Выборы в Баварии: «сумерки Зеехофера» или ещё один шаг ХДС/ХСС к пропасти

Выборы в Баварии: «сумерки Зеехофера» или ещё один шаг ХДС/ХСС к пропасти

14 октября 2018 года, в самый разгар Октоберфеста, состоялись выборы регионального парламента (ландтага) Свободного государства Бавария, являющегося крупнейшим по территории и вторым по численности субъектом (землей) в составе ФРГ. В обычной ситуации эти выборы привлекли бы внимание лишь некоторых специалистов по немецкой региональной политике. Однако в этот раз баварские выборы, в силу некоторых как региональных, так и общенемецких обстоятельств, вызвали интерес практически во всех европейских странах, а также в Северной Америке и, отчасти, в России.

Прошедшие выборы сломали сразу несколько стереотипов, которые в течение многих десятилетий характеризовали баварскую политику. Но перед тем как говорить непосредственно о результатах выборов скажем несколько слов о специфике политического развития Баварии после Второй мировой войны. Наиболее выразительной особенностью этого развития, безусловно, является то, что в Баварии на протяжении практически всего послевоенного времени (исключая период 1954–1957 годов) у власти единолично или в коалиции с другими партиями находился Христианско-социальный союз (ХСС, нем. Christlich-Soziale Union in Bayern, CSU), представляющий собой классическую консервативную партию. Столь длительное нахождение у власти не имеет аналогов ни в одной другой из земель ФРГ.

Лидер ХСС Хорст Зеехофер во время Октоберфеста в Мюнхене в 2017 году. Фото: DPA

Другой особенностью является то, что ХСС по своей сути представляет собой сугубо региональную партию, не имеющую отделений в других субъектах федерации. При этом ХСС является, как это говорят в Германии, «партией-сестрой» Христианско-демократического союза (ХДС, нем. Christlich Demokratische Union Deutschlands, CDU) – одной из крупнейших партий Германии с региональными отделениями по всей стране. Две партии на протяжении всей своей истории действовали вместе в рамках блока ХДС/ХСС. Следует отметить, что если у ХСС нет региональных отделений в других землях, то у ХДС нет своего отделения в Баварии.

Благодаря традиционному блокированию с ХДС, что ХСС неоднократно входил в правящую коалицию на федеральном уровне, имея своих представителей в составе федерального правительства. В частности, на данный момент в состав коалиционного правительства ХДС/ХСС и социал-демократов входят три представителя баварской партии, включая её лидера Хорста Зеехофера, занимающего пост министра внутренних дел.

Если говорить о региональном уровне, то после выборов 2013 года ХСС удалось создать однопартийное правительство, которое и управляло Баварией до последнего момента. Господство ХСС могло продолжаться ещё очень долго, если бы по немецкой и баварской политике не прошлось столь значимое явление как «миграционный кризис». Начиная с 2015 года, в страны Европейского Союза (ЕС) ринулись сотни тысяч мигрантов из стран Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. Вначале главный удар на себя приняли страны Южной Европы (Греция, Испания, Италия), куда первоначально попадали мигранты. Однако вовсе не эти страны были окончательной целью их путешествия. Мигранты стремились в страны Западной Европы, прежде всего, в Германию, надеясь найти там «земной рай» и обильные пособия.

Лидеры ХДС/ХСС Хорст Зеехофер (слева) и Ангела Меркель (справа). Фото: S. Hoppe / DPA / PA

В этих условиях правительство канцлера Ангелы Меркель (ХДС) приняло весьма неординарное решение не препятствовать прибытию мигрантов в страну. Символом этой политики стали слова канцлера, обращенные к мигрантам: «Примем всех!» (и мигранты её услышали…). Появление в ФРГ сотен тысяч новых «жителей», многие из которых сразу стали демонстрировать свое агрессивное отношение к местному населению, часто связанное с совершением насильственных действий, вызвало, мягко говоря, недопонимание у значительной части немцев.

Как следствие, как на дрожжах начал расти рейтинг правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» (АдГ, нем. Alternative für Deutschland, AfD), которая до этого не имела ни одного места в бундестаге. Тем не менее, в силу необъяснимых причин А. Меркель упорно продолжала держаться прежнего курса в вопросе миграции, даже вопреки мнению многих членов её собственной партии. Результат такой политики не заставил себя ждать. На парламентских выборах 2017 года блок ХДС/ХСС получил лишь 32,9% голосов избирателей, потеряв по сравнению с выборами 2013 года 8,6%. Этот результат стал худшим в истории ХДС/ХСС с 1949 года. Напротив, АдГ совершила настоящий прорыв, заняв на выборах третье место с 12,6% голосов [1].

Падение поддержки христианских демократов на фоне роста популярности АдГ, прямо обвинявшей правящую коалицию в неспособности решить «миграционный вопрос», естественно, не могли не обеспокоить руководство ХСС в преддверии региональных выборов 2018 года. В этих условиях Х. Зеехофер и глава правительства Баварии Маркус Зёдер решили «сыграть на поле» АдГ, радикально ужесточив антииммигрантскую риторику. В частности, Хорст Зеехофер как министр внутренних дел ФРГ предложил план борьбы с наплывом мигрантов, предусматривающий запрет на въезд в Германию мигрантов, первоначально запросивших убежище в другой стране.

Премьер-министр Баварии Маркус Зёдер (слева) и канцлер Австрии Себастьян Курц (в центре) накануне выборов в Мюнхене. Фото: MATTHIAS SCHRADER / AP

План Зеехофера встретил решительное сопротивление со стороны Ангелы Меркель, опасавшейся, что его принятие обрушит всю миграционную политику ЕС, оставив страны Южной Европы наедине со всё прибывающими толпами мигрантов. Конфликт между главой правительства и министром внутренних дел вышел в публичную плоскость и дошел до того, что Х. Зеехофер поставил вопрос о своей отставке в случае непринятия его плана, а это уже могло повлечь за собой считавшийся ранее немыслимым выход ХСС из блока с ХДС [2].

В итоге, конфликт Зеехофера и Меркель ни к чему не привёл, однако всем стало очевидно, что взгляды лидеров ХСС и ХДС на решение миграционной проблемы кардинально расходятся. Ещё раз это проявилось уже в сентябре текущего года, когда Х. Зеехофер в интервью одной из немецких газет заявил, что миграция стала «матерью всех политических проблем» в Германии, что, в свою очередь, вызвало несогласие со стороны главы правительства [3].

На фоне разногласий внутри правительства по вопросу о решении миграционной проблемы АдГ в Баварии развернула активную агитацию, в основу которой был положен тезис о том, что ХСС не справляется с миграционным кризисом на земельном уровне и тем самым фактически предает интересы рядовых баварцев. Более того, в своей пропаганде правые использовали даже образ легендарного лидера ХСС Франца-Йозефа Штрауса, чье имя носит мюнхенский аэропорт, утверждая, что на этих выборах «Штраус выбрал бы АдГ» (правда, эти заявления были решительно отвергнуты дочерью Штрауса Моникой Хольмайер, депутатом Европарламента именно от ХСС) [4].

Предвыборный плакат АдГ с портретом Франца-Йозефа Штрауса и утверждением, что он бы голосовал за АдГ. Фото: Bodmer

Пытаясь остановить политический натиск АдГ, ХСС решила продвигать достаточно неожиданные инициативы. В частности, правительство Баварии во главе с М. Зёдером постановило, что во всех государственных учреждениях и школах должно присутствовать изображение христианского креста, являющегося, по мнению правительства, «фундаментальным символом нашей баварской идентичности и образа жизни» [5]. Как показали дальнейшие результаты выборов, столь неожиданные политические ходы не сильно помогли правящей партии.

Выборы 14 октября 2018 года стали своеобразной «электоральной революцией» в довольно консервативном регионе, каковым является Бавария. Главным результатом голосования стало серьёзное поражение ХСС, который смог получить лишь 37,2% голосов, потеряв по сравнению с предыдущими выборами более 10%. В результате, из 205 мест в баварском ландтаге партия получила всего 85, что, в свою очередь, означает для ХСС потерю возможности сформировать однопартийное правительство и необходимость искать партнера по коалиции. Безусловно, это поражение может считаться только относительным, поскольку партия всё же заняла первое место, однако при этом следует учитывать, что этот результат стал худшим для ХСС с 1954 года.

Напротив, безусловным триумфатором выборов стала партия «Союз 90 / Зелёные» (нем. Bündnis 90 / Die Grünen), получившая 17,5% голосов, что более чем в два раза превысило её результат на выборах 2013 года. Если раньше у зеленых было 18 мест в ландтаге, теперь они получили 38 и стали главной оппозиционной партией Баварии. Следует отметить, что в ходе избирательной кампании зеленые выступали за политику терпимости к мигрантам, критикуя риторику ХСС и АдГ, а также за постепенный переход Баварии к использованию только возобновляемой энергии.

Лидер объединения «Свободные избиратели Баварии» Хуберт Айвангер. Фото: Matthias Balk / dpa

Не меньший успех на выборах ждал и весьма специфическое баварское политическое объединение «Свободные избиратели Баварии» (нем. Freie Wähler Bayern, FWB). По своей сути это региональное общественное объединение людей разных политических взглядов, принципиально отвергающих свою связь с какой-либо конкретной идеологией и сосредоточенных на решение повседневных проблем жизни региона. Единственной идеологической установкой является верность так называемому «баварскому патриотизму» [6]. Тем не менее, в целом по своим идеологическим установкам FWB довольно близок, прежде всего, к ХСС. По результатам голосования объединение FWB получило 11,6% голосов, что обеспечило ему 27 мест в ландтаге.

Четвертое место досталось «Альтернативе для Германии», за которую проголосовало 10,2% избирателей, что обеспечило ей 22 места в баварском парламенте. Следует отметить, что прошедшие земельные выборы стали дебютом АдГ в баварской политике, ранее она в них никогда не участвовала. Пятое место занял самый большой неудачник выборов – Социал-демократическая партия Германии (СДПГ, SPD). Когда-то бывшие главным конкурентом ХСС социал-демократы на прошедших выборах потерпели настоящую «электоральную катастрофу», потеряв более половины своих избирателей. Если в 2013 году за СДПГ проголосовало 20,6% избирателей, то в этот раз лишь 9,7%. В результате, из 42 мест в ландтаге партия смогла удержать лишь 22.

Лидер Свободной демократической партии Кристиан Линднер (слева) в начале Октоберфеста. Фото: Agency People Image

Наконец, нельзя не сказать и об успехе Свободной демократической партии (нем. Freie Demokratische Partei, FDP). На земельных выборах в Баварии 2013 года она набрала лишь 3,3% голосов и не прошла в ландтаг (проходной барьер в ландтаг в Баварии составляет 5% голосов). В этот раз свободным демократам буквально «на зубах» удалось «пролезть» в земельный парламент с 5,1 % голосов, что обеспечило им 11 мест. При этом следует учесть, что на прошедших выборах наблюдалась довольно высокая явка избирателей, которая в итоге составила 72,4% [7]. Для сравнения, на выборах 2013 года этот показатель составил лишь 63,6% [8].

Сразу после выборов представители различных политических сил начали комментировать итоги прошедших выборов. Премьер Баварии Зёдер заявил, что 14 октября был непростым днем для ХСС, а результаты партии он назвал «болезненными». Напротив, окрыленные своим успехом представители АдГ заявили, что результаты выборов представляют собой «послание для Меркель: «Пора уходить!». Как заявила кандидат от АдГ Катрин Эбнер-Штайнер, «мы — естественные приемники ХДС, мы выступаем за наши традиции, наши семьи и за нашу Баварию. Баварию — благословенную землю!»

Один из лидеров АдГ Алис Вайдель (слева) и кандидат от АдГ Катрин Эбнер-Штайнер (справа) отмечают вторжение партии в баварский ландтаг. Фото: Getty Images

Не менее оптимистичны были и «зеленые», назвавшие прошедшие выборы «историческими» и провозгласившие начало перемен в Баварии. В свою очередь, Ангела Меркель в достаточно обтекаемой форме признала поражение «партии-партнера», высказавшись в том плане, что подобные результаты выборов вызваны отсутствием доверия у избирателей к «политическим игрокам» и пообещала приложить все силы для восстановления этого доверия.

Итоги выборов поставили ХСС и лично Хорста Зеехофера перед непростым вопросом: с кем формировать правительственную коалицию? Теоретически, в данном случае возможны три варианта: коалиция с «зелеными», «свободными избирателями» или АдГ. Последний вариант отпал сразу, поскольку вместе с другими партиями ХСС рассматривает АдГ в качестве «опасных правых экстремистов», сотрудничество и даже переговоры с которыми исключены в принципе. Союз с «зелеными» также невозможен, поскольку между партиями существуют непреодолимые противоречия практически по всем вопросам, начиная с миграционной политики и заканчивая вопросом об использовании автомобильного дизельного топлива.

В результате, практически неизбежным стал союз со «свободными избирателями» (FWB), на что те довольно охотно согласились и уже 4 ноября обе партии одобрили договор о формировании коалиции [9]. Если же говорить о политических последствиях этих выборов вообще, то они достаточно многозначны. Прежде всего, очевидная неудача ХСС во многом является результатом участия партии в федеральной правительственной коалиции с ХДС. Можно делать сколько угодно грозных и критических заявлений по миграционной политике, чем последнее время и занимался Хорст Зеехофер, однако никуда при этом не уйти от факта, что в глазах рядового избирателя, недовольного этой самой политикой, лидер ХСС является всего лишь исполнителем воли А. Меркель. Другого результата в нынешних условиях ХСС вряд ли мог ожидать.

Также представляется очевидным, что «электоральное крушение» социал-демократов в Баварии стало очередным свидетельством глубокого кризиса, переживаемого СДПГ. И опять же здесь, как и в случае с ХСС, партия вынуждена расплачиваться за свою «близость к трону» А. Меркель. СДПГ уже достаточно долго входит в «большую коалицию» с ХДС/ХСС и это привело к тому, что избиратели уже практически не видят разницы между этими некогда антагонистическими политическими силами.

Осеннее собрание Социал-демократическая партия Германии (SPD). В центре — новый лидер партии Андреа Налес. Фото: www.spd-labertal.de

В своём нынешнем положении СДПГ всё больше выглядит «бесплатным приложением» к ХДС/ХСС, нужным лишь для получения большинства голосов в бундестаге и земельных ландтагах. В 2017 году после серьёзного поражения на парламентских выборах СДПГ попыталась отказаться от участия в коалиции с ХДС/ХСС, однако нежелание досрочных выборов и страх перед усилением АдГ всё же заставили партию изменить свои намерения. И в этом смысле баварские выборы показали к каким последствиям для СДПГ привела её уступчивость.

Совершенно очевидно, что главными выгодоприобретателями от поражения СДПГ стали «зеленые». Именно к ним в основной своей массе ушли разочарованные социал-демократами левые избиратели. «Зеленые» весьма успешно извлекают дивиденды из своего положения главной левой оппозиционной партии. Сейчас эта тенденция начинает проявляться уже и на федеральном уровне. Что касается АдГ, то она продолжает «внедряться» в земельные парламенты, становясь системной политической силой, рассчитывающей и далее занимать как минимум третье место на земельном и федеральном уровнях.

Если говорить о последствиях баварских выборов для федеральной политики, то они вполне очевидны. Поражение ХСС в Баварии стало ещё одним в веренице неудач христианских демократов на выборах разного уровня и пока не видно, что может изменить эту тенденцию. Очевидным представляется и то, что поражение давнего союзника ХДС в Баварии стало одной из причин решения Ангелы Меркель о постепенном уходе из большой немецкой политики, озвученного после провала ХДС на земельных выборах в Гессене в конце октября.

Хорст Зеехофер: «Я устал, я ухожу». Фото: Frankfurter Allgemeine (www.faz.net)

Наконец, выборы в Баварии явно ослабили позиции Хорста Зеехофера в федеральном правительстве. Как ни парадоксально, поражение ХСС на выборах сделало лидера партии «политическим заложником» Ангелы Меркель, вынужденным молча соглашаться с её политикой, поскольку проведение сейчас досрочных выборов ещё больше ослабило бы позиции христианских демократов. В этой ситуации Зеехофер не нашёл ничего лучшего как уйти с поста руководителя своей партии, о чём он заявил 12 ноября, отметив, что 2019 год «должен стать годом обновления» для ХСС (при этом Зеехофер пока остаётся министром внутренних дел ФРГ). Наиболее вероятным преемником Зеехофера на посту председателя партии, выборы которого пройдут на внеочередном съезде ХСС 19 января 2019 года, сегодня представляется Маркус Зёдер, сохранивший должность премьер-министра Баварии благодаря коалиции со «свободными избирателями» [10].

  1. Bundestagswahl 2017 // Der Bundeswahlleiter (www.bundeswahlleiter.de)
  2. Merkel coalition crisis: Seehofer offers to quit over migration // Al Jazeera (www.aljazeera.com), 2 Jul 2018
  3. Goebel N. Migration ‘mother of all political problems,’ says German Interior Minister Horst Seehofer // Deutsche Welle (www.dw.com), 06.09.2018
  4. Меден Н. Немецкая табуированная демократия готовится к выборам в Баварии // ПравдоРУБ (pravdoryb.info), 07 октября 2018
  5. Bavarian leader orders Christian crosses on all state buildings // The Guardian (www.theguardian.com), 25 Apr 2018
  6. UNSERE POLITIK // FREIE WÄHLER (www.freie-waehler-bayern.de), 2018
  7. Landtagswahl am 14. Oktober 2018 // Der Landeswahlleiter des Freistaates Bayern 2018 (www.landtagswahl2018.bayern.de)
  8. Wahl zum 17. Bayerischen Landtag am 15. September 2013 // Der Landeswahlleiter des Freistaates Bayern 2013 (www.landtagswahl2013.bayern.de)
  9. Мищенко О. В Баварии ХСС и «Свободные избиратели» одобрили коалиционный договор // Deutsche Welle (www.dw.com), 04.11.2018
  10. Мищенко О. Премьер Баварии Зёдер намерен возглавить ХСС вместо Зеехофера // Deutsche Welle (www.dw.com), 18.11.2018

В начале статьи: Премьер-минстр Баварии Маркус Зёдер (слева) и обербургамистр Мюнхена Дитер Райтер (справа) празднуют Октоберфест 2018. Фото: Peter Kneffel / dpa

Оставьте комментарий