Время собирать камни: поражение партии СИРИЗА на выборах в Греции

Время собирать камни: поражение партии СИРИЗА на выборах в Греции

7 июля 2019 года в Греции состоялись досрочные парламентские выборы, которые вызвали большой интерес далеко за пределами страны. И это совершенно неудивительно, поскольку уже на протяжении целого ряда лет «греческая проблема», связанная с наличием огромного государственного долга, по своей значимости для Европейского Союза сопоставима только с проблемой Brexit.

Проведение этих выборов ещё раз продемонстрировало одну из специфических особенностей греческой политики, выражающуюся в регулярном проведении именно досрочных выборов. Достаточно сказать, что с 2004 года ни один состав парламента не проработал установленный Конституцией Греции четырехлетний срок [1]. Результаты выборов ознаменовали существенное изменение политических предпочтений греческих избирателей, однако перед тем как говорить непосредственно об итогах голосования, следует сказать о том, как эволюционировала политическая система Греции в течение последнего времени.

Как ни парадоксально, Греция, являющаяся родиной демократии, в XX веке не могла похвастаться наличием устойчивых демократических традиций. Власть в стране регулярно переходила в руки военных, а политическая борьба достаточно часто принимала вооруженный характер. Самым ярким проявлением такого политического противоборства стала Гражданская война 1946—1949 годов, в ходе которой сторонникам монархии противостояли повстанцы-коммунисты. Последним случаем «отступления от демократии» стал приход к власти в 1967 году так называемой диктатуры «черных полковников», которая просуществовала до 1974 года. С этого  момента Греция вступила на демократический путь развития, с которого не сходит уже более 40 лет.

Архивное фото: Основатель партии «Новая демократия» Константинос Караманлис во время парламентских выборов 17 ноября 1974 года, первых демократических выборов после диктатуры «чёрных полковников». Фото с www.ert.gr

Следует отметить, что уже в 70-е годы прошлого века в Греции сложилась весьма устойчивая двухпартийная система, основанная на чередовании у власти правоцентристской партии «Новая демократия» (греч. Νέα Δημοκρατία; НД) и левого «Всегреческого социалистического движения» (греч. Πανελλήνιο Σοσιαλιστικό Κίνημα — ΠΑ.ΣΟ.Κ.ПАСОК), которое с годами постепенно сместилось на левоцентристские позиции. Эта система достаточно успешно функционировала до глубокого экономического кризиса 2012 года, к которому привели совместные действия правительств, сформированных НД и ПАСОК.

Предпосылки этого кризиса возникли ещё в 2001 году, когда греческие власти сознательно сфальсифицировали данные о показателях экономического развития страны для того, чтобы Греция стала членом Еврозоны. На данный момент этот факт является общепризнанным и подтверждается заявлениями руководителей Европейского союза (ЕС), в частности Жана-Клода Юнкера [2]. Однако и после вступления в Еврозону поток «греческих фальсификаций» не остановился. На протяжении целого ряда лет власти Греции регулярно представляли в ЕС недостоверные данные об экономической и финансовой ситуации в стране, в частности, о размере дефицита государственного бюджета. Дефицит этот покрывался, прежде всего, за счёт активных внешних заимствований.

Эта «беззаботная эпоха» закончилась в 2009 году, когда у инвесторов наконец возникли запоздалые подозрения в отношении способности Греции выполнять свои долговые обязательства в условиях огромного государственного долга. В результате, в апреле 2010 года правительство Греции официально обратилось к ЕС за финансовой помощью, чтобы  избежать неминуемого дефолта. Данная помощь была предоставлена в рамках трёх «пакетов» в период с 2010 по 2018 годы. При этом следует отметить, что предоставленные средства в основной своей массе не вкладывались в экономику, а шли на погашение процентов по предшествующим кредитам и частичное погашение основной суммы этих кредитов.

Долговой кризис совпал по времени с мировым экономическим кризисом 2008 года, который очень серьёзно задел Грецию. Так, в период с 2008 по 2011 годы ВВП Греции сократился на 18%, а безработица выросла с 8% до 18% [3]. Всё это происходило на фоне существенного сокращения государственных расходов, что серьёзно ударило по большому количеству простых греков, привыкших беззаботно жить на широкую ногу. Совершенно естественно, что в подобной ситуации господство НД и ПАСОК, чья безответственная экономическая политика привела к столь тяжелым последствиям, закономерно подошло к своему логическому концу.

Показателем начала серьёзных политических перемен в Греции стали результаты парламентских выборов 6 мая 2012 года. На них «исторические греческие партии» НД и ПАСОК потерпели существенное поражение. НД смогла получить на выборах лишь 18,85% голосов греческих избирателей, тогда как в 2009 году за партию голосовало 33,47%. Что касается ПАСОК, то в 2012 году партия пережила настоящую электоральную катастрофу. Если в 2009 году она уверенно заняла первое место, получив 43,92% голосов, то через три года за неё отдали голоса лишь 13,18% избирателей, что позволило социалистам получить лишь 41 место в парламенте вместо прежних 160 [4].

Глава коалиции СИРИЗА Алексис Ципрас во время весенней избирательной кампании 2012 года. Афины, 3 мая 2012 года. Фото: John Kolesidis / Reuters

Эти же выборы, как оказалось впоследствии, стали началом конца доминирования ПАСОК на левом фланге греческой политики. Большинство избирателей, придерживающихся левых взглядов, в 2012 году предпочло поддержать до этого находившееся на вторых ролях объединение нескольких левых партий под названием «Коалиция радикальных левых» (греч. Συνασπισμός Ριζοσπαστικής ΑριστεράςΣΥ.ΡΙΖ.Α.; СИРИЗА) во главе с Алексисом Ципрасом. Если в 2009 году за СИРИЗА проголосовало лишь 4,60% избирателей, то в 2012 году уровень её электоральной поддержки составил уже 16,78%, что позволило «коалиции левых радикалов» занять второе место на выборах [4].

Следует отметить, что название объединения, которое в 2013 году преобразовалось в единую партию, достаточно точно характеризовало его политическую ориентацию. Если ПАСОК в течение нескольких десятилетий превратился в достаточно умеренную левоцентристскую партию, то СИРИЗА сразу оформилась в качестве политической силы, выступающей с весьма радикальных левых позиций. В частности, в ходе избирательной кампании 2012 года её лидеры выступали за прекращение политики «жесткой экономии» и приостановление выплат по внешним долгам Греции. Естественно, что подобная программа не могла не увлечь многих греков, уже тогда уставших от экономического кризиса.

Однако, как показали последующие события, майские выборы стали лишь прологом дальнейшего развития политического кризиса в Греции. Политические партии, ни одна из которых не получила большинства мест в парламенте, не смогли договориться о формировании коалиционного правительства и уже 17 июня того же 2012 года греческие избиратели вновь отправились на избирательные участки. На этих выборах, в ходе которых фактически решался вопрос о продолжении программы финансовой стабилизации и нахождения Греции в зоне евро, формальную победу вновь одержала «Новая демократия», за которую проголосовало 29,66% избирателей. Второе место вновь уверенно заняла СИРИЗА, которую поддержали уже 26,89% проголосовавших греков. ПАСОК с 12,28% голосов во второй раз подряд остался на третьем месте [5]. По итогам этих выборов в Греции всё же удалось сформировать коалиционное правительство, в которое вошли НД, ПАСОК и небольшая партия «Демократическая левая». СИРИЗА стала главной оппозиционной силой в стране.

Теоретически, следующие парламентские выборы в Греции должны были пройти летом 2016 года, однако в реальности очередное посещение греками избирательных участков состоялось уже в январе 2015 года. Причиной проведения досрочных выборов стал политический кризис, возникший из-за неспособности парламента в течение трех туров избрать президента, что согласно Конституции Греции автоматически ведет к роспуску самого парламента и проведению новых выборов (п. 4 ст. 32) [6]. В ходе этих выборов грекам, существенно пострадавшим от политики «жесткой экономии», применявшейся правительством во главе с демократом Антонисом Самарасом, предстояло решить, стоит ли и дальше придерживаться прежнего политико-экономического курса.

В этой ситуации многие греки решили прислушаться к радикальной риторике,  исходившей от партии СИРИЗА и её харизматичного лидера А. Ципраса. Следует отметить, что позиции партии действительно были достаточно радикальными, что на первых порах очень сильно напугало европейские элиты. А. Ципрас обещал покончить с политикой «жесткой экономии», диктуемой Германией, провести реструктуризацию греческого долга, включая списание его значительной части, повысить заработную плату и увеличить численность работающих в госсекторе [7].

Лидер партии СИРИЗА Алексис Ципрас во время январской избирательной кампании 2015 года. Фото: Giannis Papanikos / AP Photo

Подобная программа, о нереалистичности которой говорили оппоненты А. Ципраса, привлекла внимание многих жителей страны, уставших от экономического кризиса. На выборах СИРИЗА одержала уверенную победу, получив 36,34% голосов избирателей. НД смогла получить лишь 27,81%  голосов, а ПАСОК ждал очередной электоральный провал с результатом в 4,68% голосов избирателей. Что касается «Демократической левой», то она с 0,49% голосов вообще осталась за пределами парламента [8].

По результатам выборов СИРИЗА получила 149 из 300 мест в парламенте и для формирования правительства ей не хватило всего двух мандатов. Сразу после выборов А. Ципрас заявил, что его партия вступит в коалицию с небольшой партией «Независимые греки — Национально патриотический альянс» (греч. Ανεξάρτητοι Έλληνες — ΑΝ.ΕΛ.; АНЕЛ). Это было достаточно неожиданное решение, поскольку АНЕЛ никогда не принадлежала к левому политическому лагерю и скорее могла рассматриваться как националистическая консервативная партия.

Однако у этого странного лево-правого альянса оказалось общее видение того, что следует делать Греции в сложившихся неблагоприятных экономических условиях. Обе партии решительно выступили за пересмотр финансовых соглашений между ЕС и Грецией. По мнению руководства АНЕЛ эти соглашения привели Грецию к положению долговой колонии. При этом особенно негативные чувства лидеры партии проявили к Германии и конкретно к Ангеле Меркель, заявив, что она хочет поставить Грецию на колени [9].

Сразу после формирования правительства А. Ципрас приступил к исполнению своих предвыборных обещаний. Уже на первой встрече нового правительства страны с «тройкой» кредиторов (ЕС, Европейский Центральный банк и Международный валютный фонд) министр финансов Янис Варуфакис потребовал реструктуризации греческого долга, включая списание значительной его части. Кроме того, министром было заявлено, что Афины больше не намерены сотрудничать с «тройкой» [10]. Позднее А. Ципрас смягчил позицию своего министра-радикала, согласившись на продолжение переговоров, однако вновь подчеркнул, что будет бороться за списание большей части внешнего долга.

Переговоры Греции и «тройки» действительно продолжались ещё несколько месяцев, но в итоге они не дали никакого результата. В этих условиях команда А. Ципраса решила радикально поднять ставки и 5 июня 2015 года Греция отказалась перечислить очередной платеж в Международный валютный фонд. МВФ, однако, не оценил революционного порыва греческого руководства и 11 июня заявил, что приостанавливает переговоры с Афинами из-за отсутствия какого-либо прогресса и отказа правительства А. Ципраса пойти на сокращение социальных расходов и увеличение налоговой нагрузки [11].

Параллельно с этим премьер Ципрас и члены его команды непрерывно выступали с публичными заявлениями о том, что они не позволят говорить с Грецией «на языке ультиматумов». Вместе с тем руководством Греции предпринимались весьма нестандартные шаги. В частности, как свидетельствует бывший президент Франции Франсуа Олланд, греческое правительство начало переговоры с Россией об использовании российских печатных станков для возобновления эмиссии прежней денежной единицы Греции — драхмы, поскольку греческие станки были ликвидированы после перехода страны на евро [12].

В самый разгар развернувшегося долгового кризиса А. Ципрас решился на нетривиальный ход и 27 июня объявил о проведении референдума по вопросу об одобрении плана финансовой помощи, представленного «тройкой» [13]. Уже на следующий день депутаты парламента большинством голосов одобрили проведение референдума [14]. Датой голосования было названо 5 июля 2015 года. На референдум было решено вынести вопрос со следующей формулировкой: «Должен ли быть принят план соглашения (порядок выплаты долга, новое кредитование и комплекс мер экономии), представленный Европейской комиссией, Европейским центральным банком и Международным валютным фондом?»

Образное видение июльского референдума 2015 года. Карикатура Zito_77. Источник: www.reddit.com

Решение о вынесении соглашения на референдум вызвало изумление практически у всех международных органов. Даже в самой Греции далеко не все приветствовали инициативу «буревестника финансовой революции». Критики идеи проведения референдума указывали, что действующая конституция страны не предусматривает возможности проведения плебисцитов по финансовым вопросам (п. 2 ст. 44). В свою очередь, представители СИРИЗА ссылались на то, что конституция допускает проведение референдума по важным национальным вопросам, а в этом случае перед страной стоит именно такой вопрос.

Противники референдума попытались сорвать его проведение, подав иск в Государственный совет, ссылаясь на то, что на голосование вынесен вопрос, касающийся финансов, который, кроме того, весьма неясно сформулирован. Однако Госсовет Греции отклонил иск, сославшись на то, что вопрос об отмене политического решения, каковым является назначение всенародного голосования, не относится к компетенции высшего административного суда [15]. В течение довольно быстротечной референдумной кампании СИРИЗА, АНЕЛ и крайне правая партия «Золотая заря» агитировали за отказ от соглашения. Практически все остальные партии призывали одобрить его.

Результаты референдума показали, что большинство греков в очередной раз поверили А. Ципрасу и его команде. Против соглашения проголосовало 61,31% избирателей, тогда как в его поддержку высказалось лишь 38,69% проголосовавших [16]. Казалось бы, такие итоги голосования должны были рассматриваться в качестве триумфальной победы левых сил над «бесчеловечным капиталистическим монстром» в лице ЕЦБ и МВФ. Однако уже ближайшие дни после референдума показали, что Европа совершенно не собирается играть с греческими левыми популистами в политические игры.

Через несколько дней правительство Греции получило от европейских органов новый вариант финансового соглашения, существенно более жесткий, чем тот, который был столь триумфально отвергнут греками в ходе референдума. Соглашение предусматривало повышение налогов, реформирование пенсионной системы, сокращение государственных, в том числе, социальных расходов, сокращение государственного аппарата, либерализацию рынка труда и проведение масштабной приватизации под контролем европейских институтов. По сути дела, речь шла о полной капитуляции А. Ципраса и об отказе СИРИЗА от исполнения своей предвыборной программы.

Находясь в практически безвыходном состоянии, А. Ципрас был вынужден принять предложенные его правительству условия и вынес проект нового финансового соглашения на голосование в парламенте. После ожесточенных дискуссий проект был одобрен депутатами. Однако в ходе голосования значительное число депутатов от СИРИЗА проголосовало против «финансовой капитуляции» и соглашение было принято за счет голосов представителей столь нелюбимых Ципрасом «Новой демократии» и ПАСОК. Фактический раскол правящей партии сделал неизбежным проведение новых досрочных парламентских выборов.

Эти выборы в итоге были назначены на 20 сентября 2015 года. Теоретически можно было бы предположить, что в ситуации, когда абсолютно авантюрная и популистская политика А. Ципраса потерпела абсолютный крах, его партия потерпит сокрушительное поражение. Но греки в который раз решили «проголосовать сердцем». По итогам выборов СИРИЗА вновь заняла первое место, получив 35,46% голосов избирателей. Это принесло ей 145 из 300 мест в парламенте и вновь в коалиции с АНЕЛ, получившей 3,69% голосов и 10 депутатских мест, сформировать новое правительство [17].

Лидер партии СИРИЗА Алексис Ципрас во время сентябрьской избирательной кампании 2015 года. Кесариани, Афины, 5 сентября 2015 года. Фото: EPA/ORESTIS PANAGIOTOU

После несостоявшейся «греческой революции» А. Ципрас и его правительство стали послушно выполнять все указания кредиторов и больше не пытались оспаривать волю международных инстанций. Так продолжалось до 2018 года, когда относительная политическая стабильность в Греции вновь была поставлена под угрозу, но теперь уже не в результате воздействия экономических факторов, а из-за внешнеполитических проблем. Речь в данном случае идет о так называемом «македонском вопросе». После распада Югославии одним из новых государств, возникших на его руинах, стала бывшая союзная республика Македония. Однако Греция с самого начала выступила против признания нового государства под таким названием, поскольку исходила из того, что термин «Македония» относится исключительно к греческой истории и культуре и не может быть использован какими-либо другими этническими общностями.

Кроме того, греки полагали, что принятие новым государством подобного названия послужит основанием для выдвижения территориальных претензий к Греции, в состав которой входит историческая область Македония, составляющая более четверти территории Греции и граничащая с новым государством под тем же названием. В 1993 году после длительных переговоров Греция согласилась не препятствовать вступлению Македонии в международные организации при соблюдении двух условий. Во-первых, новое государство должно было выступать на международной арене под причудливым названием «Бывшая югославская республика Македония» (БЮРМ). Во-вторых, оно отказывалось от выдвижения каких-либо территориальных претензий к Греции. В результате принятия этих условий новое государство реализовало свое право на вступление в ООН и в другие международные организации.

Однако, эта возможность не распространялась на НАТО и ЕС, вступление в которые требовало согласия Греции, категорически не желавшей видеть в их составе страну с названием «Македония». Подобное положение дел сохранялось много лет до тех пор, пока руководство этих организаций в силу разных не вполне понятных причин не возжелало увидеть эту бедную страну в рядах своих членов. В результате этого на Грецию, и так зависящую от ЕС, было оказано мощное давление, результатом чего стало подписание 17 июня 2018 года так называемого Преспанского соглашения, согласно которому БЮРМ получало название Республика Северная Македония, а Греция сохраняла практически полную монополию на культурно-исторический аспект названия «Македония» и снимала свою блокировку на вступление соседней страны в ЕС и НАТО.

Подписание данного соглашения вызвало массовые протесты в обеих странах. «Македонцы» не хотели становиться «северными македонцами», а многие греки требовали признания исключительного права своей страны на политико-правовое использование данного термина. Политические перипетии, связанные с ратификацией данного соглашения в Македонии, где потребовалось проведение референдума, мы освещали в одной из наших предыдущих статей. Что же касается Греции, то в ней утверждение соглашения так же прошло далеко не гладко. За его ратификацию проголосовали лишь 153 депутата из 300 и происходило всё это на фоне массовых акций протеста греков, недовольных сделкой с «Северной Македонией» [18].

Для Алексиса Ципраса и его окружения это имело два важных последствия. Во-первых, к обвинениям в «низкопоклонстве» перед ЕС добавилось обвинение в предательстве идеи «греческой Македонии». Во-вторых, подписание соглашения и его открытая поддержка привели к распаду долголетней коалиции СИРИЗА и АНЕЛ. Лидер АНЕЛ Панос Камменос, вспомнив о названии своей партии («Независимые греки») выступил категорически против соглашения и покинул пост министра обороны, который занимал до этого [19]. Тем не менее, часть фракции АНЕЛ поддержала правительственную точку зрения, что привело к ратификации греческим парламентом Преспанского соглашения.

Следующее испытание ожидало А. Ципраса и его команду 26 мая 2019 года в день выборов в Европейский парламент, а также в региональные и местные органы власти. И следует отметить, что в этот раз удача оказалась далеко не на стороне действующего главы правительства. На европейских выборах убедительную победу одержала долго находившаяся в оппозиции «Новая демократия» во главе с Кириакосом Мицотакисом, принадлежащим к одной из самых известных политических династий Греции (его отец, Константинос Мицотакис, был премьер-министром Греции в 1990—1993 годах, а сестра — Дора Бакоянни занимала должности министра иностранных дел Греции и мэра Афин). За НД проголосовало 33,12% избирателей, тогда как за СИРИЗА — только 23,75% [20].

Лидер партии «Новая демократия» Кириакос Мицотакис позирует на избирательном участке 26 мая 2019 года. Фото: Michalis Karagiannis / IANS / Xinhua

Теоретически, поражение на европейских, а также региональных и местных выборах не должно было повлечь для правительства А. Ципраса прямых политических последствий. Тем не менее, оно стало симптомом серьёзного ослабления когда-то всесильной СИРИЗА. На это наложилась практически полная политическая изоляция партии. Символом этой изоляции стал пост лидера АНЕЛ Паноса Камменоса в Twitter: «СИРИЗА покончила с собой в Преспах» (место, где было заключено соглашение с Македонией) [21]. В этой ситуации А. Ципрас сразу после опубликования первых результатов голосования на выборах депутатов Европарламента объявил о необходимости проведения досрочных парламентских выборов [1]. Новое досрочное голосование было назначено на 7 июля 2019 года.

Практически всем экспертам было ясно, что результаты предстоящих парламентских выборов не сильно будут отличаться от результатов только что состоявшихся выборов в Европарламент. И для этого были все, особенно экономические, основания. Да, СИРИЗА могла поставить себе в заслугу снижение безработицы с 26,7 до 18,1%, а также профицит бюджета и преодоление тенденции к падению ВВП с выходом на небольшой рост (в 2019 году он предполагается в размере 2,2%) [22]. Однако у оппонентов партии аргументы были более существенными.

Даже после сокращения уровня безработицы он продолжает оставаться одним из самых высоких в ЕС, общее падение экономики за последнее десятилетие составило 25%, из страны с населением немногим более 11 млн. человек в поисках работы уехало примерно 350—400 тыс. её жителей. В Греции вторая в ЕС по величине (после Франции) налоговая нагрузка на семью, при этом собираемость налогов находится на крайне низком уровне. По соотношению государственного долга к ВВП Греция занимает первое место в ЕС, а по уровню бедности за последние годы поднялась с 9 на 3 место, приблизившись к абсолютным лидерам — Болгарии и Румынии [23].

Думается, вряд ли можно отрицать тот факт, что выиграть выборы при таких экономических показателях в демократической стране практически невозможно. Ко всему этому добавился дополнительный раздражающий фактор, связанный с подписанием Ципрасом Преспанского соглашения, которое многие греки сочли предательством национальных интересов. По сути дела, всех, кто следил за греческими выборами интересовали три  вопроса: каков будет разрыв между НД и СИРИЗА, получит ли НД абсолютное большинство мест в парламенте и какие партии в итоге в него попадут.

Лидер партии СИРИЗА Алексис Ципрас на избирательном участке 26 мая 2019 года. Фото: Marios Lolos / IANS / Xinhua

Несколько важных особенностей о правилах проведения парламентских выборов в Греции. Одной из них является то, что голосование на парламентских выборах является обязательным (п. 5 ст. 51 Конституции Греции). Однако при этом никаких санкций за неисполнение этой обязанности не предусмотрено и значительная часть избирателей регулярно не принимает участия в выборах. Другой особенностью парламентских выборов здесь является то, что они всегда проходят на основе пропорциональной системы голосования. При этом пропорциональность выборов в Греции является в определенной степени «урезанной».

Согласно действующему закону, партия, занявшая по итогам голосования первое место, получает дополнительно 50 депутатских мест. Этот элемент мажоритарности был веден для того, чтобы победитель выборов смог сформировать устойчивое правительство. После выборов 2015 года данная норма из закона была удалена, но выборы 2019 года проходили ещё по старому законодательству, хотя СИРИЗА по вполне понятным причинам предлагала начать жить по новым правилам уже сейчас. Ещё одной особенностью пропорциональной системы, применяемой в Греции, является 3%-ый порог прохождения партий в парламент. Наконец, нельзя не отметить, что выборы 2019 года стали первыми парламентскими выборами в истории Греции, в которых граждане смогли участвовать уже по достижении 17 лет. (Ранее греки получали право голоса в 18 лет).

Преувеличением было бы сказать, что избирательная кампания в Греции в этот раз была чересчур интенсивной, однако у неё всё же была своя специфика. «Новая демократия» ожидаемо построила свою агитацию на критике политики правительства А. Ципраса, прежде всего, в сфере экономики. Партия обещала запустить экономический рост, опираясь на идеи, связанные со снижением налогов и стимулированием предпринимательской деятельности. Что касается Ципраса, то он, понимая бесперспективность экономических дискуссий, решил сделать акцент на инициативах в сфере геополитики. (Достаточно традиционный ход для любого правительства, сконцентрированного на «поднятии своей страны с колен»). В конце мая правительство Греции внезапно потребовала от Турции перестать фальсифицировать историю (какая до боли знакомая тема…) и признать наконец геноцид понтийских греков в 1914—1923 годах [24].

«Турецкая тема» получила своё продолжение в июне, когда правительство Ципраса призвало ЕС принять санкции против Турции в связи с тем, что та начала разработку месторождений природного газа на континентальном шельфе Северного Кипра, основываясь на разрешениях, выданных властями никем, кроме Турции, не признанной Турецкой Республики Северного Кипра [25]. (Нельзя не отметить, что отношения между Грецией и Турцией в годы правления А. Ципраса вообще были весьма далеки от идеала).

Однако «турецкий фронт» оказался не единственным, на котором СИРИЗА и её лидер рассчитывали одержать идеологическую победу. В течение нескольких лет в Греции обсуждался вопрос о необходимости предъявить Германии требования о выплате репараций в качестве возмещения ущерба, нанесенного Третьим Рейхом в ходе оккупации Греции в период Второй мировой войны. Появление данной темы в греческой политической повестке совершенно не случайно совпало по времени с началом жёсткого давления на Грецию со стороны ЕС по вопросу о возврате долгов. Также неслучайным было и предъявление претензий именно к Германии, руководство которой во главе с фрау Меркель  в период греческого долгового кризиса заняло наиболее жесткую позицию по отношению к Афинам.

Первоначально дело ограничивалось разговорами, однако в апреле 2019 года депутаты парламента Греции собрались с мыслями и приняли резолюцию с поручением правительству потребовать от Германии выплатить репарации в размере 320 млрд. евро. Следует специально отметить, что за эту резолюцию проголосовали почти все депутаты парламента, независимо от фракционной принадлежности [26]. (Естественно, что Германия совершенно не собирается  признавать греческие требования, считая их, мягко говоря, надуманными). Тем не менее, это открытие командой А. Ципраса «внешнеполитического фронта» не сильно помогло партии СИРИЗА, что и продемонстрировали итоги парламентских выборов.

Лидер партии «Новая демократия» Кириакос Мицотакис покидает избирательный участок 7 июля 2019 года. Фото: Yiorgos Kontarinis / Eurokinissi via REUTER

Результаты голосования 7 июля во многом подтвердили предположения, делавшиеся экспертами, хотя при этом всё же не обошлось без некоторых сюрпризов. Победу на выборах ожидаемо одержала «Новая демократия», за которую проголосовали 39,85% избирателей (в 2015 году её результат составил 28,09% голосов). Столь впечатляющая поддержка со стороны избирателей обеспечила НД 158 мест в 300-местном парламенте, что позволило консерваторам сформировать однопартийное правительство. Второе место также ожидаемо заняла СИРИЗА, получившая 31,53% голосов (в 2015 году за партию проголосовало 35,46%). Безусловно, данный результат следует расценивать как поражение, которое, однако, не может быть названо катастрофическим в силу, по крайней мере, двух моментов.

Во-первых, несмотря на плачевные результаты деятельности правительства А. Ципраса, СИРИЗА почти полностью сохранила свой электорат. Во-вторых, итоги голосования стали убедительным доказательством того, что СИРИЗА продолжает оставаться одной из двух крупнейших партий страны, фракция которой в парламенте насчитывает 86 депутатов, а также является доминирующей силой на левом фланге греческой политики. По сути дела, в последние годы в левом лагере Греции произошла своеобразная «рокировка». Если раньше главной левой политической силой здесь была ПАСОК, а остальные левые партии, включая СИРИЗА, занимали достаточно маргинальные позиции, то теперь в качестве «доминанта» выступает СИРИЗА, а остальные партии претендуют лишь на роль «младшего партнера».

Третье место занял созданный в 2018 году левоцентристский избирательный блок «Движение перемен», в который вошли ПАСОК и «Движение демократических социалистов». За это новое политическое образование проголосовали 8,10% избирателей, что дало ему возможность получить 22 места в парламенте. При этом очень показательным является тот факт, что некогда одна из мощнейших партий страны (ПАСОК) уже не выступает на выборах самостоятельно и показывает на них результаты, в разы уступающие некогда малозаметной СИРИЗА.

Четвертое место по итогам выборов заняла партия, практически не имеющая аналогов в парламентах других европейских стран. Речь идет о старейшей политической силе страны — Коммунистической партии Греции (КПГ), которая, откровенно говоря, давно превратилась в неосталинистскую секту. Риторика партии до боли напоминает даже не брежневскую, а сталинскую риторику с обличением капитализма, буржуазных партий, «оппортунистов» и «социал-предателей». (В качестве примера можно привести заявления ЦК КПГ по поводу результатов выборов в Европарламент, в которых партия, выступающая за выход из ЕС, по какому-то недоразумению всё же приняла активное участие) [27].

Фото: National Herald

Компартия Греции давно удобно устроилась в своей электоральной нише, получая 5-7% голосов и продолжая громить в парламенте «мир буржуазного беспредела». Вот и в этот раз КПГ получила 5,30% голосов и как следствие 15 мест в парламенте. (Нельзя не отметить, что на фоне стальных греческих коммунистов КПРФ и лично Геннадий Андреевич Зюганов выглядят, деликатно говоря, неубедительно…).

Все перечисленные партии в том или ином качестве уже многие годы имели и имеют собственное парламентское представительство. Однако в этот раз наряду с ними в парламент вошли два новичка, являющиеся полной идейной противоположностью друг другу.  Пятое место, набрав 3,70% голосов, заняла созданная в 2016 году партия «Греческое решение» (ГР). Партия была создана выходцами из уже несуществующей правоконсервативной партии «Народное православное объединение». ГР выступает за жесткую борьбу с миграцией, категорически не приемлет Преспанское соглашение с Македонией, активно выступает в поддержку православных ценностей, а во внешней политике придерживается пророссийской ориентации. В результате выборов ГР очень сильно напоминающая по своим идейным установкам другие европейские правопопулистские партии, получила 10 мест в парламенте.

Полной противоположностью ей является созданная в марте 2018 года партия под экзотическим названием «Европейский реалистический фронт неповиновения» (греч. Μέτωπο Ευρωπαϊκής Ρεαλιστικής ΑνυπακοήςΜέΡΑ25; МеРА25). Лидером партии стал уже упоминавшийся ранее министр финансов в правительстве Ципраса Янис Варуфакис, который покинул кабинет министров в знак протеста против капитуляции Ципраса перед ЕС. За последующие годы взгляды самого известного греческого левака не изменились и он по-прежнему выступает за реструктуризацию греческого долга посредством списания значительной его части, за введение безусловного обязательного дохода и развитие «альтернативной энергетики». Более того, теперь борьба Варуфакиса против «мирового капитала» и крайне правых вышла на международный уровень. В частности, он начал политическое сотрудничество с придерживающимся схожих взглядов известным американским сенатором Берни Сандерсом [28]. В итоге радикальные левые смогли получить 3,44% голосов избирателей, что принесло им 9 мест в парламенте [29].

Наряду с неожиданным прохождением «друзей Варуфакиса» в парламент одной из сенсаций прошедших выборов стало то, что в него не попала крайне правая партия «Золотая заря», имевшая собственную фракцию с 2012 года. Практически все социологические опросы показывали, что партия пройдет в парламент, однако в итоге она смогла получить лишь 2,93% голосов [29] и потеряла фракцию, насчитывавшую 18 человек. Возможными причинами этого провала стала усталость избирателей от крайне радикальной, фактически профашистской риторики партии, а также появление конкурента в виде «Греческого решения», который показался многим грекам более респектабельным вариантом по сравнению с «Золотой зарей».

В целом, в выборах приняло участие 19 партий и избирательных блоков, а уровень явки был зафиксирован на не очень высоком для Греции уровне в 57,91% [29]. В заключение следует сказать о лидерах, которые возглавляют две наиболее популярные на сегодняшний день партии Греции. Что касается А. Ципраса, то следует признать, что  значительная часть греков продолжает сохранять к нему доверие, несмотря на то, что он был вынужден фактически отказаться от своих предвыборных обещаний 2015 года. Как политика его оценивают совершенно по-разному. Одни видят в нём «жертву» ЕС, другие — демагога и популиста, третьи — марионетку, специально подобранную для реализации финансовых планов объединенной Европы.

Предвыборный митинг партии «Новая демократия». Афины, 5 июля 2019 года. Фото: Louisa Gouliamaki / Agence France-Presse / Getty Images

Некоторые российские авторы даже утверждают, что Алексис Ципрас активно продвигал идею предоставления томоса об автокефалии Православной церкви Украины и настраивал Греческую православную церковь против РПЦ [30]. Однако, учитывая то, что Ципрас и практически всё его окружение являются чуть ли не воинствующими атеистами, данное обвинение выглядит, мягко говоря, странно. Тем не менее, думается, что, несмотря на явные неудачи А. Ципраса в достижении большинства декларированных им целей, он по-прежнему будет оставаться влиятельной фигурой на греческой политической сцене.

Что касается Кириакоса Мицотакиса, то победив на выборах, он погрузился в достаточно сложную ситуацию, обусловленной двумя причинами. Во-первых, он получил кредит доверия от население страны, находящейся в крайне тяжелой экономической ситуации, которую ему придется исправлять, проводя быстрые и радикальные реформы, очевидно, прибегая к ряду непопулярных мер. Во-вторых, проведение этих реформ во многом зависит не от него самого и не от его партии, а от ведущих финансовых институтов ЕС. Греция уже несколько лет фактически находится под внешним финансовым управлением, что делает практически невозможным проведение самостоятельной экономической политики без оглядки на тот же МВФ.

Уже первые заявления нового правительства об уменьшении налогов вызвали сдержанную критику в Брюсселе. Остается открытым вопрос: сохранится ли эта сдержанность в случае существенного изменения фискальной и бюджетной политики новым кабинетом министров? Не следует забывать и о том, что в наследство от А. Ципраса новому премьер-министру достался конфликт с Турцией по поводу разработки кипрского континентального шельфа. Последние события показывают, что большой любитель «турецких духовных скреп» и «особого турецкого пути» Реджеп Тайип Эрдоган совершенно не склонен уступать в этом вопросе, несмотря на принципиальную позицию Греции и реакцию Евросоюза [31]. Сможет ли новое правительство Мицотакиса справиться с многочисленными вызовами во внутренней и внешней политике покажет уже ближайшее будущее.

  1. Выборы в Европарламент привели Грецию к отставке правительства // РИА Новости (ria.ru), 26 мая 2019
  2. Глава Еврокомиссии обвинил Грецию в фальсификации данных для вступления в еврозону // Коммерсантъ (www.kommersant.ru), 24.05.2019
  3. Deutschland ist für die Misere mitverantwortlich // Süddeutsche Zeitung (www.sueddeutsche.de), 18. Juli 2015
  4. Parliamentary Elections 2012 // Ministry of Interior (ekloges-prev.singularlogic.eu), 09-10-2012
  5. Parliamentary Elections June 2012 // Ministry of Interior (ekloges-prev.singularlogic.eu), 06-11-2012
  6. Конституция Греческой Республики 1975 года // Конституции государств (стран) мира. Библиотека конституций Пашкова Романа (worldconstitutions.ru)
  7. Greek parties embark on election amid debate on euro // ekathimerini.com, 05.01.2015
  8. Parliamentary Elections January 2015 // Ministry of Interior (ekloges-prev.singularlogic.eu), 11-03-2015
  9. Greek election: who are Independent Greeks? // The Telegraph (www.telegraph.co.uk), 26 Jan 2015
  10. Греческая драма // lenta.ru, 12 февраля 2015
  11. МВФ прервал переговоры с Грецией // lenta.ru, 11 июня 2015
  12. От популистов к реформаторам: почему выборы в Греции приблизили выход из кризиса // Европейская правда (www.eurointegration.com.ua), 11 ИЮЛЯ 2019
  13. Greece debt crisis: Tsipras announces bailout referendum // BBC (www.bbc.com), 27 June 2015
  14. Greek banks to stay closed on Monday // The Guardian (www.theguardian.com), 28 Jun 2015
  15. Κανονικά διεξάγεται το δημοψήφισμα — Το ΣτΕ απέρριψε τις αιτήσεις // www.protothema.gr, 03/07/2015
  16. Referendum July 2015 // Ministry of Interior (ekloges-prev.singularlogic.eu), 13-08-2015
  17. Parliamentary Elections September 2015 // Ministry of Interior (ekloges-prev.singularlogic.eu), 17-12-2015
  18. Новое имя на карте: Греция ратифицировала договор с Македонией // Известия (iz.ru), 25 января 2019
  19. Greek government splits over Macedonia name change // Aljazeera (www.aljazeera.com), 14 Jan 2019
  20. European parliament election – May 2019 // Ministry of Interior (ekloges.ypes.gr), 6/3/2019
  21. Ципрас объявил о проведении в Греции досрочных парламентских выборов // ТАСС (tass.ru), 27 МАЯ
  22. «Одиссея» Ципраса во главе греческого правительства подходит к концу // РБК (www.rbc.ru), 06 июля
  23. Грецию выписали из реанимации. Конец кризиса еврозоны или начало нового? // BBC (www.bbc.com), 20 августа 2018
  24. МИД Греции призвал Турцию признать геноцид сотен тысяч понтийских греков в 1914-1923 годах // ТАСС (tass.ru), 22 МАЯ
  25. Греция требует от ЕС наказать Анкару // ИА REGNUM (regnum.ru), 23 июня 2019
  26. Греция передала Германии ноту с требованием репараций на 320 млрд евро // РИА Новости (ria.ru), 4 июня
  27. Заявление ЦК КПГ относительно парламентских выборов, состоявшихся 7 июля 2019 года // Коммунистическая партия Греции (inter.kke.gr), 9 июля 2019
  28. Sanders and Varoufakis Announce Alliance to Craft ‘Common Blueprint for an International New Deal’ // Common Dreams (www.commondreams.org), October 26, 2018
  29. National elections – July 2019 // Ministry of Interior (ekloges.ypes.gr), 7/15/2019
  30. Бирюков С. В. «Новый курс» по-гречески // Газета «Культура» (portal-kultura.ru), 10.07.2019
  31. Турция направит еще один корабль для геологоразведки у берегов Кипра // Известия (iz.ru), 16 июля 2019

В начале статьи: Лидер партии «Новая демократия» Кириакос Мицотакис после выборов 7 июля 2019 года. Фото: Milos Bicanski / Getty Images

Оставьте комментарий