Ирландия: переизбрание Хиггинса и легализация богохульства

Ирландия: переизбрание Хиггинса и легализация богохульства

26 октября 2018 года в Республике Ирландия прошли очередные президентские выборы, совпавшие с конституционным референдумом о богохульстве. Любопытно, что хотя Ирландия и расположена достаточно далеко от России, прошедшие в ней голосования показали, что иногда и очень далекие страны могут в чем-то быть очень похожими.

Если говорить о президентских выборах, то следует сразу отметить, что по форме правления Ирландия является парламентской республикой. Соответственно, полномочия президента в ней достаточно ограничены. Тем не менее, согласно старой ирландской традиции, президент страны избирается на всеобщих выборах, а не депутатами парламента, как это принято в большинстве парламентских республик. Требования к кандидату на высшую должность достаточно просты: он должен быть гражданином Ирландии в возрасте не менее 35 лет. Кандидат в президенты может быть выдвинут либо 20 депутатами из обеих палат парламента (Палаты представителей и Сената), либо советами четырёх графств (Ирландия делится на 31 графство).

Таким образом, в Ирландии кандидат на пост президента страны в ходе своего выдвижения должен пройти столь знакомый россиянам «муниципальный фильтр» (правда, действует он не так как в России). Исключением из этого правила является ситуация, когда на выборы идет бывший или действующий президент Ирландии. Для выдвижения такого кандидата, согласно ст.12 Конституции Ирландии, никакие подписи депутатов не требуются [1]. Именно этой возможностью воспользовался действующий президент страны Майкл Хиггинс, занимающий свой пост с 2011 года (срок полномочий президента Ирландии составляет 7 лет).

Майкл Хиггинс (в центре) радуется своей победе в президентских выборах 2011 года. Фото: img.rasset.ie

Стоить отметить, что в ходе избирательной кампании 2011 года М. Хиггинс неоднократно заявлял, что не собирается повторно выдвигаться на пост президента в 2018 году [2]. Однако оказалось, что «рабство на галерах» затягивает… Также интересно отметить, что Хиггинс, чья политическая карьера всегда была неразрывно связана с Лейбористской партией (ирл. Páirtí an Lucht Oibre), в этот раз решил баллотироваться в качестве независимого кандидата. Возможно, на это решение повлияло то, что в последнее время лейбористы в значительной степени утратили поддержку ирландских избирателей. Достаточно сказать, что на парламентских выборах 2016 года партия потеряла почти 2/3 своего электората.

В этих условиях действующий президент решил отмежеваться от партиеи, столь критически воспринимаемой избирателями (и этот поступок М. Хиггинса опять вызывает невольные ассоциации с недавней избирательной кампанией по выборам президента России). При этом следует отметить, что «независимого» кандидата М. Хиггинса поддержало большинство партий Ирландии, что сделало его победу практически неизбежной.

Интересной особенностью этих выборов стало и то, что Майкл Хиггинс оказался не единственным независимым кандидатом. В выборах приняли участие 6 кандидатов, только один из которых был выдвиженцем политической партии. Этим исключением стала Лиад Ни Риада, которую выдвинула партия «Шинн Фейн» (ирл. Sinn Féin – «Мы сами»), главной целью которой является объединение Республики Ирландия и Северной Ирландии, принадлежащей Великобритании.

Кандидат в президенты Ирландии от партии «Шинн Фейн» Лиад Ни Риада (в центре) с лидером партии Мэри Лу Макдональд (справа) и зампредседателем партии Мишель О’Нил (слева) после избирательной кампании. Фото: Barbara Lindberg / Times 

Основной акцент в своей программе Л. Ни Риада решила сделать на защите ирландского (гэльского) языка, реализации мер по объединению Ирландии с Северной Ирландией и защите принципов социальной справедливости. Она предложила вдвое уменьшить зарплату президента и заявила, что в случае победы не будет выставлять свою кандидатуру на второй срок [3] (последнее, видимо, представляет собой добрую ирландскую традицию обещать несбыточные вещи).

Другой особенностью этих выборов стало то, что впервые в истории независимой Ирландии в них приняли участие сразу два кандидата, участвовавшие в предыдущих президентских выборах (Майкл Хиггинс и Шон Галлахер). Однако, вопреки всей интригующей притягательности избирательного процесса, избрание президента Ирландии не вызвало особого энтузиазма у жителей этой страны. В голосовании приняли участие лишь 44% избирателей (для сравнения, в 2011 году явка составила 56,11%) [4].

Как и ожидалось, победу одержал М. Хиггинс, за которого проголосовали 55,81% избирателей, что позволило ему остаться на своем посту на второй срок. Второе место занял также независимый кандидат Питер Кейси, критиковавший М. Хиггинса за его левые политические взгляды (в частности, за положительную оценку деятельности Фиделя Кастро на Кубе и Уго Чавеса в Венесуэле). За П. Кейси проголосовало 23,25% избирателей. Что касается Ш. Галлахера, который в 2011 году занял второе место с 28,5% голосов, в этот раз он смог добиться только третьего места, получив поддержку лишь 6,41% избирателей [5].

Независимый кандидат Питер Кейси во время избирательной кампании. EPIC centre, Дублин. Фото: Brian Lawless / PA

Ещё более худшими оказались результаты выборов для единственного «партийного» кандидата Л. Ни Риада – за неё проголосовало только 6,38% избирателей, что дало ей только 4 место [5]. Примечательно, что за два года до этого, на парламентских выборах 2016 года, за «Шинн Фейн» проголосовало 13,8% избирателей. Таким образом, итоги выборов показали, что более половины сторонников партии не стали поддерживать её кандидата на пост президента.

В целом, выборы в Ирландии прошли в достаточно спокойной обстановке и не привели к каким-либо потрясениям в политической системе. Одновременно с выборами президента в стране проходил конституционный референдум по весьма интересному вопросу. Ирландцам предстояло решить вопрос, стоит ли сохранить конституционную норму, предусматривающую уголовную ответственность за публикацию богохульных материалов и произнесение богохульных речей (п. 6.1 ст. 40 Конституции Ирландии).

Наличие такой нормы в конституции Ирландии вряд ли может показаться необоснованным, если обратиться к драматической истории этой страны. Жители Ирландии всегда были очень религиозной общностью, в которой католическая церковь являлась, пожалуй, самым уважаемым общественным институтом. Показательно, что наряду с наличием уголовной ответственности за богохульство в Ирландии до недавнего времени действовал запрет на разводы и аборты.

Статья об уголовной ответственности за богохульство уже давно являлась «спящей статьей» конституции, как и развивающие её нормы уголовного кодекса. Последний раз уголовный процесс, связанный с рассмотрением дела о богохульстве прошел в Ирландии в 1855 году. В качестве обвиняемого на нём был политический эмигрант из России Владимир Печерин (и вновь «русский след» в Ирландии). Будучи профессором Московского университета, он бежал в Ирландию, где принял католичество, а позднее стал католическим священником. Здесь он яростно обличал бульварную литературу и даже устроил акцию сожжения столь ненавистного ему литературного «ширпотреба».

Архивное фото: Владимир Сергеевич Печерин (1807 – 1885)

Один из внимательных зрителей, с любопытством наблюдавших за этой акцией, обратил внимание, что среди сжигаемых книг была и протестантская Библия. На основании последовавшего за этим заявления в полицию против В. Печерина было инициировано уголовное дело по статье о богохульстве. Однако в ходе судебного процесса он был оправдан присяжными, которые сочли, что даже если сам инцидент и имел место, то вполне возможно В. Печерин не понимал, что сжигает именно Библию [6].

На протяжении многих десятилетий в Ирландии действовало ещё британское законодательство, относящееся к наказанию за богохульство. Только в 1961 году был принят собственно ирландский «Закон о диффамации», который предусматривал уголовную ответственность за богохульство в виде 7 лет принудительных работ, 2 лет тюремного заключения или штрафа в размере 500 ирландских фунтов. При этом в законе не содержалось точной юридической дефиниции того, что именно следует понимать под богохульством.

В 2009 году правительство подготовило новую редакцию «Закона о диффамации», в которой богохульство определялось как «грубое оскорбление святынь» с целью «возмутить значительное число последователей этой религии». В качестве единственного наказания за совершение подобных действий был оставлен штраф в размере 25 тыс. евро [7]. Несмотря на отсутствие случаев применения данной уголовной нормы на практике она всё равно оставалась в законодательстве, поскольку её существование было прямо предусмотрено действующей конституцией.

Вопрос об отмене данной конституционной нормы вновь оказался на повестке дня после того как в 2015 году британский писатель и актер Стивен Фрай, выступая на ирландском телевидении, назвал Бога «капризным, злобным и глупым» «маньяком, самовлюбленным и зацикленным на себе» и обвинил Бога в том, что он «создал мир, в котором так много несправедливости и боли». На основании поступившего в полицию заявления в отношении гражданина Фрая было возбуждено уголовное дело, которое позднее было прекращено в связи с отсутствием пострадавшей стороны [7]. Именно это дело привело ирландские власти к решению изъять из конституции норму об уголовной ответственности за богохульство.

Стивен Фрай со своим супругом Эллиотом Спенсером в 2015году. Фото: Getty Images

Согласно конституции Ирландии, любая конституционная поправка должна быть одобрена обеими палатами парламента, а затем народом на референдуме (п. 2 ст. 46 Конституции). В июне 2018 года правительство заявило, что собирается инициировать проведение референдума об отмене нормы об уголовной ответственности за богохульство. Действующая редакция конституции содержит положение о том, что «публикация или произнесение богохульных, подрывных или непристойных материалов является преступлением, которое должно наказываться в соответствии с законом». На референдум был вынесен вопрос о том, чтобы эта норма осталась прежней за исключением слова «богохульных». В сентябре указанное изменение было одобрено обеими палатами парламента, после чего наступил черед референдума.

Следует отметить, что практически все политические партии и общественные объединения выступили в поддержку принятия данной поправки. Более того, её поддержала и господствующая в стране католическая церковь. Ирландская конференция католических епископов назвала норму о богохульстве устаревшей и указала на то, что она может быть использована в качестве оправдания насилия и угнетения меньшинств в других странах мира [8].

Общеирландский консенсус по данному вопросу весьма ярко выглядит на фоне современной России, в Уголовном кодексе которой уютно расположилась ст. 148, устанавливающая уголовную ответственность за «оскорбление религиозных чувств верующих». А поскольку в последние годы верующие в России стали исключительно обидчивыми, данная статья, в отличие от своего ирландского аналога, весьма активно применяется правоохранительными органами.

Нельзя не отметить, что в Ирландии всё же нашлись силы, придерживающиеся «российского подхода» к борьбе с богохульством. В частности, против декриминализации богохульства выступил Исламский культурный центр Ирландии, представители которого сочли «жизненно важным» сохранение существующего положения конституции [9]. Логика действий исламской общины достаточно очевидна в свете последних скандалов, вызванных карикатурами на Пророка Мохаммеда.

Дублинская соборная мечеть. Фото: islam-today.ru

Казалось бы, поддержка со стороны практически всех политических сил объективно содействовала принятию поправки на прошедшем плебисците, однако далеко не всем ирландцам оказалось по душе исключение из конституции нормы о наказании за богохульство. За принятие поправки проголосовало 64,85% избирателей, тогда как 35,15% высказались против неё. В референдуме приняли участие 43,79% от общего числа зарегистрированных избирателей [10]. При этом следует отметить, что согласно данным опросов, среди пожилых избирателей почти половина опрошенных (48%) поддерживала сохранение в тексте конституции положения об уголовной ответственности за богохульство [11].

Отмена уголовного наказания за богохульство, наряду с легализацией абортов, разводов и однополых браков, стала ещё одним проявлением «тихой культурной революции», в течение последних лет «ползущей» в ирландском обществе. И в этом смысле результаты референдума стали подтверждением того, что культурные изменения в одной из самых консервативных стран Европы носят устойчивый характер и будут определять развитие страны в течение длительного времени.

  1. Конституция Ирландии от 29 декабря 1937 года // concourt.am
  2. Higgins ‘likely’ to get the nod for Aras race // Independent.ie (www.independent.ie), September 16 2010
  3. Ní Riada says presidential salary should be halved // RTE, (www.rte.ie), 12 Oct 2018
  4. Presidential Election 27 October 2011 // Electionsireland.org (www.electionsireland.org)
  5. Presidential election results 2018 // THE IRISH TIMES (www.irishtimes.com)
  6. Волошина С. Был ли Владимир Печерин русофобом? // Русский европеец (rueuro.ru), 26 апреля 2017
  7. Ирландцы на референдуме проголосовали за исключение понятия богохульства из конституции. Они не последние в Европе // DELFI (rus.delfi.ee), 28.10.2018
  8. Constitutional blasphemy clause ‘largely obsolete’, Bishops decide // THE IRISH TIMES (www.irishtimes.com), Oct 3, 2018
  9. Religious groups back removal of blasphemy from the Constitution // Independent.ie (www.independent.ie), October 23 2018
  10. Thirty-seventh Amendment of the Constitution (Repeal of offence of publication or utterance of blasphemous matter) Bill 2018 // Referendum Ireland (www.referendum.ie), 2018
  11. Irish Times exit poll: Higgins set to win, surge for Casey // THE IRISH TIMES (www.irishtimes.com), Oct 26, 2018

В начале статьи: Папа Франциск и президент Ирландии Майкл Хиггинс (справа) во время визита главы Католической церкви в Дублин 25 августа 2018 года. Фото: Dylan Martinez / REUTERS

Оставьте комментарий