Парламентские выборы в Камбодже: на пути к «суверенной демократии»

Парламентские выборы в Камбодже: на пути к «суверенной демократии»

29 июля 2018 года в Королевстве Камбоджа прошли выборы депутатов нижней палаты парламента – Национального собрания. На выборах триумфальную победу одержала правящая Народная партия Камбоджи (НПК) – правопреемница Народно-революционной партии Кампучии, стоявшей у власти с 1979 года во времена коммунистического режима. По предварительным результатам, за НПК отдали голоса 76,78% избирателей, принявших участие в голосовании. Это обеспечило партии 114 из 125 мест в Национальном собрании.

Второе место заняла промонархическая партия ФУНСИНПЕК принца Нородома Ранарита, за которую проголосовало лишь 5,88% избирателей, что позволило ей получить 6 мест в нижней палате парламента. Наконец, третье место заняло «Лига за демократию», которую поддержало 4,86% избирателей, что дало ей 5 мест в Национальном собрании. Все остальные 17 партий, участвовавших в выборах, не смогли получить достаточного числа голосов для прохождения в парламент. Общая явка избирателей на выборах оказалась на достаточно высоком уровне и составила 82,89% [1]. Официальные результаты ЦИК огласит 15 августа.

При этом для наблюдателей не остался незамеченным тот факт, что второе место по числу полученных голосов фактически заняла вовсе не ФУНСИНПЕК, а так называемый «кандидат против всех»: количество недействительных бюллетеней составило более 8%, что не имеет аналогов в парламентской истории Камбоджи. И для такого голосования избирателей были весьма основательные причины, о которых стоит рассказать поподробнее.

Лидер Народной партии Камбоджи премьер-министр Хун Сен на избирательном участке сразу после голосования. Пномпень, 29 июля 2018 года. Фото: AFP/VNA

За последние 50 лет Камбоджа (до 1989 года – Кампучия) прошла весьма нелегкий путь. Начавшаяся у её границ Вьетнамская война во многом стала причиной того, что в самой Камбодже в 70-е годы разгорелась гражданская война, завершившаяся победой «красных кхмеров», развернувших геноцид собственного населения по социальному и религиозному признаку. После свержения вьетнамскими войсками диктатуры «красных кхмеров» в Кампучии, по примеру Вьетнама и СССР, была создана однопартийная советская система. При этом правительство было вынуждено постоянно вести вооруженную борьбу с «красными кхмерами», начавших партизанскую войну в труднодоступных районах Кампучии, Лаоса и Таиланда.

В ходе новой мировой «волны демократизации», развернувшейся в 1989–1991 годы, в Камбодже также начались демократические изменения. Было заключено мирное соглашение с остатками вооруженной оппозиции, начался переход к рыночной экономике и многопартийной политической системе. С тех пор Камбоджа приобрела в мире репутацию в целом демократической страны, хотя и с некоторыми существенными оговорками. Главная оговорка связана с тем, что всё это время у власти единолично или в коалиции с другими партиями находилась Народная партия Камбоджи во главе с премьер-министром Хун Сеном, о котором будет сказано чуть ниже.

Митинг сторонников Партии национального спасения Камбоджи во время муниципальных выборов. Пномпень, 2 июня 2017 года. Фото: KHMER TIMES

Казалось бы, такое «буддийское равновесие» в камбоджийской политике могло просуществовать очень много лет. Однако, всё изменилось в 2013 году, когда власти Народной партии был брошен вызов со стороны оппозиционной Партии национального спасения Камбоджи (ПНСК). На выборах в 2013 году она почти догнала казавшуюся непобедимой НПК, набрав 44,46% голосов (за НПК проголосовало 48,83% избирателей). В этой ситуации руководство ПНСК и, прежде всего, её лидеры Сам Рейнси и Кем Сокха, решили не признавать результаты выборов, обвинив правительство Хун Сена в массовой фальсификации результатов голосования.

Вслед за этим по всей стране начались массовые беспорядки, продолжавшиеся длительное время и сопровождавшиеся человеческими жертвами (так что и в Камбодже был свой «майдан»). В конце концов, стороны пошли на компромисс: оппозиция всё же признала итоги выборов, а правительство согласилось на проведение в перспективе досрочных парламентских выборов. Однако, опыт этих выступлений, а также события «арабской весны» многому научил Хун Сена и его окружение. Они пришли к выводу, что ПНСК следует уничтожить, чтобы не допустить её к власти. В стране была развернута кампания борьбы с «цветными революциями», носителем идеологии которых объявлялась Партии национального спасения Камбоджи и её сторонники.

Один из лидеров оппозиции Кем Сокха (слева) во время ареста в сентябре 2017 года. Фото: AFP

В результате, в сентябре 2017 года Кем Сокха был арестован по обвинению в «государственной измене» [2] (он до сих пор находится в тюрьме), а Сам Рейнси бежал за границу. Уже в ноябре 2017 года Партия национального спасения Камбоджи была официально запрещена [3]. Кроме того, 118-ти активистам партии было запрещено заниматься политической деятельностью сроком на 5 лет.

Эти события привлекли внимание западных стран, которые до этого не особенно интересовались положением дел в Камбодже. Именно тогда США ввели против Камбоджи первые санкции, связанные с визовыми ограничениями для её подданных. Однако санкции только сплотили Камбоджу, твердо вставшую на рельсы «суверенной демократии». Западные страны ещё в конце 2017 года предупредили власти Камбоджи, что не признают легитимными выборы, если к участию в них не будет допущена ПНСК.

Так и случилось. Сразу после выборов Франция выразила сожаление о том, что выборы прошли без участия главной оппозиционной партии страны и призвала власти Камбоджи прекратить практику политических репрессий [4]. Власти США также выступили с отрицанием честного и свободного характера прошедших выборов и пригрозили правительству Камбоджи введением новых санкций [5]. И они не заставили себя ждать. Уже 30 июля Государственный департамент США объявил о подготовке нового пакета санкций против Камбоджи в визовой сфере [6].

«Демократия? Это прямо и немного направо!» Премьер-министр Камбоджи Хун Сен во время избирательной кампании. Фото: Reuters

Однако, если западные страны не хотят признать итоги прошедших выборов, может быть, есть международные политические игроки, придерживающиеся иной точки зрения? Как выяснилось, есть. Так, например, камбоджийские выборы очень понравились присутствовавшему на них в качестве наблюдателя члену ЦИК России Е. Сироткину (и это неудивительно, такие знакомые проценты…). Наблюдатель Сироткин отметил, что выборы были открытыми и прозрачными и прошли без каких-либо нарушений [7] (Запрет ведущей оппозиционной партии? Нет, не слышал). Понравились результаты выборов и многочисленным российским интернет-автоботам, которые провозгласили их «ответом гордого камбоджийского народа» Госдепу США, пытавшемуся устроить в стране очередную «цветную революцию».

И в заключение несколько слов о лидере победившей партии Хун Сене, возглавляющем правительство Камбоджи с 1985 года. Этот 66-летний политик представляет собой достаточно уникальный и довольно любопытный феномен. Свою политическую карьеру он начал в рядах «красных кхмеров», будучи командующим одного из батальонов. Позднее он бежал во Вьетнам и вернулся на Родину уже вместе с вьетнамской армией, войдя в руководство провьетнамского коммунистического правительства, затем участвовал в заключении соглашения с вооруженной оппозицией и поддержал процесс демократизации Камбоджи. При этом бывший коммунист поддержал восстановление в стране монархической формы правления (идеология, в отличии от фактической власти, никогда не играла для Хун Сена определяющей роли).

Карикатура, отражающая методы политической борьбы премьера Камбоджи Хун Сена. Источник: Radio Free Asia (www.rfa.org)

В 1985 году Хун Сен в возрасте 32 лет возглавил Совет министров Кампучии, став на тот момент самым молодым главой правительства в мире. С конца 1990-х годов Хун Сен приступил к последовательному строительству в Камбодже авторитарного режима, не особо церемонясь с оппозицией и независимыми СМИ. Состоявшееся буквально накануне выборов назначение его старшего сына, сорокалетнего генерал-лейтенанта Хун Манета, на начальника Объединённого штаба армии Камбоджи дало экспертам основания заговорить о том, что Хун Сен начинает создавать в стране династический режим по типу Северной Кореи [8].

В результате такой политики Камбоджа сегодня далеко отошла от принципов демократического правления, перейдя к системе монопольного доминирования правящей партии, допускающей существование «молчаливой» или «декоративной» оппозиции, не претендующей на реальную власть. Настоящая оппозиция подвергается серьёзным политическим преследованиям, в том числе, посредством использования судебной системы. Реальность этого лишний раз продемонстрировали прошедшие парламентские выборы.

  1. На выборах в парламент Камбоджи уверенную победу одержала правящая партия // ИА REGNUM (regnum.ru), 31 июля 2018
  2. Richard C. Paddock, Julia Wallace Cambodia Arrests Opposition Leader, Accusing Him of Treason // The New York Times (www.nytimes.com), 
  3. Ben Sokhean Breaking: Supreme Court rules to dissolve CNRP // The Phnom Penh Post (www.phnompenhpost.com), 16 November 2017
  4. МИД Франции прокомментировал парламентские выборы в Камбодже // ИА REGNUM (regnum.ru), 31 июля 2018
  5. Госдеп США назвал выборы в Камбодже несвободными // Известия (iz.ru), 30 июля 2018
  6. США рассмотрят новые визовые ограничения для граждан Камбоджи из-за выборов // Коммерсантъ (www.kommersant.ru), 30.07.2018
  7. Выборы в Камбодже прошли открыто, отметил наблюдатель от российского ЦИК // РИА Новости (ria.ru), 30.07.2018
  8. Cambodian strongman’s son assumes powerful military roles // The Straits Times (www.straitstimes.com), JUN 30, 2018

В начале статьи: Предвыборный митинг сторонников Хун Сена. Пномпень, 7 июля 2018 года. Фото: Samrang Pring / REUTERS

Оставьте комментарий