Бразилия: избирательная драма или «победа Сциллы над Харибдой»

Бразилия: избирательная драма или «победа Сциллы над Харибдой»

1 января 2019 года состоялась инаугурация нового президента Бразилии Жаира Болсонару, придерживающегося крайне правых взглядов и заслужившего настолько противоречивую репутацию, что в представлении одних он является фашистом, одобряющим методы «кровавого режима» военной диктатуры, в головах других — «Мессией», посланным Господом Богом, чтобы спасти Бразилию, разорённую за долгие годы правления социалистов (любопытно, что вторым именем Болсонару является Messias). Не менее спорной репутацией пользуется и генерал Амилтон Моуран, избранный вице-президентом в паре с Болсонару. О том, как и почему это случилось, в нашем очередном обзоре.

28 октября 2018 года в Федеративной Республике Бразилии состоялся второй тур президентских выборов, результаты которых знаменовали собой начало радикальных изменений всей политической системы этой страны. Пристальное внимание к бразильским президентским выборам определялось двумя факторами.

Во-первых, Бразилия является одним из крупнейших государств мира как по своим размерам (5 место в мире), так и по численности населения (6 место: по данным ЦРУ на июль 2018 года, в Бразилии проживало без малого 209 млн. человек) [1]. Во-вторых, эти выборы знаменовались крайней степенью политической радикализации бразильского общества, обусловленной самими фигурами участвовавших в них кандидатов, о которых будет сказано ниже. Но перед тем как говорить непосредственно о самих «революционных» выборах в Бразилии следует сказать, почему они приобрели столь радикальную форму.

В XX веке история Бразилии во многом напоминала историю большинства других латиноамериканских стран и характеризовалась постоянным чередованием гражданского правления и военно-диктаторских режимов. В последний раз в Бразилии военные захватили власть в 1964 году и удерживали её до 1985. Следует отметить, что этот период правления военных, особенно на начальной стадии характеризовался достаточно жесткими репрессиями в отношении оппозиции, включавшими применение пыток и внесудебных расправ.

Архивное фото: Последний президент Бразилии периода военной диктатуры генерал армии Жуан Фигейреду (правил в 1979—1985 годах) (слева). Фото: www.jornaldopais.com.br

Тем не менее, в 1985 году военным пришлось передать власть гражданским политикам и с тех пор демократический вектор развития страны являлся достаточно устойчивым. Правовой основой такого развития стала принятая в 1988 году весьма прогрессивная конституция Бразилии, которая послужила примером для разработчиков конституций в других странах Южной Америки.

Нельзя не отметить, что подобная политическая история страны наложила существенный отпечаток на нынешнюю партийную систему Бразилии, которая на протяжении практически всего «постдиктаторского» периода характеризовалась сильным сдвигом влево, поскольку правые политические силы в общественном сознании ассоциировались с печальным наследием правления военных. Особенно ярко политическое господство левых сил начало проявляться в начале XXI, когда практически вся Южная Америка была охвачена левыми социалистическими и антиамериканскими настроениями. Первым символом этой «левой волны» стал приход к власти в Венесуэле Уго Чавеса в 1999 году.

В Бразилии политическое господство левых окончательно оформилось после победы на президентских выборах 2002 года кандидата от Партии трудящихся (порт. Partido dos Trabalhadores, PT) Луиса Инасиу Лулы да Силвы, которого бразильцы называют просто Лула. Победив на выборах, Лула да Силва инициировал ряд реформ, направленных на уменьшение социального неравенства и борьбу с бедностью. Благодаря взвешенной экономической и активной социальной политике, ему удалось существенно улучшить общую ситуацию в стране, что обусловило его победу на выборах 2006 года.

Архивное фото: Вступление Луиса Инасиу Лулы да Силвы в должность президента Бразилии в 2002 году. Фото: Agência Brasil

За годы правления Лулы был ликвидирован огромный внешний долг Бразилии, реализовано большое количество социальных проектов и снижен уровень безработицы. Даже весьма критичная по отношению к левым политикам The Washington Post признавала, что именно благодаря политике Лулы да Силвы Бразилия превратилась в 2000-е годы в 8-ю экономику мира, а 20 млн. человек вышли из состояния нищеты [2].  Эти несомненные достижения превратили Лулу в кумира миллионов бразильцев и одного из наиболее влиятельных левых политиков в мире.

На волне этих успехов на президентских выборах 2010 года победила близкая соратница Лулы да Силвы Дилма Русеф, которая до этого работала министром энергетики и главой Администрации президента (сам Лула да Силва не мог баллотироваться на третий срок). Русеф, в основном, продолжала политику своего предшественника, добившись на этом пути немалых успехов, что и позволило ей одержать победу на президентских выборах в 2014 году. Однако именно в это время начал разгораться грандиозный коррупционный скандал, в итоге сокрушивший могущество Партии трудящихся и её лидеров, до неузнаваемости изменив бразильский политический ландшафт.

Скандал был связан с результатами полицейской операции, получившей кодовое наименование «операция Автомойка». В ходе её выяснилось, что руководство крупнейшей государственной нефтяной компании Petrobras выдавало различные строительные подряды за взятки. При этом 3% от «отката» шло в партийную кассу правящей Партии трудящихся. Особо неприятным для «трудовиков» фактом стало то, что подозрение в причастности к данной коррупционной схеме сразу пало на саму Дилму Русеф, которая в 2003–2010 годах возглавляла совет директоров компании Petrobras [3].

Сама Русеф, ожидаемо, отрицала свою причастность, что, однако, не убедило большинство возмущённых бразильцев. По всей стране начались массовые акции протеста против коррупции в правительстве. Уже к июлю 2015 года рейтинг поддержки правительства президента Русеф упал до 7,7%, а рейтинг недоверия к ней достиг 70,9% [4]. Показатели доверия избирателей к выдвинувшей её партии также были далеки от идеальных: 78% опрошенных заявили, что больше не доверяют Партии трудящихся.

Сторонники импичмента президенту Дилме Русеф несут её надувное изображение в костюме вора (справа) рядом с надувным изображением Лулы да Силвы в тюремной робе (слева). Сан-Паулу, Бразилия, 13 марта 2016 года. Фото: Andre Penner / AP Photo

Во второй половине 2015 года в Бразилии все сильнее начинают звучать призывы к импичменту президента. Политическая элита решила отреагировать на общественный запрос и в декабре 2015 года Палата депутатов (нижняя палата парламента) начала процедуру импичмента. После рассмотрения представленных доказательств депутаты 2/3 голосов поддержали предъявленные обвинения и передали дело для принятия окончательного решения в Сенат. 12 мая 2016 года Сенат начал рассмотрение представленных обвинений в качестве «суда импичмента», что одновременно повлекло предусмотренное конституцией временное приостановление полномочий Дилмы Русеф до решения вопроса об импичменте по существу [5].

Уже 31 августа 2016 года временное отстранение президента от должности превратилось в окончательное прекращение полномочий, поскольку 61 сенатор проголосовал за импичмент Русеф и только 20 членов верхней палаты не согласились с выдвинутыми обвинениями [6]. Следует отметить, что отстранение Д. Русеф стало первым в истории случаем лишения полномочий женщины-президента.

Одновременно с этим правоохранительные органы вели атаку и на Лулу да Силву. Ещё в 2015 году в отношении его было начато расследование в рамках «операции Автомойка». По мнению полиции, бывший президент в период нахождения на своём посту активно участвовал в незаконных операциях, которые были вскрыты в ходе расследования. Естественно, сам Лула категорически отрицал выдвинутые обвинения, называя их политическим преследованием. Тем не менее, в сентябре 2016 года прокуратура выдвинула против него официальные обвинения, в которых он рассматривался в качестве вдохновителя и организатора широкомасштабной коррупционной схемы.

12 июля 2017 года суд под председательством судьи Сержиу Мору признал экс-президента Лулу да Силву виновным во взяточничестве и отмывании денег и приговорил его к 9,5 годам тюремного заключения [7]. После вынесения приговора Лула находился на свободе до момента рассмотрения его апелляционной жалобы. Пока апелляция рассматривалась вышестоящим судом, бывший президент активно участвовал в митингах своих сторонников, обвиняя суд в выполнении политического заказа.

Сторонники Лулы да Силвы протестуют против решения суда о его виновности 12 июля 2017 года. Фото: Andre Penner / AP Photo

Как оказалось, в апелляционной инстанции «народного трибуна» ждал неприятный сюрприз. Судьи, рассмотрев апелляционную жалобу, изменили размер наказания, увеличив срок тюремного заключения до 12 лет и 1 месяца [8]. Не дала результата и жалоба в Федеральный Верховный суд, оставивший приговор без изменений. В результате, в апреле 2018 года Лула да Силва был помещён в тюрьму для отбывания назначенного срока.

Описанные события нанесли непоправимый удар по авторитету Партии трудящихся, которая всего лишь за несколько лет до этого чувствовала себя ведущим игроком на бразильской политической сцене. В партии наметился явный кризис лидерства. До всех указанных событий основным партийным сценарием на предстоящих президентских выборах было выдвижение кандидатуры Лулы да Силвы, рейтинг которого оставался на довольно высоком уровне, несмотря на все предъявленные обвинения (Д. Русеф не могла баллотироваться, поскольку она уже дважды подряд была избрана президентом).

На фоне столь сложной для партии ситуации Лула да Силва объявил о том, что он вновь будет баллотироваться на пост президента. Не взирая на вынесенный приговор суда, Лула уже в 2017 году начал свою агитационную кампанию, совершая поездки по стране. В августе 2018 Партия трудящихся официально объявила Лулу да Силву своим кандидатом на президентских выборах. Кандидатом на пост вице-президента был избран бывший министр образования и мэр Сан-Паулу Фернанду Аддад. При этом было решено, что если Лула да Силва не сможет принять участие в выборах, именно Ф. Аддад станет кандидатом в президенты.

Этот странный политический карнавал, затеянный «трудовиками», был прекращен 31 августа Высшим избирательным трибуналом, который большинством голосов (6 к 1) принял решение о невозможности участия Лулы да Силвы в президентских выборах, сославшись на закон 2010 года, который получил в Бразилии образное название «закона о чистоте регистрации» [9]. Согласно закону, лица, отстраненные от должности в ходе процедуры импичмента, ушедшие в отставку под угрозой импичмента или осужденные за совершение преступления, в течение 8 лет после этого не могут выдвигаться в качестве кандидатов на любых выборах (ирония в том, что данный закон подписал в своё время именно президент Лула да Силва). В этой ситуации у «трудовиков» не осталось другого выхода как выдвинуть в качестве своего кандидата Фернанду Аддада.

Предвыборный плакат Лулы да Силва и Фернанду Аддада. Фото: twitter.com/LulaOficial

Неучастие в выборах Лулы, который, несмотря на свое осуждение, имел, как ни странно, наибольший предвыборный рейтинг, придало уверенности другим участникам предвыборной гонки, многие из которых уже ранее участвовали в президентских выборах. Одним из них стал бывший министр финансов Сиро Гомеш (кандидат в президенты на выборах 1998 и 2002 годов), который на этих выборах представлял левоцентристскую Демократическую рабочую партию (порт. Partido Democrático Trabalhista, PDT). Будучи человеком левых убеждений, Гомеш поддерживал политику Лулы да Силвы и в своё время категорически возражал против импичмента Д. Русеф, открыто назвав его государственным переворотом [10].

Другим кандидатом, который также решил участвовать в выборах в условиях отсутствия Лулы стал губернатор штата Сан-Паулу Жералду Алкмин, выдвинутый центристской Бразильской социал-демократической партией (порт. Partido da Social Democracia Brasileira, PSDB). В отличие от С. Гомеша, Ж. Алкмин всегда был противником политики, проводившейся Лулой да Силвой. Именно поэтому он стал его конкурентом на президентских выборах 2006 года, в ходе которых занял второе место.

Пока левые и центристские кандидаты увлеченно делили «политическое наследство» Лулы да Силвы, совершенно незаметно для них нарастала угроза с правого фланга. Как уже говорилось выше, в течение многих лет правые партии в партийной системе Бразилии занимали почти маргинальное положение, поскольку их идеология устойчиво ассоциировалась с политической практикой военной диктатуры.

Однако, как оказалось в дальнейшем, времена изменились. Флагманом «правого прорыва» на прошедших выборах стал член Палаты депутатов Жаир Болсонару, выдвинутый Социал-либеральной партией (порт. Partido Social Liberal, PSL). И об этом политике, сразу стали получившем прозвище «Тропический Трамп» (для чего имеются серьёзные основания), следует сказать несколько слов.

Выдвижение Жаира Болсонару кандидатом в президенты Бразилии на конвенте Социал-либеральной партии. Фото: Raquel Cunha /Folhapress

Ж. Болсонару представляет собой весьма своеобразный феномен в бразильской политике. После окончания школы он поступил в кадетское училище, затем в военную академию, после окончания которой поступил на службу в воздушно-десантные войска, где дослужился до звания капитана. Возможно, он бы достиг и больших высот на армейском поприще, если бы в 1986 году не дал интервью одному из бразильских журналов, в котором подверг критике армейское руководство за необоснованные сокращения офицерского корпуса, а также за то, что жалованье военнослужащих находится на неприемлемо низком уровне.

После этого интервью Болсонару был арестован, но позднее отпущен с условием, что уйдет с военной службы. Данный инцидент, однако, принес Ж. Болсонару широкую общественную известность и симпатии со стороны многих военных, разделявших его позицию. После ухода с военной службы Болсонару решил заняться политической деятельностью, вступил в Христианско-демократическую партию (порт. Partido Democrata Cristão, PDC) и в качестве её кандидата в 1988 году был избран в городской совет Рио-де-Жанейро. Это избрание стало лишь началом его политической карьеры.

В 1990 году Болсонару избирается уже в федеральный парламент и становится членом Палаты депутатов от штата Рио-де-Жанейро. С тех пор он бессменно входил в состав Палаты депутатов, последовательно побеждая на 7 выборах. Следует отметить, что, будучи депутатом, Ж. Болсонару весьма активно вносил законодательные предложения по различным вопросам. В целом за годы «депутатства» им был внесён 171 законопроект, из которых были приняты только два [11]. Столь печальная статистика обусловлена тем, что Жаир Болсонару в течение всех лет нахождения в Палате депутатов принадлежал к парламентскому меньшинству, чьи предложения сабатировались левым большинством парламента.

В годы своего пребывания в парламенте Ж. Болсонару имел весьма специфический политический статус. С одной стороны, он являлся членом фракции Социально-христианской партии (порт. Partido Social Cristão), насчитывавшей всего 12 человек из 513 членов Палаты депутатов. С другой, Болсонару приобрёл достаточно большую известность в стране благодаря своим эпатажным заявлениям, создавшим ему устойчивую репутацию правового популиста, сексиста, гомофоба и расиста. Помимо прочего, Болсонару был одним из немногих бразильских политиков, позитивно оценивавших опыт военной диктатуры в Бразилии. В одном из своих выступлений он даже заявил, что главной ошибкой военных было то, что они пытали своих противников, вместо того чтобы убивать [12].

Жаир Болсонару с катаной во время избирательной кампании. Фото: Rodolfo Buhrer / Reuters

Очевидно, что имея статус «неполиткорректного хулигана», Ж. Болсонару мог бесконечно занимать в таком качестве депутатское кресло, аналогично В. В. Жириновскому в ГД России (хотя, по экспрессивности высказываний Болсонару всегда было далеко до лидера ЛДПР, по крайней мере, он не предлагал на танках въехать в Буэнос-Айрес). Однако, благодаря тому, что верхушка левых партий погрязла в коррупции и оказалась неспособной справиться с ужасающей преступностью (только за 2017 год в стране было убито 63 880 человек, что представляет собой своеобразный «рекорд» для Бразилии) [13], у Болсонару появился реальный шанс сделать следующий шаг в своей политической карьере.

Неспособность левых партий, обладавших многолетней монополией на власть, решить проблемы страны привела к достаточно неожиданному для Бразилии «развороту вправо». Вполне возможно, что Ж. Болсонару и в 2018 году не стал бы выдвигаться на пост главы государства, если бы не ситуация полной дискредитацией левой политической элиты. Ж. Болсонару решил участвовать в президентских выборах кандидатом от правой Социально-либеральной партии (PSL), в которой до этого не состоял. Что интересно, Болсонару выбрал в качестве своей опоры далеко не самую популярную партию: по итогам последних парламентских выборов PSL получила в Палате депутатов всего одно место, а её кандидат на президентских выборах 2006 года Лусиану Бивар смог набрать только 0,06% голосов избирателей.

В начале избирательной кампании Ж. Болсонару выдвинул лозунг, который приобрел символическое значение – «Бразилия превыше всего, Бог превыше всех» [14]. Сложно не усмотреть здесь отсылку к слогану Дональда Трампа «Сделаем Америку великой снова».  Кандидат от PSL выдвинул весьма консервативную предвыборную программу, которая в Бразилии отсутствовала в течение нескольких десятилетий.

Болсонару предложил снизить размер налогов, провести приватизацию значительной части государственных предприятий, включая Petrobras, сократить государственные расходы, в том числе, за счёт сокращения числа министерств и ведомств, расширить полномочия полиции в борьбе с преступностью, а также расширить право граждан на применение оружия в целях самообороны и защиты своей собственности. В сфере внешней политики Болсонару предложил переход к двусторонним соглашениям с другими странами и переориентацию на США, ЕС и Израиль [15]. По сути дела, реализация данной программы означала пересмотр всего политического наследия левых правительств и президентов, правивших Бразилией на протяжении последних 30-ти лет.

Кандидат в вице-президенты Бразилии генерал Антониу Амилтон Моуран (в центре).Фото: www.ozy.com

Вдобавок ко всему, Ж. Болсонару не побоялся и выдвинул в качестве кандидата на пост вице-президента генерала запаса Амилтона Моурана, который также неоднократно положительно оценивал период правления военных в Бразилии, а в 2017 году в ходе расследования причастности президента Русеф к коррупционным схемам, прямо заявил, что в случае невозможности выхода из политического кризиса, армия получит полное право вмешаться в политику в интересах страны [16].

В качестве главного оппонента столь агрессивной «консервативной паре» выступил, как было сказано выше, «трудовик» Фернанду Аддад. В его программе содержались практически все тезисы, которыми в своей политике руководствовались Лула да Силва и Дилма Русеф. Кандидат от Партии трудящихся обещал ужесточить политику в отношении банков, ограничив их право устанавливать ставки по кредитам, усилить регулирование цен на топливо, регулярно проводить индексацию минимальной заработной платы, провести налоговую реформу, направленную на уменьшение налоговой нагрузки на беднейшие слои населения и увеличение налогов на состоятельных граждан, ввести прогрессивный налог в отношении собственников земель сельскохозяйственного назначения, которые не используются по назначению.

Более того, Ф. Аддад выступил за развитие альтернативной энергетики, пенсионную реформу, увеличение расходов бюджета на образование и здравоохранение, а также за принятие «Национального плана сокращения числа убийств» (!) (вот ведь до чего доводит любовь социалистов к планированию всех сторон жизни). При этом Аддад в качестве одной из мер, направленных на реализацию всех своих предложений, обозначил необходимость увеличения числа министерств и ведомств (что выглядит вполне логичным на фоне его предложений по всестороннему регулированию) [17].

Нужно отдать должное, Ф. Аддаду, он не остановился на простом фактическом повторении постулатов своих предшественников-демсоциалистов, он пошёл дальше. В качестве кандидата на пост вице-президента Фернанду Аддад выдвинул никого иного как одного из лидеров Коммунистической партии Бразилии (порт. Partido Comunista do Brasil, PCdoB) Мануэлу д’Авилу. Следует иметь ввиду, что современная PCdoB ни в коем случае не может считаться этаким «розовым» социал-демократическим наследником бывших коммунистов. Партия по-прежнему исповедует идеологию марксизма-ленинизма и выступает за построение социалистического общества.

Фернанду Аддад (справа) и Мануэла д’Авила (слева) позируют на фоне фото Лулы да Силвы. Фото: Ricardo Stuckert / PT / Divulgação CP

Таким образом, уже перед первым туром выборов перед бразильским избирателем возникла неожиданная и непростая дилемма: голосовать за правых, открыто одобряющих политику прошлой военной диктатуры и объявляющих себя сторонниками «жесткой линии» в стиле Трампа, или поддержать кандидата левых, ввергнувших страну в пучину коррупции и преступности, но при этом придерживающихся «прогрессивных» взглядов? Образно выражаясь, бразильский избиратель оказался между Сциллой и Харибдой, однако, в отличии от Одиссея и Ясона, у него не было даже призрачной возможности проскочить между ними невредимым. Нельзя не отметить и то, что в условиях столь жесткой поляризации общества между двумя «полюсами силы» шансы остальных кандидатов в президенты (всего их участвовало в выборах 13 человек) буквально с каждым днем таяли на глазах.

На ход избирательной кампании, которая с самого начала была весьма динамичной, серьёзное влияние оказало покушение на жизнь Ж. Болсонару. 6 сентября 2018 года в ходе предвыборного митинга Болсонару в городе Жуис-ди-Фора (штат Минас-Жерайс) сторонник крайне левой Партии социализма и свободы (порт. Partido Socialismo e Liberdade, PSOL) Аделио Биспо ди Оливейра нанес ему удар ножом в живот. Нападавший заявил, что его действия были исполнением миссии, возложенной на него Господом Богом [18]. Поскольку ранение было весьма серьёзным, фаворит президентской гонки фактически выбыл из неё, поскольку не мог принимать непосредственного участия ни в политических мероприятиях, ни в предвыборных дебатах.

Однако, как показали результаты первого тура президентских выборов, состоявшегося 7 октября, неучастие Ж. Болсонару в предвыборных мероприятиях, не помешало ему занять первое место. За его кандидатуру отдали голоса 46,03% бразильцев, а за его главного конкурента Ф. Аддада только 29,28%. Что же касается остальных кандидатов, то из всех них относительно неплохой результат показал лишь левоцентрист Сиро Гомеш, набравший 12.47% голосов. За центриста Жералду Алкмина проголосовали лишь 4,76% избирателей, а из остальных кандидатов ни один не смог набрать и 3% голосов. При этом явка избирателей на выборах была достаточно высокой, составив в итоге 79,67% [19].

Следует отметить, что участие в выборах Жаира Болсонару в качестве кандидата от Социально-либеральной партии (PSL) стало мощным для неё мощным «драйвером политического роста». Если раньше у партии было лишь одно место в Палате депутатов и вообще не было мест в Сенате, то теперь, по итогам парламентских выборов, проводившихся одновременно с президентскими, PSL получила 52 места в нижней палате и 4 места – в верхней. В результате, PSL из партии-маргинала превратилась во вторую парламентскую партию, уступив первенство лишь Партии трудящихся. И в этом смысле нельзя не признать наличие тонкого политического чутья у руководства партии, согласившегося в начале года «встать под знамена» Болсонару.

Карикатурное видение результатов президентских выборов в Бразилии. Автор: Marian Kamensky / www.cartoonmovement.com

В новой политической реальности, когда второй тур президентских выборов превратился в противостояние двух кандидатов-антагонистов Ж. Болсонару и Ф. Аддада, уровень политической поляризации бразильского общества продолжал нарастать. Впервые в истории демократической Бразилии во втором туре президентских выборов друг другу противостояли не просто два кандидата, а две принципиально взаимоисключающие концепции будущего развития страны. Твердому консерватору Ж. Болсонару противостоял убежденный сторонник социалистических идей и автор нескольких книг о социализме Ф. Аддад, в тандеме с которым шла представительница компартии.

В течение 3-х недель, которые разделяли первый и второй туры выборов, в Бразилии и даже за её пределами развернулась настоящая «информационная война». Её особенности были обусловлены разным пониманием происходящих в Бразилии событий непосредственно гражданами страны и теми комментаторами, которые анализировали выборы из-за границы. Если говорить о внутрибразильской политической ситуации, то она характеризовалась глубоким расколом, разделившим страну примерно на две равные части. Значительная часть общества, уставшая от широчайшего распространения коррупции в верхних эшелонах власти и опасающаяся за свою жизнь и имущество в условиях разгула преступности, с воодушевлением поддержала жесткие предложения Ж. Болсонару. Кроме того, правого кандидата поддерживала значительная часть бразильских СМИ.

В подобных условиях левым силам, которые во многом и были виноваты в возникновении указанных проблем, не оставалось ничего иного как развернуть обширную информационную шумиху, направленную на «борьбу с фашизмом» и максимальную демонизацию Жаира Болсонару. В ходе этой кампании «страха и ненависти» акцент был сделан на том, что победа Болсонару вернёт Бразилию к временам военной диктатуры и неизбежно приведет к репрессиям в отношении людей левых политических взглядов, а также представителей сексуальных и расовых меньшинств.

Однако если в Бразилии по поводу личности Болсонару существовали разные точки зрения, то мировые СМИ, большинство из которых принадлежит к леволиберальному лагерю, устроили настоящую истерику по поводу возможной победы «ещё одного Трампа». Журнал The Economist назвал его «правым демагогом, религиозным националистом и апологетом диктаторов» [20]. Австралийский новостной сайт News.com.au задавался вопросом, можно ли считать Ж. Болсонару самым отвратительным политиком в мире и давал на него утвердительный ответ, утверждая, что «тропический Трамп» хуже оригинального [21]. The New York Times называла его «лицемером» [22], а The Washington Post заявляла, что Болсонару представляет собой «угрозу для планеты» [23].

Одна из многочисленных карикатур на Ж. Болсонару. Автор: Carlos Amato / www.newframe.com

На всех основных международных новостных каналах, таких как CNN или BBC многие эксперты прямо называли Ж. Болсонару фашистом и с печалью предсказывали неумолимое наступление в Бразилии «эры массовых репрессий». Что характерно, у вышеназванных СМИ никаких внутренних противоречий не вызывал тот факт, что своей агитацией они «лют воду на мельницу» кандидата левых социалистов и коммунистов, который в своих выступлениях практически безоговорочно поддерживал режим Николаса Мадуро в Венесуэле, чье правление уже стало символом экономического краха и подавления оппозиции.

Тем не менее, как показали результаты второго тура выборов, мощная мировая поддержка не смогла помочь победить «кандидату всего прогрессивного человечества» Ф. Аддаду. Следует учитывать, что перед ним во втором туре выборов стояла сложная задача отыграть почти 17% разницы в голосах с Ж. Болсонару, которая выявилась по итогам первого тура. Мировая электоральная история практически не знает случаев, когда это становилось реальностью. В результате, во втором туре победу одержал «реакционер и мракобес» Жаир Болсонару, за которого проголосовали 55,13% избирателей.

Ф. Аддад во втором туре совершил впечатляющий электоральный рывок, однако в итоге смог набрать лишь 44,87% голосов. Явка избирателей составила 78,70% [24]. Таким образом приход к власти «Трампа из тропиков» стал реальностью и одним из первых Болсонару поздравил по телефону с победой «Трамп оригинальный», который выразил надежду на совместную работу для улучшения жизни народов США и Бразилии [25]. Поздравил Ж. Болсонару и президент РФ Владимир Путин, который, в сою очередь, выразил уверенность в том, что российско-бразильские связи и дальше будут успешно развиваться [26].

Сам же победитель не стал дожидаться официального вступления в должность, назначенное на 1 января 2019 года, и уже сделал несколько заявлений, показавших, что он был вполне искренним в своих предвыборных высказываниях. В частности, Болсонару выступил за либерализацию ношения оружия гражданами лицами в целях борьбы с преступностью [27], заявил о готовности перенести посольство Бразилии из Тель-Авива в Иерусалим [28], что вызвало истерику в арабском мире, а также выразил сомнения в необходимости и дальше поддерживать дипломатические отношения с Кубой [29].

Кроме того, вновь избранный президент уже преподнес «подарок» отбывающему наказание Луле да Силве, заявив, что назначит министром юстиции в новом правительстве Сержиу Мору, который совсем недавно в качестве судьи непосредственно рассматривал дело «опального президента». Совершенно очевидно, что теперь даже возможность выйти на свободу по правилам условно-досрочного освобождения, не говоря уж о пересмотре дела, превращается для кумира бразильских левых в несбыточную мечту.

Прибытие Жаира Болсонару с супругой Мшель на инаугурацию в качестве нового президента Бразилии. Дворец Нереу Рамуса, Бразилиа, 1 января 2019 года. Фото: Célio Messias / Estadão Conteúdo

Подводя итог, следует сказать, что победа Ж. Болсонару стала результатом стечения нескольких обстоятельств. И главными из них стали наличие в стране огромного количества нерешённых проблем и полная деградация правящей элиты, выявившаяся при расследовании дел в рамках «операции Автомойка». В этих условиях в обществе резко вырос запрос на «сильную руку», способную навести порядок в стране. Жаир Болсонару, фактически находившийся на обочине политической жизни и не связанный с левыми правящими кругами, идеально соответствовал такому запросу.

Успеху Болсонару способствовало существенное ослабление левых сил, лидеры которых оказались в центре антикоррупционных расследований. И теперь уже Партии трудящихся, которая с упорством, достойным лучшего применения, боролась за возвращение в президентский дворец Лулы да Силвы, придется срочно искать или взращивать нового лидера. При этом совершенно очевидно, что таким лидером уже не сможет стать соратница Лулы Дилма Русеф. Это со всей ясностью показали октябрьские выборы, в ходе которых она баллотировалась в Сенат от штата Минас-Жерайс. Несмотря на то, что социологические опросы предсказывали Д. Русеф уверенную победу с 26% голосов избирателей, в результате она с треском провалилась, набрав лишь 15,21% и заняв четвертое место [30] (Привет бразильским социологам!). Таким образом, Бразилию уже в ближайшее время ожидает появление новых лиц в левой части политического спектра.

Трудно сказать, что было бы, если Лула да Силва смог бы принять участие в президентских выборах в качестве кандидата. Не следует забывать, что пока он находился на свободе, его рейтинг был выше, чем у Ж. Болсонару, который, тем не менее, в любом случае стал бы участникам второго тура выборов. Как бы то ни было, Бразилии в ближайшие годы предстоит жить с «тропическим Трампом» и то, какой будет эта жизнь, покажет, думается, уже ближайшее будущее.

  1. SOUTH AMERICA :: BRAZIL // The WORLD FACTBOOK / The Central Intelligence Agency (www.cia.gov)
  2. Forero J. Brazilian president’s handpicked successor leads, faces runoff // The Washington Post (www.washingtonpost.com), October 4, 2010
  3. Ратников A., Макаренко Г. Petrobras на откате: к чему приведет коррупционный скандал в Бразилии // РБК (www.rbc.ru), 23 АПР 2015
  4. Gonçalves C. Avaliação positiva do governo Dilma cai para 7,7% em julho, mostra pesquisa // Agência Brasil (agenciabrasil.ebc.com.br), 21/07/2015
  5. Shoichet C., McKirdy E., Almasy S. Dilma Rousseff: ‘I’m the victim of a great injustice’ // CNN (edition.cnn.com), May 13, 2016
  6. hoichet C., McKirdy E. Brazil’s Senate ousts Dilma Rousseff in impeachment vote // CNN (edition.cnn.com), September 1, 2016
  7. Phillips D. Brazil’s ex-president Lula sentenced to nearly 10 years in prison for corruption // The Guardian (www.theguardian.com), 12 Jul 2017
  8. Brazil ex-President Lula loses appeal against corruption conviction // BBC (www.bbc.com), 25 January 2018
  9. Lopes M. Brazil’s jailed former president Lula barred from running again by electoral court // The Washington Post (www.washingtonpost.com), August 31, 2018
  10. Ciro Gomes acusa Michel Temer de ser ‘capitão do golpe’ // G1 (g1.globo.com), 05/12/2015
  11. Lindner J. Bolsonaro aprova dois projetos em 26 anos de Congresso // Estadão Política (politica.estadao.com.br), 23 Julho 2017
  12. Defensor da Ditadura, Jair Bolsonaro reforça frase polêmica: «o erro foi torturar e não matar» // JovemPan (jovempan.uol.com.br), 08/07/2016
  13. Надточеев А. Смертельный рекорд // «Наша версия» (versia.ru), 10.08.2018
  14. www.bolsonaro.com.br
  15. Jair Bolsonaro: as promessas do candidato do PSL à Presidência // G1 (g1.globo.com), 11/10/2018
  16. General fala em impor solução para o problema político do país e é criticado por Forças Armadas // Gazeta do Povo, (www.gazetadopovo.com.br), 17/09/2017
  17. Fernando Haddad: as promessas do candidato do PT à Presidência // G1 (g1.globo.com), 11/10/2018
  18. Brazilian presidential candidate stabbed at campaign rally // NBC News (www.nbcnews.com), Sep. 7, 2018
  19. Официальные результаты первого тура президентских выборов на divulga.tse.jus.br
  20. Jair Bolsonaro hopes to be Brazil’s Donald Trump // The Economist (www.economist.com), Nov 9th 2017
  21. Fernando G. Is this the world’s most repulsive politician? // www.news.com.au, MAY 2, 2016
  22. Barbara V. Brazil Prepares to Elect a Hypocrite // The New York Times (www.nytimes.com), 
  23. Tharoor I. How Brazil’s Bolsonaro threatens the planet // The Washington Post (www.washingtonpost.com), October 19, 2018
  24. Jair Bolsonaro é eleito presidente com 57,8 milhões de votos // G1 (g1.globo.com), 29/10/2018
  25. Трамп поздравил Болсонару с победой на выборах в Бразилии // RT на русском (russian.rt.com), 29 октября 2018
  26. Путин поздравил Болсонару с победой на выборах в Бразилии // RT на русском (russian.rt.com), 29 октября 2018
  27. Болсонару хочет добиться либерализации ношения оружия в Бразилии // РИА Новости (ria.ru), 30 октября 2018
  28. Болсонару подтвердил намерение перенести посольство Бразилии в Иерусалим // РИА Новости (ria.ru), 1 ноября 2018
  29. Болсонару не видит смысла поддерживать дипотношения с Кубой // РИА Новости (ria.ru), 2 ноября 2018
  30. Lellis L. MG: Rodrigo Pacheco e Carlos Viana eleitos senadores; Dilma em 4º lugar // Veja (veja.abril.com.br), 7 out 2018

В начале статьи: Президент Жаир Болсонару и вице-президент Амилтон Моуран во время инаугурации 1 января 2019 года. Фото: Evaristo Sá / AFP

Оставьте комментарий