Досрочные выборы в Испании в свете прошедших выборов в Андалусии

Досрочные выборы в Испании в свете прошедших выборов в Андалусии

15 февраля 2019 года премьер-министр Испании социалист Педро Санчес объявил об отставке своего правительства и о проведении 28 апреля внеочередных парламентских выборов, по результатам которых будет сформировано новое правительство. Причиной отставки социалистического правительства, не продержавшегося у власти и года, стала фактическая утрата поддержки депутатов парламента, а на предстоящих выборах эксперты предсказывают победу правоцентристских сил и поражение левых. Думается, что началом этого «политического тренда» во многом стали результаты прошедших 2 декабря 2018 года выборов регионального парламента Андалусии. Попробуем разобраться в этом более подробно.

Андалусия — одно из 17 автономных сообществ, входящих в состав Королевства Испания, она занимает первое место по численности населения (8,4 млн. жителей, т. е. 18% населения страны) и второе — по площади среди автономных сообществ Испании. Даже в силу этих обстоятельств выборы в Андалусии не могли не вызвать интереса в испанском обществе.

Однако, как оказалось, интерес к этим, казалось, проходным региональным выборам проявили практически все мировые СМИ, многие из которых назвали результаты голосования «политическим потрясением». И для этого были веские причины. Но прежде чем говорить о них следует сказать несколько слов о том политическом контексте, в котором проходили эти выборы.

Как было сказано выше, Андалусия представляет собой одно из автономных сообществ,  создание которых предусмотрено ныне действующей конституцией Испании 1978 года, принятой в процессе перехода от диктатуры Франсиско Франко к демократическому политическому режиму. По своему правовому статусу автономное сообщество (исп. una comunidad autónoma) представляет собой нечто среднее между административно-территориальной единицей унитарного государства и субъектом федерации в государстве федеративном. По мнению многих экспертов, специфика испанских автономных сообществ, как и областей в Италии, позволяет отнести две эти страны к особой категории «регионалистских государств» или «государств регионов».

Архивное фото: Его Величество король Испании Хуан Карлос I промульгирует конституцию 1978 года. Кадр из фильма efe

Каждое из сообществ имеет собственный парламент и правительство во главе с президентом. В случае Андалусии региональный парламент состоит из 109 депутатов, избираемых путем всеобщих и прямых выборов по пропорциональной системе, подразумевающей голосование избирателей региона за тот или иной партийный список.  При этом рассчитывать на получение мест в парламенте могут только те партии, за которые проголосовало не менее 3% избирателей [1].

Следует отметить, что рассматриваемые выборы в Андалусии проходили в период «турбулентности» политической системы Испании, начавшейся после парламентских выборов 2015 года. Эти выборы положили конец существовавшему в течение нескольких десятилетий политическому господству двух крупнейших партий страны левоцентристской Испанской социалистической рабочей партии (исп. Partido Socialista Obrero EspañolPSOE) и правоцентристской Народной партии (исп. Partido Popular, PP), за которые традиционно голосовало подавляющее большинство избирателей.

Крушение двухпартийной системы в Испании было связано с «вторжением» на политическую сцену страны двух новых политических сил левопопулистской партии «Подемос» (исп. Podemos – «Мы можем!») и центристской партии «Граждане» (исп.  Ciudadanos). На выборах 2015 года они получили достаточно большое количество голосов, что сделало неизбежным формирование коалиционного правительства с участием хотя бы одной из этих партий. Однако длительные переговоры о создании коалиции закончились ничем и в итоге король Испании Филипп VI издал указ о роспуске обеих палат парламента (Конгресса депутатов и Сената), назначив новые выборы на 26 июня 2016 года.

Выборы 2016 года, о которых мы писали в одном из ранних обзоров, практически ничего не изменили в расстановке сил. Последовавшие за ними переговоры очень долго не давали результата и, казалось, дело уже идет к ещё одним внеочередным выборам. Они и были бы назначены королем, если бы социалисты не согласились изменить свою ранее непримиримую позицию и не перестали препятствовать формированию Народной партией правительства во главе с её лидером Мариано Рахоем.

Мариано Рахой после избрания главой правительства Испании в 2016 году. Фото: FERNANDO VILLAR / EFE

После довольно жесткой дискуссии Федеральный комитет PSOE большинством в 139 голосов против 96 принял решение о том, что партийная фракция в испанском парламенте воздержится при голосовании по вопросу о доверии новому правительству. Одним из результатов этого решения стал уход со своего поста Генерального секретаря PSOE Педро Санчеса, категорически возражавшего против «косвенного» участия соцпартии в утверждении правительства М. Рахоя [2]. Следствием такой позиции социалистов стало утверждение сформированного «народниками» правительства меньшинства, опиравшегося на поддержку в парламенте со стороны «Граждан» и умеренных баскских националистов, которые предпочли в правительство не входить.

Столь неустойчивая политическая конструкция просуществовала до лета 2018 года, когда в результате крупного коррупционного скандала, связанного с тем, что Народная партия многие годы получала незаконное финансирование в огромных объемах, правительство Мариано Рахоя пало 1 июня 2018 года парламент выразил ему вотум недоверия. В результате этих событий к власти пришло опять-таки однопартийное правительство, сформированное на этот раз социалистами во главе с Педро Санчесом, который к этому времени вновь успел стать лидером PSOE.

Правительство Санчеса оказалось ещё более неустойчивым, чем правительство Рахоя. Социалисты, имеющие в  Конгрессе депутатов всего 85 мест из 350 (у «народников» 133 места), вынуждены были опереться на поддержку весьма своеобразной и достаточно ситуативной коалиции, включающей «Унидос Подемос» (блок партии «Подемос» и «Объединенных левых»), а также каталонских и умеренных баскских националистов. Вся сомнительность подобного объединения выявилась уже осенью 2018 года.

Каталонцы и баски, пользуясь зависимостью правительства Санчеса от их поддержки, выставили ему свои требования. В частности, баски потребовали, чтобы правительство социалистов не вносило никаких корректив в разработанный ещё правительством М. Рахоя проект бюджета на 2019 год, в который были включены положения крайне выгодные для Страны Басков. Но если в этом вопросе правительство легко могло пойти на компромисс, то требования каталонцев приобрели скорее невыполнимый характер: в обмен на утверждение бюджета, столь необходимое правительству, они потребовали от П. Санчеса оказать влияние на Генеральную прокуратуру в целях освобождения находящихся под арестом бывших членов Женералитата Каталонии, обвиняемых в организации референдума о независимости Каталонии 1 октября 2017 года [3].

Совершенно очевидно, что как бы ни стремились лидеры социалистов разрешить «каталонскую проблему» (а такое стремление у них есть), они не смогли пойти на удовлетворение требований своих временных союзников сразу по двум причинам. Первая вполне очевидна и связана с тем, что оказание подобного «влияния», мягко говоря, не очень сочетается с принципом независимости судебной власти, частью которой в Испании является прокуратура. Вторая причина не менее очевидна: любая попытка освобождения сторонников каталонской независимости приведет к неминуемому падению правительства, поскольку не будет поддержана ни одной партией, кроме самих каталонцев и, может быть, баскских националистов. Неудивительно поэтому, что в последнее время в Испании начались разговоры о неизбежности проведения досрочных выборов Конгрессе депутатов, поскольку само появление правительства П. Санчеса стало достаточно неожиданным и во многом случайным явлением.

«Политическая турбулентность» последних лет неминуемо отразилась на региональной политической ситуации в автономных сообществах Испании (достаточно вспомнить лишь продолжающиеся события в Каталонии). Не обошла она стороной и Андалусию. Следует отметить, что политическая ситуация в Андалусии отличается особым колоритом на протяжении уже 36 (!) лет во главе этого автономного сообщества находятся коалиционные правительства, неизменно формируемые Испанской социалистической рабочей партией Андалусии, являющейся автономным подразделением PSOE. За это время социалисты всего один раз, в 2012 году, не смогли занять первое место на выборах в региональный парламент, но и тогда они удержалась у власти благодаря коалиции с «Объединенными левыми».

Не смотря на то, что на последних выборах 22 марта 2015 года победу вновь одержали социалисты, результаты этих выборов ознаменовали собой начало изменений в рамках региональной партийной системы, схожих с изменениями, происходившими на общенациональном уровне. Как и в парламенте Испании, в парламенте Андалусии впервые оказались представители «Подемос» и «Граждан», что радикально изменило существовавшую до этого расстановку политических сил.

Поскольку социалисты, получившие в парламенте Андалусии 47 мест из 109, не могли в одиночку сформировать правительство, им пришлось начать переговоры с потенциальными партнерами по коалиции. Однако практически сразу выяснилось, что Народная партия, занявшая на выборах второе место, совершенно исключила для себя возможность союза с социалистами, а «Подемос» и «Граждане», пользуясь ситуацией, стали выдвигать совершенно неприемлемые для PSOE требования. Поняв, что создать коалиционное правительство не получится, региональный лидер социалистов и действующий президент правительства Андалусии Сусана Диас заявила о своей готовности создать правительство меньшинства.

Лидеры социалистов Педро Санчес и Сусана Диас (справа). Севилья, декабрь 2015 года. Фото: Flickr PSOE

В ходе трёх последовавших в парламенте голосований по её кандидатуре Диас не смогла заручиться поддержкой ни одного депутата от какой-либо другой партии и так и не была утверждена главой нового правительства. Не добившись поддержки депутатов, С. Диас пригрозила роспуском парламента, который, согласно Статуту Андалусии, автоматически происходит в том случае, если в течение 2 месяцев с момента первого голосования в парламенте по кандидатуре нового президента правительства он так и не будет избран [4].

«Политический шантаж» со стороны Диас принес свои результаты и уже через непродолжительное время социалисты подписали коалиционное соглашение с «Гражданами», содержащее перечень из 72 мер, которые новое правительство должно было реализовать за время нахождения у власти [5]. Подписание соглашения привело к созданию парламентской коалиции социалистов и «Граждан», вместе получивших абсолютное большинство мест в парламенте (56 из 109), что обеспечило С. Диас избрание с четвертой попытки на пост президента правительства Андалусии и последующее формирование самого правительства.

Парламентская коалиция  просуществовала до сентября 2018 года, когда руководство регионального отделения «Граждан» заявило о своем выходе из соглашения, мотивируя это тем, что социалисты до сих пор не выполнили те его положения, которые партия считала приоритетными [6]. Примечательно, что ещё за несколько месяцев до этого разрыва руководство «Граждан» заявляло, что его вполне устраивает ход реализации соглашения. По мнению наблюдателей, решение о разрыве соглашения было принято региональным руководством «Граждан» под давлением лидера партии Альберта Риверы, который с первого же дня занял позицию жесткой конфронтации с социалистическим правительством Педро Санчеса. Результатом противостояния «Граждан» и социалистов на национальном уровне стал последующий его перенос и на уровень регионов. Распад коалиции социалистов и «Граждан» сделал неизбежным проведение в Андалусии досрочных выборов, которые в итоге были намечены на 2 декабря.

В преддверии выборов практически все эксперты были уверены, что победа вновь достанется социалистам , которым, тем не менее, всё же придется вступать в коалицию с одной из партий, прошедших в парламент. При этом, однако, упускались из вида два фактора, которые, как показали последующие события, оказали решающее влияние на результаты выборов. Первый из них был связан с общим состоянием экономики Андалусии, которое было далеко от идеального. По многим направлениям экономика автономии отстаёт от среднеиспанских показателей, а сама Андалусия давно относится к числу беднейших европейских регионов. Особенно проблемным является состояние регионального рынка труда: в отличии от среднего уровня безработицы по стране, составляющем 14%, в Андалусии он достиг отметки в 22,8% [7].

Но если влияние экономического фактора не был чем-то новым для андалусской политики, то второй фактор начал воздействовать на неё только в последнее время. Речь идет о явлении, которое уже во многом изменило политическую жизнь практически всех стран Европы, а именно о миграционном кризисе. Андалусия, в силу своего соседства с Северной Африкой, стала одним из тех европейских регионов, которые в наибольшей степени ощутили наплыв так называемых «беженцев». В ситуации нарастания кризиса правительство Педро Санчеса не нашло ничего лучшего как провозгласить «политику дружелюбия» в отношении мигрантов, следуя примеру правительства Ангелы Меркель в Германии. Соответственно, подобную же политику вынуждено было проводить и андалузское подразделение соцпартии, что явно не добавило ей популярности.

Результатом продвижения этой линии партии стали результаты социологических опросов, проводившихся перед выборами: 43% жителей региона оценили деятельность правительства как «плохую» или «очень плохую», а более половины опрошенных заявили о желании политических перемен в Андалусии [8]. Что касается собственно политических предпочтений избирателей, то за социалистов собирались проголосовать 32% опрошенных, за коалицию «Вперед, Андалусия» (исп. Adelante Andalucía), включающую «Подемос» и блок «Объединенные левые/Зеленые Ассамблея для Андалусии» 19,8%, за Народную партию и «Граждан» по 18,7% и за новую крайне правую партию Vox («Голос») 6%. [9]. Однако, как показали итоги выборов, прогнозы социологов подтвердились лишь отчасти.

Лидеры коалиции «Вперед, Андалусия» Тереза Родригес (в центре) и Антонио Маильо (слева) во время избирательной кампании. Фото: EFE

Результаты выборов 2 декабря в Андалусии буквально ошеломили испанскую политическую элиту. Первое место, как и предполагали эксперты, заняли социалисты, правда, иначе как «пирровой» их победу назвать было нельзя. Вместо планировавшихся 32% голосов избирателей соцпартия получила лишь 27,95%, что принесло ей 33 места в парламенте вместо прежних 47. По сравнению с выборами 2015 года социалисты потеряли поддержку почти 20% своих избирателей. В этой ситуации вся надежда на сохранение левого правительства зависела от результата голосования за коалицию «Вперед, Андалусия», которая могла бы в перспективе совместно с соцпартией создать новое правительство.

2 декабря 2018 года, однако, стал провальным для всех левых: «Вперед, Андалусия» смогла получить на выборах лишь 16,18% голосов более чем на 5% голосов меньше результата выборов 2015 года, когда «Подемос» и «Объединенные левые» выступали раздельно. По итогам выборов коалиция получила лишь 17 депутатских мест, чего явно было недостаточно для формирования «однородно левого» правительства. Таким образом, первым результатом выборов стало то, что теперь сохранение власти в руках социалистов требовало расширения числа партий, участвующих в коалиции, как минимум, до трех.

Казалось бы, на фоне падения популярности левых партий прекрасный шанс на победу приобретала извечно противостоящая им Народная партия. Однако «народники», деморализованные расследованием коррупционного скандала, приведшего к падению правительства Мариано Рахоя, не смогли сформулировать программу, которая смогла бы увлечь жителей Андалусии, и в результате получили на выборах всего 20,75% голосов  избирателей, потеряв, как и социалисты, более 20% голосов по сравнению с предыдущими выборами. Вместо прежних 33 мест в региональном парламенте Народная партия в итоге получила лишь 26.

Исходя из этого, можно констатировать, что итоги выборов в Андалусии стали ещё одним свидетельством идущего в Испании процесса ослабления «традиционных партий» PSOE и PP. (В этом смысле развитие испанской партийной системы является копией соответствующих процессов, протекающих в ФРГ, где правоцентристский блок ХДС/ХСС и левоцентристская СДПГ, давно находящиеся у власти, также постепенно утрачивают поддержку избирателей, всё больше предпочитающих голосовать за новые, более правые и более левые партии).

Однако на любых выборах кроме проигравших есть и победители. В этот раз победа досталась двум весьма отличающимся друг от друга политическим силам. Первой из них, безусловно, стали «Граждане». Буквально за несколько лет партия, созданная группой каталонских интеллектуалов, выступающих против независимости Каталонии, смогла стать достаточно значимой политической силой в масштабе всей Испании. Возникнув в качестве леволиберальной партии, «Граждане» прошли определенную политическую эволюцию и сегодня всеми экспертами рассматриваются в качестве правоцентристского политического объединения. На выборах 2015 года в Андалусии «Граждане» смогли получить 9,28% голосов и, как уже говорилось выше, вошли в парламентскую коалицию с соцпартией, но в сентябре 2018 года вышли из неё.

Казалось бы, недовольство жителей региона деятельностью властей должно было негативно сказаться  и на популярности «Граждан». Однако, как показали  результаты выборов 2018 года, всё произошло ровным счетом наоборот. За «Граждан» проголосовало 18,27% избирателей, что почти в два раза больше, чем за три года до этого. Теперь в андалузском парламенте партия будет представлена 21 депутатом вместо прежних 9. При этом самым важным моментом является то, что по числу полученных голосов «Граждане» практически сравнялись с Народной партией, которая всегда, и небезуспешно,  претендовала на монопольное положение в правой части испанского политического спектра. Как показали выборы в Андалусии, эпоха данной монополии «народников» постепенно уходит в прошлое.

Лидер партии Vox Сантьяго Абаскаль. Фото: GIULIO MARIA PIANTADOSI

Однако главной сенсацией выборов стало, безусловно, прохождение в парламент крайне правой партии Vox («Голос»). Для Vox это были уже вторые парламентские выборы в Андалусии, но если в 2015 году за партию отдали свои голоса лишь 0,46% избирателей, то через три года её поддержали уже 10,97%, что позволило Vox получить 12 мест в региональном парламенте. Прохождение в парламент Андалусии крайне правых, которые отсутствовали в испанской политике с начала 80-х годов прошлого века, произвело эффект «разорвавшейся бомбы».

Политические эксперты в один голос заговорили о том, что «волна правового популизма» буквально накрывшая Европу, теперь добралась и до Испании. В качестве доказательства «правопопулистского» характера Vox приводился тот факт, что сразу же после того как стали известны результаты выборов свои поздравления руководству партии направила «гуру правого популизма», лидер французского Национального объединения Марин Ле Пен [10]. В то же время, на наш взгляд, отнесение Vox к «классическим» правым популистам является не совсем верным. И именно поэтому следует сказать несколько слов об этом новом и весьма активном участнике испанской политической жизни.

Партия Vox была создана в декабре 2013 года группой бывших членов Народной партии, недовольных её политическим курсом, который, по их мнению, перестал соответствовать  традиционным консервативным ценностям. Интересно, что с момента создания партии Vox и по сегодняшний день в её программных положениях содержатся два очень разных компонента, сочетание которых нехарактерно для других правопопулистских партий стран Европы.

Первый из них условно может быть назван «популистским» и объединяющим Vox с радикальными правыми в других странах. Так, в программе фактически содержится «объявление войны» нелегальной иммиграции. Партия выступает за высылку из страны всех нелегальных иммигрантов в страны их происхождения, высылку легальных иммигрантов, совершивших преступления, полный отказ от практики проведения «амнистий» для нелегалов, позволяющих им легализоваться в стране пребывания, а также за строительство стены перед испанскими анклавами в Африке Сеутой и Мелильей в целях предотвращения попадания в них африканских мигрантов. Кроме того, Vox выступает за закрытие мечетей, в которых проповедуются фундаменталистские исламские взгляды и за высылку из страны имамов, ведущих подобные проповеди [11].

Если ко всему этому добавить связи Vox с партиями, выступающими с похожими требованиями в других странах Европы, поддержку политики Дональда Трампа и активные контакты партийного руководства с бывшим главой его избирательного штаба Стивом Бэнноном, являющимся одним из ведущих идеологов современного национализма [12], то, казалось бы, перед нами классическая правопопулистская партия.

Не смотря на это, в программе Vox довольно отчетливо виден и второй компонент её идеологии, который существенно отличает партию от её союзников в других странах Западной Европы. Речь идет о приверженности партии ценностям традиционного испанского консерватизма, во многом реализовывавшимся на практике в период правления Франсиско Франко. Так, партия выступает против принятого в Испании закона о гендерном насилии, полагая, что он дискриминирует мужчин, а также за отмену квот для женщин в органах власти. Vox выступает против эвтаназии и однополых браков, за ограничение права женщин на аборт, создание министерства семьи, прекращение государственной помощи феминистским организациям и принятие закона о защите корриды. Наконец, партия требует незамедлительной  отмены «Закона об исторической памяти», предусматривающего «дефранкизацию» страны и, в частности, вынос останков Франко из мемориального комплекса в Долине павших.

Однако самые радикальные положения программы Vox связаны, конечно, с видением будущего государственного устройства Испании. Как говорилось выше, согласно конституции 1978 года, Испания представляет собой «регионалистское государство», в рамках которого автономные сообщества имеют довольно широкие полномочия. На протяжении последних 40 лет в стране существовал консенсус практически всех политических сил по поводу того, что подобная форма политико-территориального устройства страны является наиболее оптимальной для Испании. (Исключение составляли радикальные баскские и каталонские националисты, выступавшие и выступающие за выход своих регионов из состава страны).

Лидер партии Vox Сантьяго Абаскаль выступает перед сторонниками после оглашения результатов выборов. Фото: REUTERS

Выборы в Андалусии наглядно показали, что этому консенсусу пришёл конец. И причиной этого стал успех на выборах партии, которая принципиально отвергает модель «регионалистского государства». Vox выступает за переход к унитарному государственному устройству страны, ликвидацию автономных сообществ и их органов власти, а также Сената верхней палаты парламента Испании. Также предполагается ввести немедленный запрет на деятельность партий, не признающих территориальной целостности Испании и её суверенитета. По сути дела, идеология Vox основана на полном неприятии того конституционного проекта, который существует в Испании с 1978 года, и в этом смысле она отличается от идеологических позиций союзников партии в других странах, которые не вынашивают планы тотальной реформы государственно-территориального устройства.

При этом, нельзя не отметить, что особую ненависть у лидеров Vox вызывает каталонская автономия, о необходимости ликвидации которой прямо говорится в программе партии. В период подготовки и проведения референдума о независимости Каталонии 1 октября 2017 года они требовали от правительства Мариано Рахоя максимально жестких действий в отношении «сепаратистов», а после референдума подали в суд на Женералитат Каталонии, требуя привлечь их руководителей к уголовной ответственности [13]. Столь жесткая позиция нашла поддержку у многих сторонников «испанского единства» и только за период так называемого «каталонского кризиса» число членов партии увеличилось более чем на 20% [14].

Сразу после оглашения результатов андалусских выборов по Испании и по всей Европе пронесся стон о «приходе в парламент фашистов». Премьер-министр Испании заявил, что результаты выборов только усилят его стремление «защищать Конституцию и демократию от страха» [15]. Во многих городах Андалусии прошли «антифашистские» демонстрации противников Vox [16], а западные либеральные СМИ заговорили о захлестывающей Испанию «коричневой волне». При этом, практически никто не увидел или не захотел увидеть очевидной связи роста популярности Vox с наплывом в страну большого количества заморских мигрантов и неспособностью правительства решить «миграционную проблему». Вместо этого эксперты рассуждали в основном об «апатии рядовых социалистов», результатом которой стала низкая явка на выборах в 56,44%, что на 5,86% меньше явки 2015 года.

Сразу после оглашения результатов выборов лидеры политических партий стали обсуждать конфигурацию будущего правительства автономии. Действующая глава правительства Сусана Диас взяла инициативу на себя, заявив, что, несмотря на относительную неудачу на выборах, она собирается и дальше оставаться у власти, поскольку именно соцпартия заняла первое место по итогам голосования. При этом Диас пригласила к переговорам все партии, кроме Vox, в отношении которой она предложила всем политическим силам провести «красную линию» [17].

Социалистический кандидат на пост президента правительства Андалусии Сусана Диас во время избирательной кампании. Фото: EFE

Против проведения подобной линии, однако, сразу высказались «народники», которые подвергли критике идею создания «конституционного фронта» против крайне правых, напомнив, что сами социалисты весьма мило общаются с каталонскими и баскскими националистами, выступающими за независимость своих регионов, подрывая тем самым территориальную целостность Испании [18]. Это заявление, по сути, поставило крест на продолжавшемся 36 лет правлении в Андалусии социалистов, а также и на политической карьере Сусаны Диас, которая ещё совсем недавно считалась одним из лидеров партии и лишь немного уступила Педро Санчесу в ходе выборов главы PSOE в 2017 году.

Результатом длительных переговоров стало прошедшее 16 января 2019 года голосование в парламенте по кандидатуре нового президента правительства Андалусии, которым был избран «народник» Хуан Мануэль Морено. Кроме Народной партии за кандидатуру Морено проголосовали «Граждане» и депутаты от Vox. 

Парламентские выборы в Андалусии наглядно показали, что новые выборы в парламент Испании будут проходить в условиях новой политической реальности,  в которой на смену многолетнему господству социалистов и «народников» пришла многопартийная блоковая система, в рамках которой «Подемос» и PSOE борются за господство на левом фланге политического спектра, а Народная партия, «Граждане» и Vox на правом. Всё это усугубляется радикализацией  каталонских и баскских партий, умело пользующихся тем, что на данный момент формирование коалиции в испанском парламенте без их участия не представляется возможным. Каким образом в такой ситуации будет функционировать политическая система Испании покажет уже ближайшее будущее, равно как и итоги общеиспанских парламентских выборов.

  1. Ley 1/1986, de 2 de enero, Electoral de Andalucía // Agencia Estatal BOLETÍN OFICIAL DEL ESTADO (www.boe.es)
  2. Ивахник А. Хрупкая коалиция: как Испания еле избежала третьих за год выборов // Политком.RU (politcom.ru), 02.11.2016
  3. Mayor Ortega L. Sánchez rechaza instar a la fiscal general para que pida liberar a los presos como reclaman ERC y PDeCAT // La Vanguardia (www.lavanguardia.com), 21/07/2018
  4. DÍAZ PÉREZ I. Órdago de Susana Díaz: O cierra un acuerdo el martes, o elecciones // El Mundo (www.elmundo.es), 05/06/2015
  5. TORRES C. Susana Díaz será investida el jueves tras el acuerdo con Ciudadanos // El Mundo (www.elmundo.es), 09/06/2015
  6. ESTEBAN P. La ejecutiva de Ciudadanos aprobará romper el pacto con Susana Díaz // El Confidencial (www.elconfidencial.com), 07/09/2018
  7. Хенкин С. Андалусское землетрясение: в Испании теряют позиции левые и крепнут праворадикальные силы // Российский совет по международным делам (russiancouncil.ru), 5 декабря 2018
  8. ROVIRA R. El termómetro andaluz // La Vanguardia (www.lavanguardia.com), 18/11/2018
  9. Алексеев А. В Андалусии прорежется «Голос» // Коммерсантъ (www.kommersant.ru),
  10. Макарычев М. Крайне правые впервые в истории вошли в парламент Андалусии // RG.RU (rg.ru), 03.12.2018
  11. 100 medidas para la España Viva // Vox (www.voxespana.es)
  12. Испания ощетинилась против вошедшей во власть крайне правой Вокс // Русская Испания (russpain.com), 6.12.2018
  13. GARCÍA J. El TSJ catalán admite la querella de Vox por rebelión contra Puigdemont // EL PAÍS (elpais.com), 11 OCT 2017
  14. La afiliación al partido ultraderechista VOX aumenta un 20% en 40 días // Público (www.publico.es), 02/10/2017
  15. Sánchez recalca su “compromiso de defender la Constitución y la democracia frente al miedo” // La Vanguardia (www.lavanguardia.com), 03/12/2018
  16. Concentración en Sevilla contra Vox: «¡Viva la lucha de la clase obrera!» // Eldiario.es (www.eldiario.es), 03/12/2018
  17. MORILLO I. Razones por las que Susana Díaz se enroca y se niega a dar un paso atrás // El Confidencial (www.elconfidencial.com), 03/12/2018
  18. El PP se lanza a un pacto con Vox: «Es una grandísima oportunidad que no vamos a dejar pasar» // Eldiario.es (www.eldiario.es), 03/12/2018

В начале статьи: Сторонники партии Vox радуются результатам выборов. В центре: лидер партии Сантьяго Абаскаль. Фото: PAOLO AGUILAR / EFE

Оставьте комментарий