Выборы в Гватемале: коррупция как определяющий фактор электоральных предпочтений

Выборы в Гватемале: коррупция как определяющий фактор электоральных предпочтений

11 августа 2019 года в Республике Гватемала состоялся второй тур президентских выборов. Эти выборы вызвали значительный интерес во всех странах Латинской Америки сразу по двум причинам.

Во-первых, выборы в Гватемале стали ещё одним примером жесткого противоборства левых и правых политических сил, охватившего в последние несколько лет практически все страны Латинской Америки. Во-вторых, в последние месяцы ситуация в этой небольшой стране попала в поле зрения практически всех мировых средств массовой информации, поскольку руководство Гватемалы оказалось втянутым в конфликт с Соединёнными Штатами Америки, вызванный резко увеличившимся потоком миграции гватемальцев на территорию «северного соседа».

По этим причинам результаты выборов в Гватемале могли оказать влияние на политическое развитие всего региона Центральной Америки. Однако перед тем как непосредственно говорить о результатах голосования избирателей на президентских выборах, следует рассказать о тех особенностях политической системы Гватемалы, которые были характерны для неё практически на всём протяжении истории страны.

Как и другие страны Латинской Америки, Гватемала получила свою независимость в результате распада испанской колониальной империи в начале XIX века. После кратковременного пребывания в составе вновь созданного государственного образования  под названием «Соединенные провинции Центральной Америки», включавшего территорию Гватемалы, Гондураса, Коста-Рики, Никарагуа и Сальвадора, Гватемала обрела полную независимость в 1839 году. Уже в то время стали формироваться те характерные черты политической системы Гватемалы, которые сближали её с другими латиноамериканскими странами и во многом существуют по сей день.

Важнейшей из этих черт является крайняя неустойчивость демократических институтов. В течение практически всей своей истории Гватемала колебалась между демократией и авторитаризмом, носившим ярко выраженный военный характер. Постоянное и весьма активное вмешательство армии в политическую жизнь привело к тому, что история страны превратилась в летопись военных переворотов. Столь активное применение вооруженной силы в борьбе за власть обусловило наличие ещё одной особенности политической жизни в Гватемале, связанной с широким использованием насилия. Наконец, очень важной особенностью политического развития Гватемалы является то, что оно с конца XIX века во многом определяется воздействием других стран, прежде всего, США.

Архивное фото: Президент Гватемалы Хуан Хакобо Арбенс (слева) во время своей инаугурации 15 марта 1951 года принимает поздравления от уходящего президента Хуана Хосе Аревало. Фото: twitter.com/guathistorica

Наиболее ярко это воздействие проявилось в 50-х годах XX века, когда активное вмешательство США во внутренние дела Гватемалы предопределило её развитие сразу на несколько десятилетий вперёд. К этому моменту Гватемала представляла собой классический пример олигархического капитализма, характеризовавшегося полным господством в экономике страны американских компаний и высочайшей степенью социального неравенства. Естественно, что такое положение вещей не устраивало большинство жителей страны. Результатом их недовольства стала победа в 1950 году на президентских выборах представителя левых сил Хуана Хакобо Арбенса, предложившего план проведения в стране радикальных социально-экономических реформ.

Главным пунктом плана Арбенса стало проведение земельной реформы, что было совершенно естественно в ситуации, когда в руках 2% землевладельцев находилось 70% сельскохозяйственных земель. Однако в ходе проведения этой реформы президент и его команда столкнулись с ожесточенным сопротивлением со стороны как местных латифундистов, так и крупнейшего земельного собственника в стране, каковым являлась американская компания United Fruit Company. В ходе реформы планировалось изъятие у неё значительной части земель с выплатой компенсации, размер которой категорически не устроил компанию, начавшую активную лоббистскую деятельность в Вашингтоне, направленную на убеждение правящих кругов США в необходимости свержения правительства Х. Х. Арбенса.

Эта деятельность удачно совпала с ростом обеспокоенности администрации Дуайта Эйзенхауэра по поводу «расширения влияния коммунизма» в Латинской Америке. В результате американское руководство приняло решение о необходимости свержения президента Гватемалы. В июне 1954 года в результате вторжения в Гватемалу наемников, финансируемых США, правительство Х. Х. Арбенса было свергнуто, а все его реформы свёрнуты. Власть в стране вновь перешла в руки консервативных сил, начавших кампанию репрессий против своих политических оппонентов.

Свержение правительства Арбенса имело долгосрочные политические последствия. Прежде всего, оно окончательно убедило  сторонников левого движения в том, что реализация их программы в Гватемале мирным путем является абсолютно невозможной. И в этих условиях единственным вариантом действий становится вооруженная борьба за власть. Таким образом, свержение правительства Х. Х. Арбенса фактически проложило дорогу к гражданской войне, которая длилась, то затухая, то разгораясь, несколько десятилетий.

Диего Ривера, «Славная Победа». Картина повествует о свержении в 1954 году демократически избранного правительства Хуана Хакобо Арбенса. В центре — полковник Карлос Кастильо Армас, пришедший к власти после свержения Арбенса, приветствует госсекретаря США Джона Фостера Даллеса, который держит бомбу с лицом Дуайта Эйзенхауэра. У ног центральных фигур изображены люди, убитые в результате переворота. Слева от Д. Ф. Даллеса — его брат директор ЦРУ Аллен Даллес, шепчущий госсекретарю на ухо. Справа — архиепископ Гватемалы Мариано Россел и Арельано благословляет этот акт. Источник: www.zinnedproject.org

Отправной точкой гражданской войны стала неудачная попытка военного переворота 13 ноября 1960 года, предпринятая группой офицеров, придерживавшихся левых убеждений. После подавления переворота части этих офицеров удалось покинуть страну и позднее именно они встали во главе возникшего в Гватемале партизанского движения. Практически сразу гражданская война в Гватемале приобрела крайне ожесточенный характер и сопровождалась большим количеством жертв, особенно среди мирного населения. В ходе войны партизанам противостояли как армейские подразделения, так и так называемые парамилитарные военные группы («эскадроны смерти»), занимавшиеся террором в отношении левых активистов и других противников режима.

Следует отметить, что практически с самого своего начала гражданская война в Гватемале была вписана в общий контекст идеологического противоборства двух систем, столь характерного для периода «холодной войны». Правительству Гватемалы, стоявшему на жестко антикоммунистических позициях, активно помогали США, Аргентина, Израиль и Южно-африканская республика. В свою очередь партизаны получали помощь от Кубы, а позднее от Никарагуа.

В ходе гражданской войны в Гватемале погибло или пропало без вести более 200 тысяч человек [1]. При этом согласно данным созданной по инициативе Организации объединенных наций Комиссии по выяснению исторических данных в 93% случаев применения насилия в ходе вооруженных действий виновными являлись представители правительственных сил и только в 3% — представители повстанцев [2]. Следует отметить также тот факт, что согласно выводам той же комиссии основная часть жертв (83%) пришлась на долю коренного населения страны — индейцев майя, которые подозревались правительством в поддержке партизанского движения [3].

Несмотря на то, что в ходе войны правительственные силы нанесли несколько существенных поражений повстанцам, полной победы им добиться не удалось. Как отмечали наблюдатели, к середине 1990 года партизанские формирования действовали в 14 из 22 провинций Гватемалы, а в некоторых из них даже создавали собственные «теневые» органы власти [4]. К этому времени обе стороны конфликта окончательно убедились в невозможности достижения победы в войне. В результате, в 1989 году при посредничестве Римско-католической церкви начались переговоры между правительством и блоком «Гватемальское национальное революционное единство» (исп. Unidad Revolucionaria Nacional Guatemalteca, URNG), представлявшим сторону партизан.

Архивное фото: Глава «Гватемальского национального революционного единства» команданте Роландо Моран (справа) во время демобилизации повстанческих сил в 1997 году. Фото: FGT / www.prensacomunitaria.org

По итогам этих переговоров, продолжавшихся несколько лет, в декабре 1996 года стороны подписали «Договор о прочном и длительном мире», окончательно положивший конец вооруженному противостоянию, продолжавшемуся 36 лет. В честь этого поистине исторического события глава URNG команданте Роландо Моран и президент Гватемалы Альваро Энрике Арсу совместно получили Премию мира ЮНЕСКО за вклад в мирное урегулирование затянувшегося военного конфликта.

Окончание казавшейся бесконечной гражданской войны совпало с возвращением Гватемалы к демократической форме правления. Однако прошедшая война не прошла бесследно для гватемальского общества. Её наследие выразилось в привычке применять насилие в ходе политической борьбы, которая характерна для представителей практически всех политических сил. Кроме того, историческое прошлое, связанное с войной, постоянно дает о себе знать в тех случаях, когда правительство пытается привлечь к ответственности лиц, виновных в совершении преступлений против гражданского населения в период 1960—1996 гг. Подобные действия неизменно вызывают жесткое сопротивление со стороны ветеранов, воевавших на стороне правительства и   считающих попытки их судебного преследования «коммунистическими происками».

Ещё одной проблемой Гватемалы, доставшейся от периода правления военных, стала проблема коррупции, которая в условиях авторитарного режима приобрела широчайшие размеры. В течение многих лет власти Гватемалы, несмотря на все усилия, так и не смогли решить «коррупционную проблему». В итоге президент страны Оскар Хосе Рафаэль Бергер пошел на весьма неординарный шаг, заключив в 2006 году с ООН соглашение о создании особого органа — Международной комиссии по борьбе с безнаказанностью в Гватемале (МКББГ), задачами которого было выявление коррупционных преступлений и расследование преступлений, связанных с нарушением прав и свобод человека. (Ох, если бы президент Бергер предвидел последствия своего решения…)

В 2011 году на президентских выборах победил кандидат от «Патриотической партии» (исп. Partido Patriota) кадровый военный Отто Перес Молина. В ходе предвыборной кампании он выступал за жесткую борьбу с преступностью, особенно в сфере, связанной с незаконным оборотом наркотиков. Став президентом, Перес Молина продлил мандат МКББГ на весь срок своих полномочий. В течение нескольких лет МКББГ провела ряд расследований преступлений, связанных с коррупцией и наркоторговлей, которые имели большой резонанс в гватемальском обществе. Всё это время в отношениях между президентом и МКББГ царила полная идиллия.

Экс-президент Гватемалы Отто Перес Молина (в центре) под стражей. Фото: AFP

«Медовый период» закончился в 2015 году, когда в ходе расследования коррупционного дела под условным названием «Линия», связанного с таможенной службой страны, представители МКББГ заявили о причастности к коррупционным преступлениям нескольких человек из президентского окружения, затем вице-президента страны Роксаны Бальдетти, а затем и самого Отто Переса Молины. Пытаясь спастись от выдвинутых обвинений, президент пожертвовал Р. Бальдетти, которая в мае 2015 года подала в отставку с поста вице-президента. Но маховик правосудия было уже не остановить.

21 августа 2015 года представители МКББГ и Генеральный прокурор Гватемалы Тельма Алдана в ходе пресс-конференции представили доказательства того, что деятельностью преступной сети руководили непосредственно президент Отто Перес Молина и вице-президент Бальдетти. В этот же день Роксана Бальдетти была взята под стражу [5]. Несмотря на предъявленные доказательства, сам Отто Перес Молина сдаваться не собирался и в своем телеобращении 23 августа заявил о том, что не виновен и уходить со своего поста не собирается [6].

Однако сопротивление президента продолжалось недолго. Уже на следующий день после его выступления по телевидению по всей стране прокатилась волна митингов и демонстраций с требованием отставки главы государства. Одновременно от поддержки Переса Молины начали отказываться люди из его ближайшего окружения. В этой ситуации Перес Молина 2 сентября 2015 года принял решение всё же уйти в отставку [7], а уже на следующий день его вызвали на допрос по делу «Линии» [8]. В тот же день бывший президент был взят под стражу, под которой находится и по сей день [9].

Кандидат в президенты Гватемалы Джимми Моралес голосует 25 октября 2015 года в Миско, недалеко от города Гватемала. Фото: RODRIGO ARANGUA/AFP/Getty Images

К моменту проведения очередных президентских выборов в 2015 году стало ясно, что подавляющая часть гватемальского общества разочаровалась в существующей правящей  элите и желает увидеть в политике новые лица. И появление этих лиц не заставило себя долго ждать. Неожиданно для многих свою кандидатуру на выборах решил выставить один из самых известных телевизионных комиков Гватемалы Джимми Моралес. Он стал кандидатом от правоконсервативной партии «Фронт национальной конвергенции» (исп. Frente de Convergencia NacionalFCN), тесно связанной с организациями ветеранов гражданской войны. В ходе предвыборной кампании он резко критиковал правящую коррумпированную элиту, обещал побороть коррупцию и преступность, а также не допустить легализации наркотиков и однополых браков.

За полгода до выборов рейтинг Моралеса составлял лишь 1% [10], однако на фоне развернувшегося коррупционного скандала он начал расти, буквально как снежный ком. В результате, в первом туре президентских выборов, состоявшемся 6 сентября 2015 года Дж. Моралес занял первое место, получив 23,99% голосов избирателей. Его главная конкурентка, известная защитница прав женщин и супруга бывшего президента страны Альваро Колома, Сандра Торрес Казанова смогла набрать в первом туре 19,76% голосов избирателей. Всего в выборах участвовало 14 кандидатов.

Второй тур выборов стал безусловным триумфом «комика в политике» Дж. Моралеса. В этот раз за него отдали свои голоса 67,40% избирателей, тогда как Торрес Казанова получила лишь 32,60% голосов. Общая явка избирателей на выборах была невысокой и составила лишь 54% [11]. Нельзя не отметить, что победа Дж. Моралеса стала своеобразной «политической предтечей» победы Владимира Зеленского в Украине. И тот, и другой вышли из артистического мира и никогда до выборов не занимались политикой. Более того, как В. Зеленский сыграл школьного учителя, ставшего президентом в сериале «Слуга народа», так и Дж. Моралес в своё время сыграл роль ковбоя, который стал президентом страны [12].

Большинство гватемальцев, голосуя за Дж. Моралеса рассчитывали на то, что он сможет положить конец разгулу коррупции и провести столь необходимые для страны реформы. Однако, как оказалось на практике, талантливый человек не всегда талантлив во всём и хороший актер не смог стать хорошим президентом. Уже в 2016 году появилась информация о сомнительных связях президента с некоторыми крупными бизнесменами. В январе 2017 года по обвинению в мошенничестве и отмывании денег были арестованы его брат и сын [13].

Сэмми Моралес (слева), брат президента Гватемалы Джимми Моралеса доставляется в суд после ареста за предполагаемое участие в деле о коррупции в городе Гватемала. Гватемала, 18 января 2017 года. Фото: Luis Echeverria / REUTERS

Позднее расследование МКББГ, касавшееся незаконного финансирования партии FCN и предвыборной кампании самого Дж. Моралеса, привело эту правоохранительную организацию к прямому конфликту с действующим президентом. В августе 2017 года президент Моралес распорядился выслать из страны главу МКББГ колумбийца Ивана Веласкеса, однако это решение практически сразу же было заблокировано Конституционным судом Гватемалы [14]. В свою очередь, И. Веласкес в сентябре 2017 года подал в парламент страны запрос о лишении Дж. Моралеса президентского иммунитета, однако большинство депутатов не поддержало это предложение [15].

На этом конфликт президента и МКББГ не закончился. В ходе антикоррупционного расследования вскрывались всё новые факты финансовых злоупотреблений, допускавшихся главой государства. В сентябре 2018 года Дж. Моралес заявил, что не будет продлевать мандат МКББГ, срок действия которого истекал 3 сентября 2019 года [16]. Казалось бы, конфликт президента и МКББГ на этом мог бы и прекратиться, но у Дж. Моралеса не выдержали нервы и 7 января 2019 года он в одностороннем порядке расторг соглашение между ООН и Гватемалой о создании МКББГ, сославшись на то, что её деятельность угрожает суверенитету страны [17]. И вновь решение президента было заблокировано Конституционным судом, взявшим МКББГ под свою защиту [18].

Гватемальцы протестуют против решения президента Дж. Моралеса не продлевать мандат МКББГ 20 сентября 2018 года. Фото: Luis Echeverria / Reuters

В то время как глава государства был занят борьбой с угрожавшей всему святому в Гватемале МКБГГ в стране нарастала ещё одна весьма существенная проблема. Начиная с 2018 года из стран Центральной Америки (Гватемала, Гондурас, Сальвадор) в сторону границы Мексики и США двинулись так называемые «караваны мигрантов», состоящие из людей, желающих любой ценой попасть в «землю обетованную» — в США. Столь массовая миграция вызвала резкое отторжение у президента США Дональда Трампа, для которого борьба с нелегальной иммиграцией стала одним из коньков ещё в ходе избирательной кампании 2016 года. Именно поэтому администрация США с конца 2018 года стала наращивать давление на страны Центральной Америки, требуя от них принятия мер по сдерживанию потока «паломников-мигрантов».

В силу разных причин все эти страны не смогли (или не захотели) принять действенных мер по пресечению неконтролируемой миграции, что вынудило Д. Трампа заявить о прекращении финансовой помощи, оказывавшейся Гватемале, Гондурасу и Сальвадору на постоянной основе [19]. Находясь под жестким давлением со стороны администрации Трампа, руководство Гватемалы решило пойти на подписание соглашения о том, что лица, которым было отказано в предоставлении убежища на территории США, должны переправляться в Гватемалу в лагеря для мигрантов.

Подписание данного соглашения было намечено на 15 июля 2019 года. Однако гватемальская оппозиция, возмущенная подобной уступкой США и ограничением права добродушных мигрантов жить там, где они хотят, подала жалобу в Конституционный суд, требуя признать подписание данного соглашения незаконным. Находясь под таким жёстким политическим давлением, Дж. Моралес отменил свой визит в Вашингтон, что означало отказ от подписания соглашения [20].

Президент США Дональд Трамп анонсирует соглашение с Гватемалой. Фото: B. Smialowski / AFP

Вполне возможно столь ловкий ход прошел бы без последствий для лидера Гватемалы при Бараке Обаме, но гватемальские власти не учли, что с 2017 года в Белом доме сидит совсем другой человек. Уже 23 июля Д. Трамп заявил о том, что в случае отказа от подписания соглашения о приеме мигрантов он введет пошлины в отношении товаров из Гватемалы и комиссию за перевод денежных средств из США в Гватемалу [21]. В условиях, когда значительное число семей в Гватемале живет во многом за счет денежных переводов из США, этот шаг стал бы серьёзным ударом по экономике страны и большому числу домохозяйств.

Неудивительно, что угрозы Дональда Трампа оказали практически мгновенное воздействие на позицию Дж. Моралеса и уже 26 июля президенты обеих стран подписали соглашение, согласно которому Гватемала признавалась «безопасной третьей страной», на территории которой должны были располагаться мигранты, желающие попасть в США в поисках получения убежища [22]. Подписание этого соглашения вызвало жёсткую критику со стороны практически всех политических сил Гватемалы, что в очередной раз засвидетельствовало факт резкого падения популярности президента Моралеса.

Именно на таком фоне в Гватемале и проходили президентские выборы, первый тур которых был назначен на 16 июня 2019 года. В этих выборах Дж. Моралес уже не мог принимать участия, поскольку по конституции Гватемалы президент избирается только на один 4-хлетний срок и не может быть переизбран. Выборы главы государства в Гватемале, как и во многих других странах, проходят по мажоритарной системе абсолютного большинства, согласно которой победителем считается кандидат, получивший более 50% голосов избирателей. В том случае, если ни один из кандидатов не получил такого количества голосов проводится второй тур выборов в котором участвуют два кандидата, получившие наибольшее число голосов избирателей в первом туре.

Всего к участию в выборах было допущено 19 кандидатов, однако уже на этапе их выдвижения не обошлось без скандалов. В начале апреля 2019 года в регистрации было отказано бывшему Генеральному прокурору Гватемалы Тельме Алдане, которая прославилась разоблачением коррупционных схем в период правления Отто Переса Молины. Основанием для отказа в регистрации стали жалобы её оппонентов на якобы допущенные ею злоупотребления своим положением в период нахождения в должности Генерального прокурора. Сама Т. Алдана заявила, что в недопущении её до выборов виноват «союз коррупционеров», включающий политиков и представителей крупного бизнеса. С этой точкой зрения достаточно трудно не согласиться, поскольку в период своей работы на посту Генерального прокурора Тельма Алдана смогла перейти дорогу большому количеству очень влиятельных в стране людей.

Незарегистрированный кандидат в президенты Гватемалы Тельма Алдана в бытность свою Генеральным прокурором. Гватемала-сити, 18 апреля 2017 года. Фото: Edgar Hernández

Особенно показательным в этой истории было то, что согласно социологическим опросам, Т. Алдана на выборах должна была однозначно пройти во второй тур, уступая по популярности лишь Сандре Торрес Казанова [23]. Второй скандал был связан с кандидатом от правоцентристской партии «Национальный союз перемен» (исп. Unión del Cambio Nacional, UCN) Марио Эстрадой. В апреле месяце он был арестован в Майами по обвинению в получении денежной суммы в размере от 10 до 12 миллионов долларов  от мексиканского наркокартеля «Синалоа» для финансирования своей предвыборной кампании. Взамен в случае победы на выборах Эстрада обещал помочь картелю в транспортировке наркотиков через территорию Гватемалы при поддержке служб безопасности [24].

В ходе избирательной кампании стало ясно, что те или иные шансы на выход во второй тур, который заранее рассматривался как неизбежный, имеют четыре кандидата. Все социологические опросы, проводившиеся перед первым туром выборов, показывали, что явным лидером предвыборной гонки является Сандра Торрес Казанова, которая не смогла одержать победу на выборах 2015 года. Как и в прошлый раз, её кандидатура была выдвинута левоцентристской партией «Национальное единство надежды» (исп. Unidad Nacional de la EsperanzaUNE). Небольшой имиджевой проблемой для Торрес была история, связанная с делом о мошенничестве, в котором оказался замешан её бывший муж и по совместительству бывший президент Гватемалы Альваро Колом. В феврале 2018 года в рамках расследования этого дела он был заключен под стражу, но в августе того же года отпущен под залог в 200 тыс. долларов США [25]. Тем не менее, результаты опросов показывали, что эта история не сильно повредила репутации С. Торрес.

Как говорилось выше, первоначально опросы показывали, что во второй тур вместе с С. Торрес выйдет Т. Алдана, однако после её дисквалификации борьба за второе место резко обострилась. Многие СМИ полагали, что основным конкурентом С. Торрес станет известный политик, в свое время возглавлявший пенитенциарную систему страны, Алехандро Джамматтеи. Для него эти выборы были уже четвертой попыткой занять пост главы государства, при этом уникальность А. Джамматтеи как политика заключалась в том, что все четыре раза он выдвигался от разных партий. В 2019 году он стал кандидатом от консервативной партии «Вперёд за другую Гватемалу» (исп. Vamos por una Guatemala Diferente), возникшей в 2017 году.

Предвыборный плакат кандидата в президенты Алехандро Джамматтеи. Фото: vamosguatemala.com

Серьёзным претендентом на президентский пост считался и Эдмонд Мулет, выдвинутый правоцентристской Гуманистической партией Гватемалы (исп. Partido Humanista de Guatemala). Э. Мулет, являясь кадровым дипломатом, многие годы занимал различные должности в международных структурах, связанных с ООН. Можно сказать, что Э. Мулет на данный момент является, пожалуй, самым известным гватемальцем в мире. Наконец, определенные шансы на прохождение во второй тур имела и правозащитница Тельма Кабрера, представлявшая «Движение за освобождение народов» (исп. Movimiento para la Liberación de los Pueblos, MLP). Эта партия, выступающая с левых позиций, в качестве своей главной задачи видит защиту интересов гватемальских индейцев майя. Следует также отметить, что за исключением UNE, все перечисленные выше партии возникли в течение последних двух лет, что многое говорит об «устойчивости» партийной системы Гватемалы.

В ходе избирательной кампании все кандидаты традиционно обещали бороться с коррупцией и преступностью, сократить уровень бедности, обеспечить устойчивый рост экономики и уменьшить эмиграционный поток из страны, который в последние годы приобрел угрожающий характер. Результаты выборов 16 июня в целом подтвердили выводы социологов. Первое место на них уверенно заняла Сандра Торрес Казанова, за которую проголосовало 25,54% избирателей. Второе место занял Алехандро Джамматтеи, получивший 13,95% голосов. Ненамного от него отстал Эдмонд Мулет, кандидатуру которого поддержало 11,21% избирателей.

Четвертое место заняла Тельма Кабрера, набравшая 10,37% голосов. Также по итогам выборов очень красноречивым оказался результат Эстуардо Гальдамеса, представлявшего пропрезидентскую партию «Фронт национальной конвергенции». По итогам голосования он смог занять лишь 8 место, получив 4,12% голосов избирателей. Этот результат стал убедительным свидетельством полного разочарования избирателей в деятельности ещё недавно ультрапопулярного Джимми Моралеса. Общая явка избирателей на выборах составила 62% [26].

Как показали результаты голосования, во второй тур вышли С. Торрес и А. Джамматтеи. Многие эксперты отдавали предпочтение перед вторым туром Сандре Торрес сразу по двум причинам. Во-первых, в первом туре она получила почти вдвое больше голосов, чем её конкурент, что представляет собой весьма впечатляющий разрыв, который мало кому удается отыграть (достаточно вспомнить недавние выборы в Украине, где Владимир Зеленский, имея двукратное преимущество перед Петром Порошенко после первого тура,  одержал уверенную победу во втором). Во-вторых, многие из выбывших кандидатов, как и С. Торрес, придерживались левых взглядов, и их избиратели в принципе должны были бы поддержать именно её кандидатуру. Исходя из этого, Сандра Торрес, будучи уверенной в своей победе, отказалась от участия в телевизионных дебатах со своим оппонентом.

Кандидат в президенты Гватемалы Сандра Торрес Казанова во время избирательной кампании. Фото: CARLOS SEBASTIÁN

Как отмечали эксперты, избирательная кампания перед вторым туром шла достаточно вяло и некоторому её оживлению поспособствовали два внешних обстоятельства. Первым из них стало подписание США и Гватемалой соглашения о мигрантах. Подписание этого документа вызвало бурю возмущения в стране. В частности, крестьянские и студенческие организации стали инициаторами массовых акций протеста, направленных против ратификации этого соглашения парламентом [27]. Соглашение подверглось критике практически всеми политическими силами страны. Оба кандидата, участвующие во втором туре, также раскритиковали соглашение, но при этом ловко уклонились от ответа на вопрос, расторгнут ли они его после своей победы на выборах (американские деньги иногда имеют определяющее значение…).

Вторым событием, оживившим гватемальскую политическую жизнь, стала очередная атака на президента страны Дж. Моралеса. Общественная организация «Гражданское действие» обратилась в Верховный суд Гватемалы с запросом о лишении главы государства неприкосновенности в связи с закупкой двух самолетов Pampa III аргентинского производства. Верховный суд решил поддержать действующего президента и отказал заявителям в их требованиях, сославшись на то, что запрос преследует явно выраженные политические цели [28]. После этого решения суда стало ясно, что Дж. Моралесу, в отличие от его предшественника, всё же удастся досидеть на своем посту до окончания установленного срока полномочий, что, впрочем, не исключает возможности привлечения его к ответственности после ухода с занимаемой должности.

Второй тур президентских выборов состоялся 11 августа 2019 года и принес во многом неожиданные результаты. Вопреки многим прогнозам, победу одержал А. Джамматтеи. За него в итоге проголосовало 58,1% избирателей, тогда как за С. Торрес – только 41,8%. Эта неожиданная победа стала свидетельством того, что большинство избирателей поверило обещаниям А. Джамматтеи, касающихся ужесточения борьбы с коррупцией и преступностью, в том числе, обещанию восстановить в стране смертную казнь. Кроме того, сразу после оглашения предварительных итогов голосования А. Джамматтеи заявил о том, что надеется внести изменения в «спорное соглашение по миграции», которое подписали Д. Трамп и Дж. Моралес [29]. Зная характер действующего президента США, можно смело предположить, что эти слова Джамматтеи останутся просто проявлением политической риторики.

Алехандро Джамматтеи показывает свой чернильный палец после голосования на избирательном участке в городе Гватемала 11 августа 2019 года. Фото: Orlando Estrada / AFP

Другой неожиданностью второго тура выборов стала очень низкая явка избирателей. По сравнению с первым туром она снизилась почти на треть (!) и составила 42% [30]. Подобное довольно редко встречающееся падение уровня активности избирателей во втором туре во многом можно объяснить недоверием значительной части гватемальцев к двум основным претендентам на пост главы государства.

Новому президенту Гватемалы, кроме серьёзных социально-экономических проблем, стоящих перед страной уже в течение нескольких десятилетий, придется решать сложную проблему отношений с парламентом, в котором его партия «Вперёд» имеет всего лишь 16 мандатов, тогда как партия Сандры Торрес, жаждущей политического реванша, занимает более чем в три раза больше мест (54 из 160). Сможет ли А. Джамматтеи справиться с решением стоящих перед ним задач и переломить традицию, согласно которой президенты страны неминуемо скатываются в коррупционное болото, покажет уже ближайшее время.

  1. Briggs B. Secrets of the dead // The Guardian, 2 Feb 2007
  2. Responsibility for human rights violations and acts of violence // shr.aaas.org / web.archive.org
  3. Percentage of identified victims by ethnic group // shr.aaas.org / web.archive.org
  4. Gruson L. Guerrilla War in Guatemala Heats Up, Fueling Criticism of Civilian Rule // The New York Times, June 3, 1990
  5. Exvicepresidenta Baldetti capturada esta mañana por tres delitos // elPeriódico, agosto 21, 2015
  6. “No renunciaré”, enfatiza Presidente Pérez Molina // Emisoras Unidas, 23 Agosto, 2015
  7. Contreras D., Escobar I. Renuncia el presidente Otto Pérez // Prensa Libre,
  8. «Tienen toda la intención de destruirme», afirma Otto Pérez, ya está en tribunales // Siglo.21, 03.09.2015
  9. Гватемальский суд отправил экс-президента под стражу // ТАСС, 4 СЕН 2015
  10. Alper A. From lewd jokes to power: Guatemala comic on course for presidency // Reuters, OCTOBER 1, 2015
  11. Republic of Guatemala. ELECTION FOR PRESIDENT. RESULTS // ElectionGuide, OCT. 25, 2015
  12. Menchu S. Guatemala president’s brother, son held on suspicion of fraud // Reuters, JANUARY 19, 2017
  13. Schwartz R. Guatemala’s president tried to expel the U.N. commissioner who announced he was under investigation // The Washington Post , September 6, 2017
  14. Guatemala parliament votes to keep immunity for President Jimmy Morales // Deutsche Welle, 12.09.2017
  15. Menchu S. Guatemala not renewing mandate of U.N. anti-corruption body // Reuters, SEPTEMBER 1, 2018
  16. Phillips T. Guatemalan president condemned after ejecting UN anti-corruption group // The Guardian, 8 Jan 2019
  17. Guatemala: court blocks president’s expulsion of UN anti-corruption group // The Guardian, 9 Jan 2019
  18. СМИ: Трамп решил приостановить поддержку Гватемалы, Гондураса и Сальвадора // RT, 30 марта 2019
  19. Президент Гватемалы отложил визит в Вашингтон из-за спорного соглашения по миграции с США // ТАСС, 15 ИЮЛ 2019
  20. Трамп угрожает расправиться с Гватемалой за отказ от сделки по беженцам // ИА REGNUM, 23 июля 2019
  21. США и Гватемала подписали соглашение о сотрудничестве по миграционным вопросам // ТАСС, 27 ИЮЛ 2019
  22. Guatemala: la candidature de l’ex-procureure rejetée // Le Figaro
  23. Guatemala. Un candidat à la présidentielle arrêté pour complot avec un cartel // Ouest-France, 18/04/2019
  24. Mendoza М. Guatemala: expresidente Álvaro Colom sale de prisión // CNN, 4 Agosto, 2018
  25. Republic of Guatemala. ELECTION FOR PRESIDENT. RESULTS // ElectionGuide, JUNE 16, 2019
  26. В Гватемале перед выборами президента начались массовые протесты крестьян // ИА REGNUM, 8 августа 2019
  27. Суд Гватемалы отказался лишить неприкосновенности президента Моралеса // ИА REGNUM, 2 августа 2019
  28. В Гватемале планируют внести изменения в «спорное соглашение» по миграции // ИА REGNUM, 12 августа 2019
  29. Стали известны итоги второго тура президентских выборов в Гватемале // ИА REGNUM, 12 августа 2019

Фото в начале статьи: Prensa Comunitaria

Оставьте комментарий