеченных на 27 октября 2019 года выборов в ландтаг Тюрингии, которые станут очередным испытанием для всей политической системы Германии.

  1. Landtagswahl im Land Brandenburg am 14.09.2014. Endgültiges Ergebnis // Der Landeswahlleiter für Brandenburg
  2. Белов В. Германия: жаркое политическое лето 2019 г. // РСМД, 17 июля 2019
  3. Позднякова Н., Мищенко О. На выборах в ландтаг Бремена лидируют христианские демократы // Deutsche Welle, 26.05.2019
  4. Никифоров О. В Бремене обошлись без христианских демократов // Независимая газета, 01.07.2019
  5. Landtagswahl 2019 // Wahlen Brandenburg 2019
  6. Кто теперь у власти в Саксонии и Бранденбурге // Ost/West TV, 02.09.2019
  7. Агаев В. Добро пожаловать в ГДР! Антироссийские санкции оказались в центре предвыборной кампании в Германии // Коммерсантъ, 26.08.2019
  8. Relations with Moscow Emerge as German Election Issue // SPIEGEL ONLINE, July 29, 2019
  9. Румянцев А. Выборы в Саксонии: как лишить себя половины мест в парламенте // Zakon.ru, 11.07.2019
  10. Posaner J., Mischke J. Administrative oversight restricts far-right AfD in regional election // POLITICO, 7/5/19
  11. Абросимова П. «Альтернатива для Германии» лишилась двух третей кандидатов на выборах в Саксонии // Ведомости, 25 июля 2019
  12. Mischke J. German court partially overturns restrictions on far-right AfD election list // POLITICO, 7/26/19
  13. Anzlinger J. Diese Koalitionen sind möglich // Süddeutsche Zeitung, 2. September 2019
  14. Borovskikh Y. // www.facebook.com/urri.borovskikh, 6 сентября 2019

Фото в начале статьи: twitter.com/joerg_urbanafd

Оставьте комментарий