Выборы на Мадагаскаре: тягостное возвращение Радзуэлины

Выборы на Мадагаскаре: тягостное возвращение Радзуэлины

27 мая 2019 года в Республике Мадагаскар прошли парламентские выборы, убедительную победу в которых одержало политическая сила под экстравагантным названием «Мы все вместе с Андри Радзуэлиной» (фр. Nous tous, ensemble avec Andry Rajoelina, IRD). По итогам выборов партия президента Мадагаскара, в названии которой сложно не заметить его имени, получила больше половины мест в Национальной ассамблее — нижней палате малагасийского парламента. Чтобы понять истоки феноменальной победы партии президента Радзуэлины необходимо вернуться, как минимум, на полгода назад и разобраться, при каких же обстоятельствах Андри Радзуэлина возглавил это небогатое островное государство Восточной Африки.

Второй тур президентских выборов в Республике Мадагаскар состоялся 19 декабря 2018 года, он подвел итог, пожалуй, самой ожесточенной избирательной кампании в истории этого государства. За ходом кампании следили не только жители Мадагаскара, но и средства массовой информации во многих странах мира. Прошедшие выборы вновь выявили ряд особенностей, традиционно отличающих малагасийскую политику.

Для начала рассмотрим, в какой общественно-политической ситуации Мадагаскар пришёл к этим президентским выборам. Мадагаскар в конце XIX века стал колонией Франции и оставался в этом качестве до 1960 года, когда на острове было провозглашено создание независимой Малагасийской республики. До 1972 года в стране существовал относительно стабильный политический режим прозападного типа во главе с Филибером Цирананой, характеризовавшийся наличием рыночной экономики, гражданских и политических свобод. Однако, как показали последующие события, далеко не всех островитян устраивало правление Ф. Цирананы.

Архивное фото: Президент Мадагаскара Филибер Циранана возвращается из Парижа 12 апреля 1960 года после подписания соглашения о независимости Малагасийской республики. Фото: AFP

В результате массовых протестов, начавшихся в мае 1972 года, президент был вынужден передать власть военным, что стало началом «эры нестабильности» в малагасийской политике, продолжающейся до сегодняшнего дня. С тех пор на Мадагаскаре вдруг начинали строить социализм, вводя однопартийную систему и ориентируясь на СССР. Примерно за 20 лет (1972 — 1992 гг.) остров, если можно так выразиться, прошёл историю Советского Союза «в миниатюре». При этом, как это ни удивительно, и построением социализма, и его демонтажем занимался один и тот же человек — президент Мадагаскара Дидье Рацирака, удивительным образом объединивший в себе одновременно Л. И. Брежнева и М. С. Горбачева.

По результатам президентских выборов 1992 года Д. Рацирака уступил президентское кресло Альберту Зафи, в период правления которого окончательно оформились две основные особенности малагасийской политики, которые характеризует её по сей день. Первая  связана с тем, что на протяжении всего последующего периода практически ни один президент не покидал свой пост в установленный конституцией срок. Вторая выражается в необычайной популярности на Мадагаскаре такой правовой процедуры как импичмент, попытками проведения которой буквально заполнена новейшая история страны. При этом основания для всех попыток импичмента президента Мадагаскара были практически одними и теми же: неспособность главы государства обеспечить эффективное развитие экономики страны и непроходимая коррупция.

Именно голосование депутатов парламента за импичмент президента Зафи стало причиной его ухода с поста главы государства в октябре 1996 года. На прошедших в том же году досрочных президентских выборах победу одержал вернувшийся в большую политику Дидье Рацирака. (Как оказалось позднее, это было не  последнее его возвращение). Его противники не стали нарушать сложившуюся традицию и уже в феврале 1998 года попытались применить в отношении Рацираки процедуру импичмента, в чём, правда, не преуспели. Рацирака всё же смог «дотянуть» до конца срока своих полномочий и выставил свою кандидатуру на очередных президентских выборах в 2001 году.

В ходе этих выборов ярко проявились ещё две особенности избирательного процесса на Мадагаскаре. Во-первых, выборы окончательно закрепили практику участия в президентских выборах всех бывших глав государства, что представляет собой весьма редкое явление в современной мировой политике. В частности, в этих выборах принял участие отстраненный в свое время от должности президент А. Зафи. Во-вторых, в ходе этих выборов в качестве неотъемлемого элемента малагасийской политической культуры окончательно закрепилось почти тотальное недоверие избирателей к официальным результатам голосования. И в этом смысле Мадагаскар оказался очень похож на большинство других африканских (и не только африканских) стран.

На президентских выборах 2001 года основным конкурентом действующего главы государства Д. Рацираки стал крупный бизнесмен и мэр столицы Мадагаскара Антананариву Марк Раваломанана, которого поддержали практически все оппозиционные силы. Выборы ознаменовались большим количеством нарушений при голосовании, которые были проигнорированы и Национальной независимой избирательной комиссией (ННИК), и Высшим конституционным судом. Согласно официальным данным, в первом туре за М. Раваломанану проголосовало 46% избирателей, за Д. Рацираку — 40%, что сделало неизбежным проведение второго тура выборов.

Однако, как оказалось, участие во втором туре выборов не входило в планы лидера оппозиции. Опираясь на широкую поддержку избирателей, уверенных в том, что официальные результаты выборов были фальсифицированы в пользу действующего президента, Марк Раваломанана отказался от их признания и от повторного пересчета голосов, предложенного Высшим конституционным судом. Вместо этого, Раваломанана в конце января 2002 года призвал к проведению всеобщей забастовки, а 22 февраля в ходе массового митинга в Антананариву провозгласил себя избранным президентом Мадагаскара [1].

Марк Раваломанана в день своей инаугурации 6 мая 2002 года. Фото: allAfrica.com

Как оказалось, далеко не все жители острова были в восторге от столь радикильного окончания выборов. Значительная часть страны оставалась под контролем сторонников Дидье Рацираки, которые не собирались уступать власть «самопровозглашённому президенту». В результате на Мадагаскаре началось вооруженное противостояние сторонников двух основных кандидатов. Тем не менее, в силу того, что именно М. Раваломанана контролировал столицу острова, он в итоге и одержал победу. По его инициативе был изменен состав Высшего конституционного суда, который в апреле 2002 года огласил новые результаты президентских выборов, согласно которым Марк Раваломанана получил в первом туре 51,46%, а Дидье Рацирака — лишь 35,9% [2].

Придя к власти Раваломанана начал осуществление широкомасштабной программы реформ практически во всех сферах жизни общества. Ему удалось добиться весьма впечатляющих результатов, ярко контрастировавших с теми показателями, которые были характерны для последних лет правления Д. Рацираки. Всё это позволило ему одержать победу на президентских выборах в 2006 году уже в первом туре, по результатам  которого он получил 54,79% голосов избирателей [3]. Однако после столь убедительной победы Марк Раваломанана ступил на зыбкий путь большинства африканских лидеров, уверовавших в свою богоизбранность и ощутивших полнейшую бесконтрольность, и начал репрессии в отношении оппозиции, кроме того, в стране наметился устойчивый рост коррупции.

В экономической сфере Раваломанана определил основным приоритетом защиту интересов своей собственной бизнес-империи, а также интересов своего ближайшего окружения. Особое возмущение в стране вызвала сделка правительства с южнокорейской корпорацией Daewoo, по условиям которой она получала в аренду сроком на 99 лет примерно 3,2 млн. акров сельхозугодий, что составляет почти половину пахотных земель Мадагаскара. При этом кукуруза, которую планировалось выращивать на этих землях,  должна была полностью экспортироваться в Южную Корею [4]. Параллельно с этим для президента был приобретен новый самолет стоимостью 60 млн. долларов, что весьма впечатляюще смотрелось на фоне нищеты основной части населения страны.

В этих условиях для оформления полноценного протестного движения не хватало только лидера. И он вскоре нашелся. Им стал молодой мэр Антананариву Андри Радзуэлина. Спусковым крючком для начала протестов стало закрытие властями принадлежащего Радзуэлине телеканала Viva TV, поводом для чего стал показ в эфире интервью с находящимся в изгнании Д. Рациракой [4]. После этого в столице страны начались массовые акции протеста, возглавляемые «мятежным мэром». 31 января 2009 года во время многотысячного митинга А. Радзуэлина объявил себя главой государства (президентом Высшей переходной администрации), почти буквально повторив действия М. Раваломананы в 2001 году [5].

Андри Радзуэлина в момент прихода к власти 17 марта 2009 года. Фото: REUTERS

После этого политическое противостояние в стране вышло на новый уровень. В ходе разгона демонстраций военные стали применять силу, что привело к человеческим жертвам. Тем не менее, и в этих условиях сторонники А. Радзуэлины продолжали выходить на улицы. Постепенно ситуация, в которой необходимо постоянно стрелять по протестующим, начала утомлять руководство армии и в начале марта оно фактически перестало подчиняться действующему президенту, перейдя «на сторону народа». 16 марта 2009 года М. Раваломанана подал в отставку, передав власть военным [6], которые затем передали её А. Радзуэлине. Таким образом, очередная «цветная революция» на Мадагаскаре достигла логического финала.

Однако в отличие от большинства жителей страны мировое сообщество восприняло свержение пусть и не очень популярного, но законного президента крайне негативно. Против Мадагаскара были введены экономические санкции, нанесшие ощутимый удар по экономике страны. Кроме того, в отношении А. Радзуэлины и его окружения были ведены персональные санкции. В этой ситуации, спустя  некоторое время, новое правительство пошло на диалог с оппозицией при участии международных посредников. В результате переговоров было достигнуто соглашение о том, что новые выборы главы государства пройдут в 2013 году, при этом в них не будут участвовать ни М. Раваломанана, ни А. Радзуэлина.

Казалось бы, сторонам удалось достичь приемлемого для всех компромисса, однако последующие события показали, что это была только видимость. Незадолго до выборов о своем решении участвовать в них заявила жена М. Раваломананы Лалао Раваломанана. Этот шаг, который явно противоречил духу достигнутых политических договоренностей,  вызвал возмущение А. Радзуэлины, заявившего, что он также будет участвовать в выборах в качестве кандидата. На этом фоне о своем выдвижении заявил и вернувшийся на Родину Дидье Рацирака.

Ситуация, при которой в выборах будут участвовать три кандидата, последовательно свергавшие друг друга с использованием силы, учитывая, что Л. Раваломанана являлась просто «техническим представителем» своего мужа, оказалась неприемлема, прежде всего, для международного сообщества. Африканский союз и Европейский союз заявили, что не признают результатов выборов, если в них будет участвовать хотя бы один из бывших президентов страны [7]. Кончилось тем, что специальный избирательный суд Мадагаскара принял решение о том, что в силу разных причин ни Л. Раваломанана, ни А. Радзуэлина, ни Д. Рацирака не имеют права баллотироваться на этих выборах [8].

В ситуации, когда все «политические тяжеловесы» оказались выключенными из игры, победу на выборах 2013 года одержал кандидат с мелодичной малагасийской фамилией Эри Радзаунаримампианина, который в свое время был министром финансов в правительстве А. Радзуэлины. Как и следовало ожидать, по старой доброй мадагаскарской традиции уже в мае 2015 года в отношении нового президента была начата процедура импичмента на основании обвинений в нарушении им конституции и «общей некомпетентности». За отстранение Радзаунаримампианины от должности проголосовал 121 из 125 депутатов парламента [9]. Не смотря на это, позднее решение об отстранении президента от должности было отменено Высшим конституционным судом.

Андри Радзуэлина поит детей во время массового голода на Мадагаскаре. Регион Андруа, 7 февраля 2016 года. Фото: andryrajoelinaenaction.over-blog.org

Чем ближе подходила дата выборов, назначенных на 7 ноября 2018 года, тем очевиднее становилась неизбежность участия в них М. Раваломананы и А. Радзуэлины. В этой ситуации действующий президент решил подстраховаться и инициировал внесение изменений в избирательное законодательство, исключивших возможность участия в выборах двух основных претендентов на пост главы государства.

Это вызвало бурное негодование сторонников обоих кандидатов, которые в апреле 2018 года по доброй традиции вышли на улицы, требуя отмены внесенных поправок и отставки президента Радзаунаримампианины. И вновь, согласно ещё одной печальной мадагаскарской традиции, во время разгона уличных демонстраций не обошлось без жертв. Очередной «цветной революции», однако, удалось избежать. 3 мая 2018 года Высший конституционный суд Мадагаскара признал поправки в избирательное законодательство не соответствующими конституции [10].

Ровно за два месяца до выборов Э. Радзаунаримампианина в соответствии с конституцией сложил свои полномочия и передал власть председателю Сената — верхней палаты парламента Мадагаскара. (Данная норма появилась в конституции в целях предотвращения использования идущим на выборы главой государства пресловутого «административного ресурса»). После регистрации кандидатов выяснилось, что по их числу выборы 2018 года поставили новый рекорд. Для участия в выборах было зарегистрировано 36 кандидатов. Среди них особо выделялись действующий и три бывших президента страны. (В этом смысле малагасийская политика, пожалуй, не имеет аналогов в мире).

Уже начало избирательной кампании показало, что она будет далеко не безоблачной. Сразу 22 (!) из 36 кандидатов выразили сомнения в том, что результаты предстоящих выборов будут достоверными и им можно будет доверять [11]. Если говорить о самой избирательной кампании, то, как отмечали эксперты, степень вовлеченности в неё отдельных кандидатов была различной. Часть кандидатов в ходе кампании стремилась просто «засветиться», рассчитывая в будущем получить какой-либо государственный пост.

Другая часть была представлена «спойлерами» фаворитов гонки, целью которых было «растащить» электорат конкурентов и использовать эфирное время для критики определенных кандидатов. При этом специалистам сразу бросалось в глаза вопиющее неравенство между кандидатами в вопросе доступа к источникам финансирования и СМИ. В данном случае средства и возможности, имевшиеся у М. Раваломананы, А. Радзуэлины и Э. Радзаунаримампианины, в разы превосходили средства и возможности всех иных кандидатов вместе взятых [12].

Марк и Лалао Раваломанана во время предвыборного шествия своих сторонников 7 октября 2018 года. Фото: www.lactualite.mg

Чем ближе подходил день выборов, тем больше кандидаты заявляли о возможных нарушениях во время их проведения. Говорилось о существовании списков фиктивных избирателей, подготовке «избирательных каруселей» и даже о существовании фиктивных избирательных участков (!) Апофеозом этих взаимных обвинений стали слухи о том, что найдены 3 млн. бюллетеней, в которых было отмечено имя Андри Радзуэлины [13] (для страны с населением немногим более 24 млн. человек подобная цифра выглядела весьма впечатляюще).

Само голосование 7 ноября 2018 года прошло достаточно спокойно, но буквально на следующий день со стороны представителей М. Раваломананы и Э. Радзаунаримампианины последовали обвинения в адрес ННИК в том, что она сознательно попустительствовала нарушениям в ходе голосования [14]. При этом уже предварительные данные подсчета голосов показали, что ни один из кандидатов не получил больше 50% голосов избирателей и состоится второй тур выборов, в котором будут участвовать лидирующие с большим отрывом А. Радзуэлина и М. Раваломанана.

Предварительные итоги выборов вызвали негодование у всех фаворитов предвыборной гонки, обвинивших ННИК в подтасовке их результатов. Особенно жесткой  в этом вопросе была позиция представителей Радзаунаримампианины, который, согласно опубликованным данным, далеко отставал от двух лидеров и не прошёл во второй тур. Тем не менее, поражение действующего президента стало политической данностью 17 ноября, когда ННИК опубликовала официальные результаты первого тура выборов.

Согласно официальным результатам, за Андри Радзуэлину проголосовало 39,19% избирателей, за Марка Раваломанану — 35,29%, за Эри Радзаунаримампианину — 8,84%. Ни один из остальных кандидатов не смог набрать даже 1,5% голосов. В этом смысле особенно катастрофическим оказался результат «патриарха малагасийской политики» 82-летнего Дидье Рацираки, который в итоге смог занять лишь 19 место, получив 0,45% голосов. Общая явка в первом туре оказалась невысокой, составив 54,23% [15].

После опубликования этих результатов Марк Раваломанана направил в отношении их сразу несколько жалоб в Высший конституционный суд, однако затем сам же их отозвал, решив начать подготовку ко второму туру президентских выборов. В свою очередь, уходящий президент Эри Радзаунаримампианина не стал обжаловать итоги выборов, признав своё поражение, и заявил, что во втором туре не будет поддерживать ни одного из кандидатов [16].

Кандидат в президенты Андри Радзуэлина (в центре) во время шествия своих сторонников в Антананариву 16 декабря 2018 года. Фото: ©Gianluigi Guercia / AFP

Перед вторым туром выборов состоялись теледебаты между кандидатами на пост президента, носившие предельно жесткий характер. М. Раваломанана обвинил своего оппонента в том, что он в 2009 году совершил государственный переворот и захватил власть, в ответ на что А. Радзуэлина предложил бывшему президенту «перестать жить в прошлом» и вообще «уйти на пенсию» (на тот момент Раваломанане исполнилось 69 лет, а Радзуэлине – только 44 года). При этом оба претендента обещали в случае своей победы обеспечить фантастический экономический расцвет Мадагаскара [17].

19 декабря 2018 года состоялся второй тур президентских выборов, который, как и первый, прошел в относительно спокойной обстановке. 27 декабря ННИК Мадагаскара объявила результаты выборов, согласно которым победу одержал А. Радзуэлина, за которого проголосовало 55,66% избирателей. Марка Раваломанану поддержали лишь 44,34% проголосовавших малагасийцев [18]. При этом явка избирателей оказалась ниже, чем в первом туре, составив всего 48,10%. По мнению экспертов, основной причиной падения явки стало нежелание сторонников проигравших кандидатов поддерживать кого-либо из победителей первого тура.

Естественно, что сразу после оглашения результатов выборов сторонники М. Раволомананы заявили о своих намерениях обжаловать их в Высшем конституционном суде. Одновременно с этим миссия наблюдателей, представляющая ЕС, члены которой были осведомлены о весьма неоднозначной истории взаимоотношений между кандидатами, призвала сторонников М. Раваломананы использовать только мирные способы протеста, не прибегая к насилию [19].

И следует признать, что протестующие вняли этому совету. Демонстрации сторонников М. Раваломананы носили исключительно мирный характер, при этом главным «полем битвы» между кандидатами стал суд. Представители кандидатов подали в Высший конституционный суд в общей сложности 305 жалоб. Раваломанана требовал отмены результатов выборов, пересчета голосов (хотя одновременно два этих требования выглядели довольно нелепо) и аннулирования регистрации А. Радзуэлины на основании организации им массовых фальсификаций в день выборов на избирательных участках. В свою очередь, Радзуэлина также потребовал отмены регистрации своего конкурента на основании того, что последний «оказывал давление на избирательные институты» [20].

Президент Андри Радзуэлина во время своей инаугурации 19 января 2019 года. Фото: RIJASOLO / AFP

В этой ситуации последнее слово оставалось за Высшим конституционным судом и он его произнес 8 января 2019 года. Суд подтвердил законность победы на президентских выборах А. Радзуэлины, признав все жалобы его оппонента необоснованными [21]. В свою очередь, М. Раваломанана признал свое поражение, отказавшись от дальнейшей борьбы. Таким образом, можно говорить о том, что прошедшие выборы стали редким для Мадагаскара случаем, когда жесткое политическое противостояние не переросло в вооруженный конфликт.

Такое окончание избирательной кампании вызвало облегчение у мирового сообщества, порядком уставшего от нескончаемой череды «революций» на острове. Проведение выборов получило достаточно высокую оценку со стороны международных наблюдателей, которые не заметили того вала фальсификаций, о котором непрерывно говорили кандидаты [22]. К уважению результатов прошедших выборов призвал и Африканский союз, который в течение многих лет способствовал политическому диалогу между различными политическими силами на Мадагаскаре [23]. К этому же призвал в своем заявлении и российский МИД [24].

При этом, говоря об отношении к выборам на Мадагаскаре в России, нельзя не отметить один удивительный момент. Очевидно, что выборы в столь далекой экзотической стране вряд ли должны были привлечь внимание российских авторов. Однако перед вторым туром выборов в Рунете неожиданно появился целый ряд публикаций, в которых утверждалось, что М. Раваломанана является кандидатом «коллективного Запада», который в случае поражения на выборах организует  на острове «цветную революцию» по примеру Грузии и Украины [25] [26].

Карикатура на М. Раваломанану. Источник: pvo-info.ru

В этих же публикациях А. Радзуэлина, напротив, рассматривался в качестве этакого «борца с западным колониализмом», который де готов выступить даже за отмену антироссийских санкций. (Хотя о чем это мы, право….). Нельзя не отметить, что подобные высказывания довольно сфецифически характеризуют бесчисленные толпы российских «политологов», легко размышляющих на любые темы и, зачастую, погрязших в конспирологии. Действительно, М. Раваломанана, в отличие от А. Радзуэлины, в течение всей своей политической карьеры ориентировался на США. Однако рассматривать А. Радзуэлину в качестве этакого Ким Чен Ына или Фиделя Кастро нет никаких оснований.

Радзуэлина неоднократно подтверждал свою приверженность курсу на стратегическое партнерство с Францией, которая является составной частью того самого «коллективного Запада». Ещё более смехотворными, как уже показало время, являлись разговоры о подготовке западом «цветной революции» на Мадагаскаре, о чем свидетельствует мирное окончание выборов. Напротив, Евросоюз был всячески заинтересован в мирном протекании политических процессов, о чем неоднократно говорили его представители.

Возвращаясь к итогам прошедших выборов, следует отметить, что А. Радзуэлине придется приложить немало усилий, чтобы вывести свою страну из той беспросветной нищеты и коррупции, в которой она пребывает уже несколько десятилетий.

  1. Кусов В. Г. 2002-2009: Марк Равалуманана // Правители Африки: XXI век (africanrulers.ru)
  2. Madagascar: 2001 Presidential results // African Democracy Encyclopaedia Project (www.eisa.org.za)
  3. Madagascar: 2006 Presidential election results // African Democracy Encyclopaedia Project (www.eisa.org.za)
  4. Walt V. The Breadbasket of South Korea: Madagascar // TIME (time.com), Nov. 23, 2008
  5. Mayor ‘takes control’ in Madagascar // Aljazeera (www.aljazeera.net), 1 Feb 2009
  6. Bearak B. Madagascar’s President Quits After Weeks of Chaos // The New York Times (www.nytimes.com), MARCH 17, 2009
  7. Кусов В. Г. 2009-2014, 2019- : Андри Радзуэлина // Правители Африки: XXI век (africanrulers.ru)
  8. Madagascar court bans president and rival’s wife from standing for election // The Guardian (www.theguardian.com), 18 Aug 2013
  9. Madagascan parliament votes to remove president from office // The Guardian (www.theguardian.com), 27 May 2015
  10. Кусов В. Г. 2014-2018: Хери Радзаунаримампианина // Правители Африки: XXI век (africanrulers.ru)
  11. Madagascar : la campagne présidentielle débute pour trois anciens chefs d’État // Jeune Afrique (www.jeuneafrique.com), 08 octobre 2018
  12. Madagascar Presidential candidates express concern over finance // Africanews (www.africanews.com), 03/11/2018
  13. Sari E. Madagascar : les craintes de fraudes au cœur de la campagne présidentielle // Jeune Afrique (www.jeuneafrique.com), 05 novembre 2018
  14. Madagascar : l’ancien président Rajoelina reste en tête, selon des résultats partiels // Jeune Afrique (www.jeuneafrique.com), 11 novembre 2018
  15. Résultats des élections présidentielles anticipées, 1er tour // CENI Madagascar (www.ceni-madagascar.mg)
  16. Sari E. Présidentielle à Madagascar : après la défaite, le défi de la survie pour le parti de « Hery » // Jeune Afrique (www.jeuneafrique.com), 01 décembre 2018
  17. Présidentielle à Madagascar : débat télévisé musclé entre les deux prétendants // Jeune Afrique (www.jeuneafrique.com), 09 décembre 2018
  18. Résultats des élections présidentielles anticipées, 2nd tour // CENI Madagascar (www.ceni-madagascar.mg)
  19. Madagascar run-off: EU urges calm // Africanews (www.africanews.com), 28/12/2018
  20. Sari E. Présidentielle à Madagascar : la bataille se poursuit devant la Haute Cour constitutionnelle // Jeune Afrique (www.jeuneafrique.com), 31 décembre 2018
  21. Конституционный суд Мадагаскара признал победу Андри Радзуэлины на президентских выборах // ТАСС (tass.ru), 9 ЯНВ
  22. Заключение миссии наблюдения CIS-EMO о президентских выборах на Мадагаскаре // Международная мониторинговая организация CIS-EMO (www.cis-emo.net), 09.11.2018
  23. Афросоюз призвал уважать окончательные итоги выборов президента Мадагаскара // ТАСС (tass.ru), 9 ЯНВ
  24. Россия рассчитывает на признание всеми политическими силами Мадагаскара итогов выборов // ТАСС (tass.ru), 9 ЯНВ
  25. Игнатов Г. Вмешаться и проиграть: Запад и выборы на Мадагаскаре // Журналистская правда (jpgazeta.ru), 22.12.2018
  26. Михайловская М. Политолог: Запад заинтересован в негативном освещении выборов президента Мадагаскара // Парламентская газета (www.pnp.ru), 24.12.2018

В начале статьи: Малагасийская девочка в агитационной майке с портретом и именем Андри Радзуэлины. Фото: REBECA GIL / www.reforme.net

Оставьте комментарий