Декабрьские выборы в Армении: есть у революции начало…

Декабрьские выборы в Армении: есть у революции начало…

Премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что 20 мая 2019 года в стране начался «второй и самый главный этап революции», стартовавшей в апреле-мае 2018 года. Одновременно с этим глава правительства призвал своих сторонников блокировать здания судов. Действия Никола Пашиняна были вызваны решением суда, согласно которому накануне из-под стражи был освобождён под залог находящийся под следствием экс-президент Армении Роберт Кочарян.

Для того, чтобы понять причины и особенности сложившейся ситуации нужно вернуться на погода назад, когда в результате выборов Национального собрания своего апогея достиг «первый, но не менее важный» этап бархатной революции в Республике Армения.

Парламентские выборы в Армении состоялись 9 декабря 2018 года. Это были первые в истории страны досрочные выборы, которые в силу определенных обстоятельств привлекли внимание практически всех европейских СМИ. По своей сути эти выборы представляли собой революционный разрыв с той системой власти, которая существовала в Армении в течение последних 20-ти лет. Что же привело к необходимости проведения досрочных парламентских выборов, имевших столь важные последствия для политического развития Армении?

Главной причиной, безусловно, стала победа армянской бархатной революции в апреле-мае 2018 года. Эта революция стала ответом армянского общества на попытку установить режим несменяемой власти во главе с президентом Армении Сержом Саргсяном. Говоря о политической системе, сложившейся в Армении в 90-е годы прошлого века, необходимо отметить, что она имела много общего с аналогичными системами в других постсоветских странах, однако, при этом всё же кое в чем отличалась от них. Общим было то, что по форме правления Армения представляла собой полупрезидентскую республику, в которой ключевую политическую роль играл глава государства, избиравшийся на всеобщих выборах сроком на 5 лет.

Начиная с 1998 года пост президента Армении занимали представители так называемого «карабахского клана» Роберт Кочарян и Серж Саргсян выходцы из Нагорного Карабаха, участвовавшие в войне за его независимость. В период их правления в стране сформировался олигархический режим, характеризовавшийся высоким уровнем коррупции и постоянным давлением на оппозицию. Ещё одной характерной «постсоветской» чертой этой системы было наличие так называемой «партии власти», функции которой выполняла Республиканская партия Армении (РПА), членами которой являлось большое количество государственных чиновников и крупных бизнесменов, тесно связанных с государственной властью.

Экс-президенты Армении Серж Саргсян (слева) и Роберт Кочарян (справа). Фото: Photolur

В то же время Армения отличалась от таких стран как Азербайджан, Белоруссия, Казахстан и Россия тем, что в стране всё-таки существовала реальная политическая оппозиция, которая неоднократно участвовала в массовых акциях против действующих властей. В частности, без подобных акций не обходились ни одни президентские выборы, результаты которых не признавались оппозицией. Самым известным случаем противостояния оппозиции и действующей власти стали, безусловно, события февраля-марта 2008 года, когда оппозиционеры устроили настоящий «Майдан» в центре Еревана, протестуя против победы С. Саргсяна на президентских выборах и требуя отмены их результатов. Эти выступления были жестко подавлены властями, при этом не обошлось без человеческих жертв.

Тем не менее, несмотря на периодически вспыхивающие протесты, в целом существующий в Армении режим казался весьма устойчивым. И для того, чтобы закрепить его существование на ещё более длительный срок правящая элита страны инициировала переход от полупрезидентской республики к парламентской. Поскольку в 2018 году заканчивался второй президентский срок С. Саргсяна, который после этого не мог вновь выдвигать свою кандидатуру, было решено провести референдум по вопросу масштабного изменения конституции.

В рамках пересмотра Основного закона предполагалось существенно сократить полномочия президента, который отныне должен был избираться парламентом, а основные властные полномочия передать правительству во главе с премьер-министром. При этом, как и в любой парламентской республике, срок нахождения премьер-министра у власти при наличии поддержки со стороны парламентского большинства ничем не ограничивался.

Следует отметить, что подобное реформирование конституции в целях сохранения власти в руках одного конкретного лица не является чем-то уникальным. Буквально на глазах С. Саргсяна такую же конституционную реформу «провернул» в 2010 году президент Грузии Михаил Саакашвили, инициировавший переход от президентской к парламентской республике в целях сохранения власти в своих руках (правда, попытка Саакашвили оказалась неудачной, поскольку его партия проиграла парламентские выборы в 2012 году).

Президент Грузии Михаил Саакашвили (справа) встречает президента Армении Сержа Саргсяна. Батуми, 28 февраля 2010 года. Фото: Official website

В итоге, 6 декабря 2015 года в Армении состоялся референдум, в ходе которого 63,35% избирателей поддержали проект конституционный реформы, а 32,35% проголосовали против неё [1]. При этом и для оппозиции, и для международных наблюдателей было совершенно очевидно, что единственной целью конституционной реформы является сохранение власти в руках Сержа Саргсяна [2]. После победы на референдуме казалось, что незыблемость власти С. Саргсяна и его окружения гарантирована на долгие годы.

Подтверждением этого стали результаты очередных парламентских выборов, состоявшихся 2 апреля 2017 года, на которых уверенную победу одержала правящая РПА, получившая 58 из 105 мест в Национальном собрании [3]. Позднее, в марте 2018 года, в соответствии с принятыми конституционными поправками парламент избрал новым президентом Армении ставленника Сержа Саргсяна Армена Саркисяна. Сам же С. Саргсян стал готовиться занять пост премьер-министра, не замечая грозовых туч над своей седой головой.

Протестующие перед Домом Правительства. Ереван, площадь Республики, 19 апреля 2018 года. Фото: Asatur Yesayants / Sputnik

Поводом для событий, развернувшихся в Армении весной 2018 года, стало невыполнение С. Саргсяном своего обещания, данного в 2014 году. Тогда, стараясь доказать, что изменение конституции не преследует цели закрепления власти в его руках, Саргсян пообещал после окончания срока своих полномочий в 2018 году не выдвигаться на должность ни президента, ни премьер-министра [4]. Конечно, как и любой профессиональный политик С. Саргсян впоследствии «забыл» об этом обещании, однако о нём не забыла оппозиция. Как только стало понятно, что кандидатура С. Саргсяна на пост главы правительства будет внесена в парламент для утверждения, радикальная часть оппозиции решила начать действовать.

31 марта лидер парламентской фракции блока «Елк» («Выход») Никол Пашинян возглавил пеший марш на Ереван из города Гюмри с требованием не допустить утверждения С. Саргсяна главой правительства. 13 апреля Н. Пашинян со своими сторонниками прибыл в столицу и призвал население к участию в акциях протеста. Тем не менее, 14 апреля руководство РПА официально заявило, что партия выдвинет на пост главы правительства Сержа Саргсяна. 17 апреля его кандидатура была одобрена Национальным собранием, причём за это судьбоносное решение проголосовала даже часть депутатов от оппозиции [5].

Лидер оппозиционной фракции «Елк» Никол Пашинян на площади Республики. Ереван, 22 апреля 2018 года. Фото: Asatur Yesayants / Sputnik

Одновременно с тем как правящая партия была увлечена игрой в юридические процедуры, сторонники Н. Пашиняна, на глазах превращавшегося в харизматичного народного лидера, фактически захватили столицу, заблокировав движение транспорта. На фоне разрастания протестов, охвативших страну, власти после некоторых колебаний решили пойти на переговоры с оппозицией. 22 апреля состоялась встреча С. Саргсяна и Н. Пашиняна, в ходе которой последний заявил, что единственным вопросом для обсуждения должна быть отставка правительства Саргсяна. В ответ на это Серж Саргсян напомнил, что партия, получившая на выборах 7-8% голосов (на выборах в 2017 году за «Елк» проголосовало 7,82% избирателей), не может говорить от имени народа и он не поддастся политическому шантажу со стороны оппозиции [6].

Тем не менее, на принципиальной позиции С. Саргсяну долго продержаться не удалось. Под давлением «улицы» он уже на следующий день, 23 апреля, подал в отставку, что вызвало восторг у участников многотысячной акции сторонников Пашиняна. В этих условиях руководство правящей Республиканской партии Армении попыталось сохранить власть в своих руках, предложив провести досрочные парламентские выборы, организацией которых должно было заняться действующее правительство, возглавляемое преемником С. Саргсяна Кареном Карапетяном.

Встреча Сержа Саргсяна с Николом Пашиняном 22 апреля 2018 года. Кадр из видео russian.rt.com

Данное предложение было отвергнуто Н. Пашиняном, настаивавшим на том, что проведением выборов должно заняться новое временное правительство. После этого между правящей партией и оппозицией несколько дней продолжались переговоры, происходившие на фоне непрекращающихся массовых акций сторонников Пашиняна. В результате, правящая партия пошла на уступки и на 1 мая было намечено голосование в парламенте по кандидатуре на пост премьер-министра, при этом единственным кандидатом стал Никол Пашинян.

При этом избрание Пашиняна на должность главы правительства, исходя из партийного состава парламента, было возможно только в том случае, если бы за него проголосовала  хотя бы часть депутатов от правящей РПА. Большинство «республиканцев», однако, совершенно не было настроено поддержать кандидатуру «неистового революционера» и в ходе голосования за Пашиняна проголосовали лишь 45 депутатов, тогда как 56 проголосовали против [7].

Сразу после оглашения результатов голосования Н. Пашинян вышел к митингующим и призвал к блокаде дорог и аэропортов, а также к всеобщей забастовке. Уже 2 мая всё это стало реальностью на фоне усиливавшегося давления сторонников оппозиции на правящую партию. В этой ситуации действующие пока ещё власти приняли решение провести повторное голосование по кандидатуре премьер-министра 8 мая, при этом Пашинян по-прежнему оставался единственным кандидатом на этот пост. В ходе этого голосования, проходившего в здании парламента, окруженном сторонниками Пашиняна, его кандидатуру поддержали уже 59 депутатов, против проголосовали 42 [8]. Утверждение кандидатуры Н. Пашиняна знаменовало собой полную и безоговорочную победу «бархатной революции».

Никол Пашинян после избрания главой правительства Армении. Ереван, площадь Республики, 8 мая 2018 года. Фото: Aram Nersesyan / Sputnik

Следует отметить, что в результате во главе Армении оказался очень своеобразный политик, не имеющий практически ничего общего с теми лидерами, которые также приходили к власти в ходе так называемых «цветных революций», довольно часто случающихся на постсоветском пространстве. Все эти лидеры (Михаил Саакашвили в Грузии, Виктор Ющенко в Украине, Курманбек Бакиев в Киргизии) до своего «революционного» прихода к власти являлись представителями правящей элиты и ранее занимали высокие посты в правительстве при прежних режимах. Напротив, Никол Пашинян никогда не входил во властные структуры, за исключением парламента, всегда оставаясь в оппозиции к действующей власти.

Кроме того, на сегодняшний день Пашинян является единственным руководителем страны на постсоветском пространстве, который был осужден и отбывал наказание за участие в политической деятельности. При этом необходимо признать, что вплоть до 2018 года Никол Пашинян пользовался достаточно ограниченной популярностью в стране и не рассматривался серьёзно в качестве потенциального лидера оппозиции. На вершину власти Пашиняна вынесла революционная волна, которую он сумел «оседлать».

Казалось бы, после столь впечатляющей победы «бархатной революции» у Н. Пашиняна не будет особых проблем с проведением реформ, о необходимости которых он постоянно говорил. Однако очень быстро выяснилось, что парламент, в котором большинство по-прежнему принадлежало РПА, совершенно не склонен поддерживать большинство начинаний главы правительства. В этой ситуации Пашинян стал склоняться к мысли о необходимости досрочного роспуска парламента. Понимая возможность такого решения, парламентарии в сентябре 2018 года приняли закон, делающий фактически невозможным роспуск парламента до истечения срока его полномочий. В ответ «кадровый революционер» Н. Пашинян вновь сделал нетрадиционный ход, подав 16 октября в отставку с поста главы правительства [9].

Логика действий Н. Пашиняна была совершенно очевидной и основывалась на положениях конституции. Согласно пп. 2-3 ст. 149 Конституции Армении, если глава правительства уходит в отставку по собственной инициативе, парламентские фракции могут выдвигать кандидатов на эту должность. В случае, если два голосования подряд не приведут к утверждению премьер-министра абсолютным большинством голосов, парламент автоматически подлежит роспуску [10].

Расчет Н. Пашиняна был основан на том, что РПА не будет выдвигать своего кандидата, опасаясь новой волны протестов и в то же время не поддержит его кандидатуру, что в результате приведет к роспуску парламента. Как показали итоги двух голосований, состоявшихся в парламенте 24 октября и 1 ноября, расчет лидера оппозиции оказался верным. Кандидатура Н. Пашиняна не получила необходимого числа голосов, что привело к роспуску парламента и назначению президентом Армении Саркисяном досрочных выборов на 9 декабря.

Никол Пашинян объявляет дату внеочередных парламентских выборов. Фото: Асатур Есаянц / РИА Новости

Эти выборы были вторыми после радикальной реформы избирательного законодательства страны, проведённой в 2016 году. Согласно действующей системе, выборы парламента Армении проходят по весьма специфическим правилам. 101 депутат Национального собрания избирается по пропорциональной системе, основанной на голосовании избирателей за партийные списки. Места в парламенте получают партии, набравшие не менее 5% голосов избирателей, и избирательные блоки, набравшие не менее 7%. Кроме этого, по одному месту в парламенте предоставляется национальным меньшинствам, которыми согласно законодательству считаются русские, курды, ассирийцы и езиды. При этом партии и блоки выставляют свои отдельные списки представителей меньшинств, за которые голосуют избиратели.

Кроме того, в Избирательном кодексе Армении содержатся положения о «гендерной квоте». В списках партий число представителей одного из полов (понятно, что речь в данном случае идет о женщинах) не может быть менее 25%. При этом список не может содержать более трех представителей одного пола подряд, что имеет своей целью избежать ситуации, когда женщины выдвигаются на заведомо «непроходные места» в партийном списке.

Наконец, важным условием является и то, что если какая-либо из партий получает хотя бы относительное большинство голосов избирателей, но при этом не получает 54% мест в парламенте ей предоставляются дополнительные места для получения такого большинства. Если же одна из партий по результатам выборов получает более 2/3 мест в парламенте, остальным партиям, прошедшим в парламент, которых не может быть меньше двух, выделяются дополнительные места, чтобы у партии–лидера было не более 2/3 мест [11]. Таким образом, армянское Национальное собрание  представляет собой весьма нечастый в современном мире пример парламента с «плавающим» числом депутатов.

Казалось бы, ничего не мешало проведению выборов в соответствии с перечисленными правилами. Однако в октябре 2018 года правительство Пашиняна внесло в парламент законопроект, предусматривающий изменения действующего Избирательного кодекса. В частности, предлагалось снизить порог прохождения в парламент для партий с 5% до 4%, для избирательных блоков – с 7% до 6%. Также предлагалось закрепить норму, чтобы минимальное количество партий в парламенте равнялось 4, при условии, что партия,  занявшая четвертое место, получит не менее 2% голосов избирателей. Кроме того, «женская квота» должна была увеличиться до 30% и устанавливалось обязательное проведение в ходе избирательной кампании дебатов на государственном телевидении [12].

Все указанные предложения вполне могли быть приняты, но парламентское большинство, представленное «республиканцами», дважды сорвало голосование по представленному законопроекту, бойкотировав заседания парламента. Аргументация противников законопроекта была достаточно убедительной. Они вполне обоснованно оценили как весьма сомнительную идею принятия поправок в избирательное законодательство непосредственно перед проведением выборов (представим себе, что перед самым началом футбольного матча футболистам сообщают, что он будет проходить по вновь придуманным правилам). В итоге выборы проводились в соответствии с нормами, принятыми в 2016 году.

Уже задолго до даты голосования всем экспертам было совершенно ясно, что на выборах убедительную победу одержит избирательный блок «Мой шаг» во главе с Н. Пашиняном. Интерес вызывало лишь то, каким именно будет его преимущество перед конкурентами. Тем не менее, несмотря на наличие явного фаворита, в выборах решило участвовать ещё 10 политических сил. Основными кандидатами на прохождение в парламент наблюдатели считали партии «Процветающая Армения», «Светлая Армения» (или «Просвещённая Армения»), РПА и старейшую партию страны «Дашнакцутюн» (Армянская революционная федерация). Следует сказать несколько слов о каждой из этих политических сил, решивших бросить вызов «партии революции».

Лидер «Процветающей Армении» Гагик Царукян (слева). Фото: Photolure

Если говорить о «Процветающей Армении», возглавляемой одним из богатейших людей страны Гагиком Царукяном, то партия давно и успешно выполняет в армянской политике роль так называемой «системной оппозиции», схожую с той ролью, которая в России давно отведена КПРФ, ЛДПР и партии «Справедливая Россия». «Процветающая Армения» была создана в 2004 году и самого начала оценивалась аналитиками как политическая сила, тесно связанная с тогдашним президентом страны Р. Кочаряном [13]. С тех пор партия активно изображала роль оппозиции, регулярно получая места в Национальном собрании. Однако при этом партия ни разу не бросила власти вызов на президентских выборах. Более того, в 2008 году партия поддержала кандидатуру С. Саргсяна, преемника Р. Кочаряна, выдвинутого «республиканцами».

Что касается «Светлой Армении», то эта партия с момента своего создания в 2015 году выступала на выборах в роли своеобразной «белой вороны». Возглавляемая бывшим единомышленником Н. Пашиняна адвокатом Эдмоном Марукяном, партия была единственной политической силой, выступавшей в ходе избирательной кампании против дальнейшего участия Армении в «Евразийском экономическом союзе» и за сближение с Евросоюзом. Другим удивительным моментом, ярко характеризующим внешнеполитическую ориентацию партии, является полное отсутствие в её программе каких-либо упоминаний о России, что совершенно несвойственно другим политическим силам Армении [14].

Довольно неожиданным для многих наблюдателей стало то, что Республиканская партия Армении всё же решилась участвовать в выборах, несмотря глубочайший внутренний кризис, наступивший после крушения в ходе «бархатной революции» политического режима, одной из несущих конструкций которого была РПА. Элемент неожиданности был связан с тем, что обычно «партии власти», сдавшие свои позиции в ходе «цветных революций», не принимают участия в выборах, которые проводит новая революционная власть. Тем не менее, РПА решила оказать сопротивление «революционной волне», оказавшись при этом главной мишенью для критики со стороны всех остальных участников выборов.

Что касается дашнаков, как в Армении традиционно называют сторонников партии «Дашнакцутюн», то расчет их руководства заключался в том, что избиратели при голосовании вспомнят о той поддержке, которую партия оказала Н. Пашиняну в ходе «бархатной революции», и одновременно с этим забудут о её длительном сотрудничестве с прежней властью, выражавшемся, в том числе, во вхождении в состав правительства «республиканцев».

Предвыборное субботнее шествие Никола Пашиняна. Ереван, 24 ноября 2018 года. Фото: Asatur Yesayants / Sputnik

Несмотря на явную предсказуемость результатов выборов 9 декабря 2018 года, они всё же преподнесли несколько сюрпризов. Как и предполагалось, убедительную победу на выборах одержал избирательный блок «Мой шаг» во главе с Н. Пашиняном, за который проголосовало 70,42% избирателей, что принесло ему 88 мест в парламенте из 132. Второе место заняла «Процветающая Армения», однако данный результат вряд ли может считаться успехом партии. Если в 2017 году за неё проголосовало 27,35% избирателей, то спустя всего лишь год – только 8,27%. В результате, вместо 31 депутатского места у партии в осталось 26.

Количество мест могло бы быть ещё меньше, если бы партия не получила «компенсационные места», появившиеся в связи с тем, что «Мой шаг» Пашиняна достиг установленного законом максимума в 2/3 мест в Национальном собрании. В целом, результат «процветающих» явно свидетельствует, что рядовой избиратель не простил партии подковёрных игр с партией власти, в которых «Процветающая Армения» и её лидер участвовали с момента её создания. Наконец, третьей партией прошедшей в парламент, стала «Светлая Армения», которая также, как и «Мой шаг», получила политические дивиденды от поддержки «бархатной революции». За неё было подано 6,37% голосов, что принесло партии 18 мест в Национальном собрании.

Однако, как и на любых выборах, далеко участники получили тот результат, на который рассчитывали. Одним из явных неудачников 9 декабря стала партия «Дашнакцутюн». Впервые с 1999 года партия не смогла преодолеть 5%-ный барьер и не попала в парламент. Всего лишь за год дашнаки потеряли почти половину своих сторонников, в итоге заручившись поддержкой лишь 3,89% избирателей. Подобный вердикт стал своеобразным «наказанием» за непостоянство политической позиции партии. «Дашнакцутюн», входившая в коалиционное правительство с РПА и во многом ответственная за ту политику, которая проводилась в Армении в последние годы, в ходе «бархатной революции» переобулась буквально в воздухе и постаралась предстать перед избирателями в качестве чуть ли не «передового отряда армии Пашиняна».

Как показали итоги выборов, избиратели не поверили в это чудесное превращение «из Савла в Павла». В то же время, вряд ли можно утверждать, что это ощутимое поражение знаменует собой конец истории партии, возникшей ещё в 1890 году и прошедшей через множество испытаний, включая запрет деятельности уже в период существования независимой Армении в 1994–1998 годах. Так что этот провал дашнаков, пожалуй, стоит считать временной неудачей, в отличие от той электоральной катастрофы, которая в ходе прошедших выборов постигла правящую Республиканскую партию Армении.

Никол Пашинян на избирательном участке во время голосования 9 декабря 2018 года. Фото: В. Багдасарян / ТАСС

РПА, получившая на выборах 2017 года 49,17%  голосов избирателей и 58 из 105 мест в парламенте, буквально через год после победы «бархатной революции» обратилась в «политическую труху». На выборах 9 декабря за неё проголосовало лишь 4,70% избирателей, в результате чего партия не получила в Национальном собрании ни одного места. Ирония судьбы заключается в том, что проявив бессмысленное политическое упорство и отвергнув законопроект о снижении порога прохождения в парламент с 5% до 4%, РПА лишила себя возможности создать пусть и очень небольшую, но всё же фракцию в Национальном собрании.

Таким образом, РПА в полной мере прочувствовала на себе то, что происходит с «партиями власти», попадающими в круговорот «бархатных революций». Буквально сразу после прихода к власти правительства Н. Пашиняна из партии начался массовый исход рядовых членов, а также чиновников и бизнесменов, которые состояли в ней «по необходимости». Апогеем этого исхода стали результаты парламентских выборов. Партия, в составе которой числилось 143 тысячи членов, на выборах смогла получить немногим менее 60 тыс. голосов [15].

Можно с большой долей вероятности предположить, что дальнейшее политическое будущее «республиканцев» в Армении будет весьма незавидным. Скорее всего, РПА олицетворяющая собой свергнутый режим, исчезнет в водовороте истории также, как ранее исчезли «партии власти» «За новую Грузию», правившая при Эдуарде Шеварднадзе, «Ак жол» («Светлый путь»), господствовавшая в Киргизии при Курманбеке Бакиеве, и Партия регионов Виктора Януковича, ставшая жертвой «революции достоинства» в 2014 году (к слову сказать, на подобную участь, судя по всему, вскоре обречена и правящая ныне в Украине партия «Блок Петра Порошенко «Солидарность»).

Проблема всех партий подобного типа, не исключая и «Единую Россию» в нашей стране, заключается в том, что они, по сути, копируют модель КПСС, претендуя на роль «руководящей и направляющей силы» не только в системе государственной власти, но и в политической структуре общества вообще. История не знает случаев, чтобы подобные партии, не имеющие никакой сформировавшейся идеологии (в отличие от той же КПСС) продолжали существовать после поражения на выборах, поскольку нахождение в оппозиции органически противоречит самой сущности любой «партии власти». И в этом смысле, думается, распад Республиканскую партию Армении является лишь вопросом времени.

Следует также отметить, что выборы 9 декабря прошли при достаточно низкой явке избирателей, составившей всего 48,63% [16] (на выборах 2017 года этот показатель составил 60,86%). Низкий уровень активности избирателей выглядит достаточно естественным в условиях, когда победа блока «Мой шаг» во главе с Николом Пашиняном ни у кого не взывала сомнений, а реальная оппозиция ему просто отсутствовала. В результате выборов Н. Пашинян получил полный карт-бланш на проведение широкомасштабных реформ, которые сейчас мы можем наблюдать в Армении.

Во внешней политике, как и раньше, Армения продолжает ориентироваться, прежде всего, на Россию, находясь в ситуации, когда из четырех граничащих с ней стран с двумя она не имеет дипломатических отношений, а с одной (Азербайджан) фактически находится в состоянии войны. В результате, Армения практически на 100% зависит от российских поставок вооружений и газа, что исключает проведение армянской элитой внешнеполитического курса, существенно отличающегося от позиции Москвы. Именно поэтому в России достаточно спокойно восприняли победу армянской «бархатной революции» по сравнению, например, с победой украинской «революции достоинства» 2014 года или победой Владимира Зеленского на президентских выборах в апреле 2019 года.

Тем не менее, отношения Москвы и Еревана после прихода к власти Пашиняна нельзя назвать безоблачными. Это обусловлено как самой фигурой Никола Пашиняна, столь непохожего на остальных лидеров стран СНГ, так и некоторыми действиями нового лидера Армении, в частности, арестом бывшего президента страны Роберта Кочаряна по обвинению в узурпации власти, считающегося чуть ли не личным другом Владимира Путина. Показательно, что в канун 2019 года президент РФ достаточно демонстративно поздравил находившегося под стражей Р. Кочаряна с Новым годом и пожелал ему «стойкости и крепости духа» [17]. (Откровенно говоря, трудно представить себе подобный шаг российского президента в отношении какого-либо другого высокопоставленного заключенного в другой стране СНГ).

Экс-президент Армении Роберт Кочарян в зале суда во время своего освобождения под залог. Ереван, 18 мая 2019 года. Фото: Photolur

Другой проблемой в отношениях России и Армении стало согласование цены на поставки газа, происходившее в конце прошлого года на фоне ведущегося армянскими властями расследования уголовного дела в отношении деятельности «дочки» Газпрома ЗАО «Газпром Армения» по обвинению в уклонении от уплаты налогов [18]. Итогом переговоров стало повышение Газпромом с 1 января 2019 года отпускных цен на российский газ для Армении со $150 до $165 за тысячу кубометров, что повлекло увеличение розничной цены на газ для рядового армянского потребителя до $290 за тысячу кубометров [19].

Не вызывают оптимизма в Кремле и постоянные разговоры правительства Пашиняна о необходимости увеличения доли импорта иранского газа, которая сейчас составляет не более 20% (в то время как доля импорта российского газа в Армении составляет около 80%). Кроме того, Пашинян давно вынашивает идею организации транзита иранского газа через территорию Армении в Грузию и далее, что также с настороженностью воспринимают в российском Газпроме [19]. Естественно, как будут развиваться внутриполитические события в Армении и взаимоотношения нового правительства в Россией и другими соседями покажет только время.

  1. Republic of Armenia. REFERENDUM DEC. 6, 2015 // ElectionGuide (www.electionguide.org) / International Foundation for Electoral Systems (IFES)
  2. Armenia fraud claims mar referendum on constitution // BBC (www.bbc.com), 7 December 2015
  3. RPA to be represented by 58 lawmakers in Armenia’s 105-seat Parliament // Panorama.am (www.panorama.am), 04/04/2017
  4. Телеканал BBC вспомнил лживое обещание Саргсяна // Yeni Müsavat Qəzeti (musavat.com), 18.04.2018
  5. Серж Саргсян избран премьер-министром Армении на фоне стычек в Ереване // EurAsia Daily (eadaily.com), 17 апреля 2018
  6. Никитин А. Премьер-министр Армении сорвал встречу с лидером оппозиции // «Экономика сегодня» (rueconomics.ru), 22 Апреля 2018
  7. Пашиняна не избрали премьером: правящая партия отказалась его поддержать // Sputnik Армения (ru.armeniasputnik.am), 01.05.2018
  8. Pashinian Elected Armenian PM // Радио Свобода (www.azatutyun.am), 8 May 2018
  9. Пашинян заявил об уходе с поста премьера Армении // КорреспонденТ.net (korrespondent.net), 16 октября 2018
  10. Конституция Республики Армения. Принята 06.12.2015 // Президент Республики Армения (www.president.am)
  11. Republic of Armenia. Parliamentary Elections, 2 April 2017. OSCE/ODIHR Needs Assessment Mission Report // OSCE (www.osce.org). Office for Democratic Institutions and Human Rights. Warsaw, 12 January 2017
  12. Гукасян С. Правительство приняло решение о внесении изменений в Избирательный кодекс // HETQ (hetq.am), 16 окт. 2018
  13. Harutyunyan V. Armenian Opposition Party Shuns Key Election // The Institute for War & Peace Reporting (iwpr.net), 14 Dec 12
  14. Программа партии «Просвещённая Армения» // Просвещённая Армения (brightarmenia.am)
  15. Кривошеев К., Халатян А. Как старая правящая элита Армении пережила революцию и выборы // Московский Центр Карнеги (carnegie.ru), 11.12.2018
  16. Republic of Armenia. Early Parliamentary Elections, 9 December 2018. ODIHR Election Observation Mission Final Report // OSCE. Office for Democratic Institutions and Human Rights. Warsaw, 7 March 2019. Page: 26
  17. В офисе Кочаряна рассказали о пожелании Путина экс-главе Армении // РИА Новости (ria.ru), 28 декабря 2018
  18. Пашинян заявил об отсутствии договоренности с Россией по цене на газ для Армении // Коммерсантъ (www.kommersant.ru), 28.12.2018
  19. Бабаян Э. Оставили за кадром. Армения готова дружить с Россией. Что ей мешает? // Lenta.Ru (lenta.ru), 30 апреля 2019

Фото в начале статьи: www.kavkaz-uzel.eu

Оставьте комментарий