Парламентские выборы в Чехии: 50 оттенков популизма

Парламентские выборы в Чехии: 50 оттенков популизма

21–22 октября 2017 года прошли выборы в Палату депутатов Парламента Чешской Республики. В отличие от австрийских, чешские выборы не были внеочередными и проходили в установленные законом сроки, однако их результаты оказались даже более неожиданными, чем результаты выборов в Национальный совет Австрии. Убедительную победу одержали партии, которые в Брюсселе относят к «популистам» и которые крайне скептически относятся к развитию интеграции Чехии в составе Евросоюза.

Парламентские выборы в Чехии прошли 21-22 октября 2017 года (а в Чехии принято голосовать по два дня), практически сразу за парламентскими выборами в Австрии. Выборы в этих странах на этот раз характеризовались наличием очень схожих политических тенденций и похожих результатов голосования избирателей, кроме того, результаты выборов в этих странах имеют достаточно большое значение и для нашей страны, поскольку, являясь членами Европейского Союза, современные Австрия и Чехия занимают по отношению к России позицию, весьма отличающуюся от позиции западноевропейских стран.

Палата депутатов Парламента Чешской Республики. Прага, Тгуновский дворец. Фото: Tomáš Adamec / Aktuálně.cz

Перед тем как говорить об «октябрьской электоральной революции» 2017 года в Чехии, следует сказать несколько слов о том, как вообще устроена чешская избирательная система и в чём заключаются её основные особенности. Прежде всего, следует сказать, что чешский парламент является двухпалатным и состоит из Палаты депутатов (нижняя палата) и Сената (верхняя палата).

При этом Палата депутатов, включающая 200 депутатов и избираемая на 4 года, обладает существенно большими полномочиями, чем Сенат. Именно поэтому выборы депутатов нижней палаты являются важнейшим событием в политической жизни страны. Депутаты избираются по пропорциональной избирательной системе в 14 многомандатных избирательных округах. В каждом из этих округов в зависимости от численности населения избирается от 5 до 25 депутатов. При этом в Чехии действует весьма специфический «дифференцированный избирательный барьер». В том случае если партия идет на выборы самостоятельно, ей для попадания в нижнюю палату парламента достаточно набрать 5% голосов избирателей. Если две партии создают избирательный блок, то их вхождение в парламент возможно, только если этот блок наберет 10% голосов избирателей.

Если же свои усилия перед выборами решили объединить 3 партии, то барьер повышается до 15%. Наконец, если создать подобный блок решили 4 партии (или больше), размер «барьера прохождения» составит уже 20% голосов избирателей [1]. Таким образом, чешское избирательное законодательство не содержит запрета на формирование избирательных блоков, который, существует, к примеру, в России, однако оно активно подталкивает партии к самостоятельному участию в выборах.

Ещё более специфической является сама организация голосования и подсчета голосов избирателей. Во-первых, выборы в Чехии, в отличие от большинства европейских стран, проходят не в один, а в два дня. Этими днями являются пятница и суббота. При этом голосование начинается не с раннего утра, а с 12 часов дня в пятницу и заканчивается в 14.00 в субботу. В ночь с пятницы на субботу урны для голосования остаются на избирательных участках, которые обычно устраиваются в государственных учреждениях (всё постсоветское пространство весело хохочет по этому поводу…).

Бывают конечно случаи, когда избирательные участки открываются и в частных заведениях, например, в пивных (!!!), что теоретически может привести к подмене бюллетеней. Однако с 1990 года в Чехии не было ни одного случая обжалования результатов, полученных в ходе голосования той или иной партией (и вот тут уже неясно, кто над кем должен смеяться…). Причиной открытия участков для голосования в пятницу считается понятное стремление чехов провести выходные за городом, на природе, что может помешать им проголосовать в выходной субботний или воскресный день [2]. Предварительные результаты выборов обычно объявляются уже в субботу вечером.

Рекламный ролик марки Vodňanské kuře, принадлежащей агрохолдингу Agrofert. В роли продавца куры-гриль Андрей Бабиш, владелец холдинга Agrofert и лидер партии ANO 2011. В роли покупателя – Яромир Ягр. Ролик 2013 года. Кадр из видео: Vodňanská drůbež

Если же говорить о партийной системе Чехии, то она, начиная с победы «бархатной революции» в 1989 году, характеризовалась весьма высокой степенью стабильности. В стране господствовали правоцентристская Гражданская демократическая партия (чеш. Občanská demokratická strana, ODS) и левоцентристская Чешская социал-демократическая партия (чеш. Česká strana sociálně demokratická, ČSSD), которые практически непрерывно находились у власти, сменяя друг друга и формируя коалиции с небольшими партиями. Ситуация стала меняться после выборов 2013 года, когда ODS потерпела ощутимое поражение и в парламент вихрем ворвалась новая политическая сила – политическое движение «Акция недовольных граждан» (чеш. Akce nespokojených občanů), якобы стихийно возникшее в 2011 году в ответ на призыв Андрея Бабиша, миллиардера словацкого происхождения, о котором подробнее будет сказано чуть ниже. Сокращённым названием этой партии стало ANO 2011 или просто ANO, что в чешском языке также звучит как «Да». Партия сразу же заняла второе место на выборах и вошла во вновь созданную правительственную коалицию с социал-демократами и небольшой партией «Христианско-демократический союз – Чехословацкая народная партия» (чеш. KDU–ČSL), в Чехии также известной как «народники» (чеш. Lidovci).

Премьер-министр Чехии Богуслав Соботка (ČSSD) с бундесканцлером Ангелой Меркель во время официального визита в Германию. Берлин, 13 марта 2014 года. Фото с vlada.cz

В течение почти 4 следующих лет у власти находилось сформированное тремя этими партиями правительство, возглавляемое социал-демократом Богуславом Соботкой. В целом, надо признать, этому правительству в своей деятельности удалось добиться немалых успехов. В стране наблюдался стабильный экономический рост и увеличение заработной платы наемных работников. В Чехии был зафиксирован самый низкий уровень безработицы среди стран-членов ЕС и наблюдалось постоянное уменьшение размера государственного долга. Казалось бы, в такой ситуации, перспективы партий, представляющих правительственную коалицию, должны были внушать закономерный оптимизм.

Однако, также как в Германии и Австрии, в Чехии авторитет относительно успешного в экономическом плане правительства был буквально «смыт» волной всеевропейского миграционного кризиса. Тема мигрантов и проблема их распределения по квотам внутри стран Евросоюза стала одной из важнейших тем избирательной кампании 2017 года. Кроме того, давление руководства Европейского союза на правительства входящих в него стран в целях заставить их принимать и размещать у себя всё новых мигрантов резко усилило политические силы, выступающие с позиций «евроскептицизма», которые и так имели весьма значительный вес в чешской политике. В этих условиях традиционные чешские партии, в первую очередь ČSSD, начали неуклонно терять поддержку избирателей.

Традиционный рождественский рыбный суп из карпа бесплатно разливают министр финансов Андрей Бабиш и приматор (мэр) Праги Адриана Крначова (ANO 2011). Прага, Староместска намнести, 24 декабря 2014 года. Фото с drugoi.livejournal.com

Первой «ласточкой» этого политического отступления стали муниципальные выборы и очередное переизбрание трети состава Сената, прошедшие в 2014 году. Не смотря на то, что социал-демократы смогли получить наибольшее число голосов входе сенатских выборов, они утратили большинство во многих муниципалитетах страны. Наиболее чувствительным для ČSSD стало поражение на муниципальных выборах в Праге, где больше всего голосов получила ANO 2011, что позволило ей сформировать «свою» коалицию (в которую, правда, в качестве «младшего партнёра» вошла и ČSSD) и избрать «своего» приматора (мэра) Адриану Крначову.

Следующим ударом для ČSSD стали результаты региональных и сенатских выборов в 2016 году: социал-демократы смогли сохранить контроль лишь над двумя краевыми представительными органами из 13. Не лучше сложились для партии и выборы в Сенат – она потеряла сразу 10 мест в верхней палате парламента, включая место вице-председателя Сената, которое занимал социал-демократ Зденек Шкромах. Осознавая опасность тенденции уменьшения электоральной поддержки, лидеры ČSSD избрали путь эскалации агрессии в отношении своих потенциальных конкурентов на предстоящих парламентских выборах, прежде всего, в отношении ANO. 2 мая 2017 года премьер-министр Богуслав Соботка заявил о уходе в отставку своего правительства из-за недоверия к министру финансов Андрею Бабишу, которого в то время обвиняли в махинациях с фондами ЕС, о чем будет сказано ниже.

Этот экстравагантный шаг изумил в Чехии практически всех, начиная с президента Милоша Земана и заканчивая рядовыми избирателями. Невероятно, но вместо того, чтобы уволить министра с сомнительной репутацией, глава правительства сам решил покинуть свой пост. Сам А. Бабиш при этом совершенно не собирался никуда уходить. Обескураженный глава государства потребовал от премьера Соботки объяснений его столь эксцентричного поступка. 5 мая после оживленной дискуссии с Милошем Земаном премьер-министр Соботка согласился остаться на своей должности и продолжить работу своего правительства. Однако конфликт между Соботкой и Бабишем никуда не делся и 24 мая под давлением премьер-министра президент принял решение об увольнении Андрея Бабиша с поста министра финансов [3]. Эта «пиррова победа» премьера Соботки фактически положила конец недолгой истории коалиции ČSSD и ANO, которые на предстоящих выборах неизбежно должны были стать непримиримыми конкурентами. Самому Б. Соботке эти эскапады ничего хорошего не принесли и уже в июне он вынужден был уйти с поста председателя ČSSD.

Председатель правительства Богуслав Соботка (слева) заявляет об отставке своего правительства 2 мая 2017 года. Фото: Vláda.cz

Избирательная кампания официально стартовала 2 мая 2017 года, срок для регистрации партий, которые хотели бы принять участие в парламентских выборах, был установлен до 15 августа. В ходе регистрации в Чехии был поставлен новый политический рекорд: для участия в выборах в нижнюю палату зарегистрировалась 31 партия [4]. Основными темами кампании стали повышение зарплат и социальных выплат, миграционный кризис и отношения Чехии с ЕС. Также довольно большое место в предвыборных дебатах было уделено будущему чешско-российских отношений. ČSSD и ODS в ходе кампании стали активно раскручивать историю коррупционных злоупотреблений лидера ANO Андрея Бабиша.

Суть коррупционной схемы, в реализации которой обвиняли Бабиша, заключалась в том, что одна из фирм, входящих в его транснациональный холдинг «Agrofert», притворилась малым предприятием и получила из европейского фонда поддержки малого предпринимательства субсидию в размере в 2 млн. евро на строительство турбазы «Гнездо аиста» под Прагой [5]. Обнародование факта махинаций с фондами ЕС вызвало бурю негодования в кругах традиционной политической элиты, весьма скептически оценивающей «выскочку» А. Бабиша (справедливости ради, следует отметить, что в последние годы политики из ČSSD и ODS сами неоднократно становились «героями» коррупционных и иных скандалов, по своему размаху несопоставимых с «делишками» лидера ANO, чего стоят хотя бы голые пляски Мирека Тополанека на вилле Сильвио Берлускони).

«Чтобы крёстному за нас не было стыдно». Андрей Буреш и Мартян Стропницкий: мафиозное движение ANO (Будет хуже). Пародия на предвыборный плакат ANO, изображавший Андрея Бабиша и Мартина Стропницкого. Творение ateo.cz

Оппоненты Андрея Бабиша постарались максимально «раскрутить» начавшийся коррупционный скандал, против него были выдвинуты обвинения в совершении соответствующего преступления и начато предварительное следствие, продолжающееся, кстати, до сих пор. В целях содействия следствию в августе 2017 года Палата депутатов большинством голосов лишили Бабиша депутатской неприкосновенности. Но и это было ещё не всё. Буквально накануне выборов, 19 октября Конституционный Суд Словакии вынес вердикт об обоснованности постановления Института национальной памяти, обвинявшего Андрея Бабиша в сотрудничестве с чехословацкой службой госбезопасности (чеш. Státní bezpečnost, StB) в 80-е годы [6].

StB являлась чехословацким аналогом советского КГБ и её сотрудники после «бархатной революции» 1989 года подверглись процедуре люстрации и были серьёзно ограничены в политических правах. Сам А. Бабиш (или агент «Буреш») неоднократно отрицал этот факт. Казалось бы, сочетание уголовного преследования с обвинениями в связях с органами чехословацкой госбезопасности, неслучайно появившимися прямо перед выборами, поставят жирный крест на политической карьере лидера ANO 2011. Однако противникам Бабиша не следовало преждевременно упиваться победой – чешский избиратель, уже не в первый раз, сумел удивить всех…

Футуральная аллюзия «Бурешова республика», опубликовано 22.10.2017 года. Творение pravyprostor.cz

Прошедшие в этой атмосфере 20-21 октября выборы характеризовались относительно невысокой явкой избирателей, которая в итоге составила 60,79% (для сравнения, в соседней Австрии, явка избирателей на последних парламентских выборах достигла уровня 80%). Следует отметить, что на предыдущих парламентских выборах в 2013 году явка избирателей была ещё меньше – 59,48% [7]. Показатель явки на прошедших выборах ещё раз подтвердил, что чехи являются одной из наиболее «аполитичных» наций в Европе (конечно, чехи не столь «аполитичны», как россияне, но тем не менее). Однако если с уровнем участия избирателей в выборах ничего сенсационного не наблюдалось, сами результаты голосования можно было смело назвать «политическим землетрясением».

Прежде всего, в этом смысле следует говорить о безусловном и неожиданном для многих триумфе партии ANO и её лидера Андрея Бабиша. Партия безоговорочно заняла первое место, получив 29,64% голосов избирателей, что почти на 11% больше, чем она получила в 2013 году [8]. В результате, вместо 47 мест в Палате депутатов ANO заполучило 78 из 200 возможных, что сразу предоставило партии приоритетное право на формирование правительства. Таким образом, избиратели в основном проигнорировали жуткие страшилки об «олигархе, рвущемся к власти», «коррупционном махинаторе», «прокремлевском популисте» и «агенте советских спецслужб». В данном случае использование «черного пиара» закончилось практически полным провалом.

Большую роль в этом успехе сыграли личные качества А. Бабиша, о чём будет сказано отдельно. Второе место на выборах заняла некогда почти всесильная Гражданская демократическая партия (ODS), которая смогла набрать 11,32% голосов, что принесло ей 25 депутатских мест вместо прежних 17. Общеизвестно, что в последние годы ODS, бывшая детищем предыдущего президента Вацлава Клауса, переживала упадок, на парламентских выборах 2013 года ей удалось получить всего лишь 7,7% голосов избирателей. Теперь же ODS, пусть и с невысоким показателем, удалось занять второе место, что позволяет, условно отнести партию к стану победителей. При этом следует указать на огромный разрыв между «золотым» и «серебряным» призерами выборной гонки. ANO получило почти на 20% (!) больше голосов избирателей, чем ODS.

Предвыборный митинг ODS. Фото: Martin Pinkas / Euro.cz

Но если «серебро» на выборах досталось партии с достаточно давней историей, то «бронзу», напротив, совершенно неожиданно получил почти новичок в чешской политике – Пиратская партия Чехии (чеш. Česká pirátská strana) или просто «Пираты» (чеш. Piráti). Это стало ещё одной большой неожиданностью прошедших выборов. Пиратская партия Чехии стала местным проявлением модной «пиратской» волны, охватившей Европу в последнее десятилетие. Подобные партии были созданы во многих странах, в некоторых они даже прошли в парламент под лозунгами максимальной защиты индивидуальных свобод и неконтролируемого никем Интернета. Попытка создания «пиратской» партии предпринималась даже в России, но недремлющий Минюст отказал ей в регистрации.

Надо заметить, что в последние годы популярность подобных партий начала неуклонно снижаться. В настоящее время они перестали играть какую-либо значимую общественно-политическую роль практически во всех странах, за исключением Исландии (теперь ещё и Чехии). В Чехии развитие «пиратского движения» шло с некоторым опозданием. Пиратская партия была создана ещё в 2009 году, но до последнего времени не производила впечатление заметной политической силы. На выборах 2013 года за неё проголосовало менее 3% избирателей, в результате чего партия не смогла пройти в Палату депутатов. Однако в 2017 году всё изменилось почти кардинально.

В условиях поголовного разочарования в традиционных партиях «Пираты» получили весьма существенный отклик в чешском обществе. Выступая за прозрачность системы государственного управления, сокращение бюрократического аппарата и развитие «электронного правительства», свободный Интернет и легализацию легких наркотиков (ну, конечно, куда же без них то), партия смогла привлечь на свою сторону большое количество избирателей, особенно среди молодежи. При этом многие эксперты отмечали явную неготовность «пиратов» к реальному управлению государством. Опыт показал, что у «пиратов» нет понятных ответов на многие экономические вопросы, стоящие перед страной, а также практически отсутствует какая-либо концепция внешней политики. Во время предвыборных телевизионных дебатов представители партии не смогли внятно ответить практически ни на один поставленный вопрос [9].

Конечно, многим было интересно слушать о том, что «Интернет должен быть свободным», но когда на вопрос о том какими должны быть отношения Чехии с России, следовала мантра о недопустимости блокировки сайтов, у избирателя могли закрасться вполне обоснованные сомнения в профпригодности лидеров этой партии. Тем не менее, 10,79% избирателей сочли, что «опыт – дело наживное» и позволили «Пиратам» получить 22 места в Палате депутатов. По сути дела, приход «Пиратов» в нижнюю палату парламента, где они, скорее всего, долго не задержаться, стал ещё одним недвусмысленным свидетельством подъема популистских настроений в Чехии, что объединяет её со многими странами современной Европы.

Чешские пираты мчатся в парламент. За рулём лидер партии Иван Бартош. Фото: Facebook Pirátské strany

Конечно, приход «Пиратов» в Палату депутатов стал апогеем наступившей в чешской политике «эры популизма», но это были ещё цветочки по сравнению с политической силы, занявшей на выборах 4 место, а именно – партии «Свобода и прямая демократия – Томио Окамура» (чеш. Svoboda a přímá demokracie – Tomio Okamura, SPD). Данная партия является классическим примером того, что в современной политологии понимается под «правым популизмом». Для неё характерна жесткая антииммигрантская риторика и крайне негативное отношение к исламу. При этом основателем партии и её лидером является весьма колоритная фигура – Томио Окамура. Выходец из смешанной чешско-японской семьи и проживавший до 6 лет в Японии он в последнее время стал буквально идолом чешских националистов (чтобы понять парадоксальность ситуации, следует представить лидером русских националистов Ирину Хакамаду…).

При столь специфическом происхождении Т. Окамура является категорическим противником любой иммиграции в Чехию, выступает против квот на размещение мигрантов и против любых проявлений ислама в Чехии. Достаточно привести пару его цитат: «Мы за свободу религии, но ислам – это не религия, а опасная, экспансивная идеология, поэтому мы хотим её запретить» или «Не все мусульмане – террористы, но все террористы – мусульмане» [10]. SPD также выступает против дальнейшего развития европейской интеграции и предлагает срочно провести референдум о дальнейшем членстве Чехии в Евросоюзе. Партия вообще предлагает активнее использовать институт референдума для решения насущных проблем, следуя навязчивой идее Т. Окамуры о развитии прямой демократии (первая партия, основанная Окамурой в 2013 году, была названа им «Рассвет прямой демократии»).

Чтобы понять место SPD в политическом спектре современной Европы, достаточно сказать, что накануне выборов в её поддержку открыто выступила лидер французского «Национального Фронта» Марин Ле Пен. В итоге за «правых популистов» из SPD проголосовало 10,64% избирателей, что принесло партии 22 места в нижней палате парламента. Наконец, ещё одной новой политической силой, которая добилась на прошедших выборах, пусть небольшой, но победы, является партия под непривычным названием «Старосты и независимые» (чеш. Starostové a nezávislí, STAN), которая заручилась поддержкой 5,18% избирателей и получила 6 мест в Палате депутатов. Партия была создана главами местного самоуправления (которых в Чехии чаще всего называют старостами) и основной своей задачей видит поддержку инициатив, направленных на децентрализацию управления и увеличение финансирования муниципальных образований.

Подкорректированный предвыборный плакат SPD. Прага, улица Яна Желивского, 19 октября 2017 года, Фото: Vít Šimánek / ČTK Photo

Однако успех на этих выборах, как можно догадаться, сопутствовал не всем политическим партиям. В роли «неудачников» на этот раз оказались традиционные и когда-то уважаемые чешские партии. В наименьшей степени это относится к христианским демократам («народникам») из KDU–ČSL. Казалось бы, партия, входящая в состав достаточно успешной правительственной коалиции, должна была получить достаточную поддержку избирателей, подобно поддержке ANO, но как раз этого не произошло. Партия смогла набрать только 5,80% голосов, что почти на 1% меньше, чем на предыдущих выборах. В результате, из имевшихся 14 мест в нижней палате ей удалось сохранить только 10.

Но главным проигравшим в этой ситуации оказался лидер «народников» Павел Белобрадек, который неоднократно громогласно заявлял, что если партия получит на предстоящих выборах меньше голосов, чем на предыдущих, он незамедлительно уйдет в отставку. Как это часто бывает в политике, данное обещание осталось невыполненным… Более серьёзным испытанием, чем для «народников», прошедшие выборы стали для правоцентристской партии TOP 09 (аббревиатура от первоначального названия Tradice Odpovědnost Prosperita 09 – «Тридиция Ответственность Процветание 09»), которая в 2013 году набрала 12% голосов.

Партия была создана в 2009 году вышедшими из KDU–ČSL сторонниками бывшего министра иностранных дел и кандидата в президенты Карела Шварценберга и является одной из немногих политических сил в Чехии, которая последовательно выступает в поддержку европейской интеграции, а также за переход страны на евро и мягкую миграционную политику. Как показали прошедшие выборы, подобные взгляды чужды подавляющему большинству чехов. Партия смогла набрать только 5,31% голосов избирателей и еле-еле смогла пройти в Палату депутатов с 7 депутатскими мандатами вместо 19.

Лидер коммунистов Войтех Филип в избирательном штабе KSČM 22 сентября 2017 года. Фото: Petr Novotný / Foto Blesk

Ещё большим ударом прошедшие выборы оказались для чешских коммунистов. Коммунистическая партия Чехии и Моравии (чеш. Komunistická strana Čech a Moravy, KSČM) является законной наследницей правившей в период коммунистического режима Коммунистической партии Чехословакии. KSČM является достаточно ортодоксальной коммунистической партией, что видно даже из её названия. Когда после «бархатных революций» 19891990 годов все коммунистические партии Восточной Европы спешно сменили свои названия на более нейтральные, KSČM единственной осталась верна термину «коммунистическая». При этом данное решение было принято рядовыми членами партии.

На протяжении многих лет чешские коммунисты стабильно получали на выборах 1215% голосов, что позволяло им иметь достаточно представительную фракцию в парламенте Чехии. KSČM никогда не имела шансов войти во власть, поскольку в Палате депутатов не находилось партии, согласившейся бы вступить с ней в коалицию. Специфика партии заключается ещё и в том, что это единственная политическая сила в стране, прямо выступающая за выход Чехии из ЕС и НАТО. На выборах в 2013 году KSČM получила свои традиционные 14,9% голосов, что, казалось, стало ещё одним проявлением неизменности положения коммунистов в чешской политической системе. Однако произошедшая в 2017 году «электоральная революция» не оставила от этой неизменности камня на камне: KSČM смогла получить на выборах лишь 7,76% голосов, утратив примерно половину своих прежних избирателей.

В результате, в нижней палате парламента у коммунистов осталось всего 15 мест вместо прежних 33. Безусловно, будущее покажет, является ли столь внушительное поражение всего лишь неприятной случайностью, либо это начало долгосрочной тенденции падения авторитета KSČM в чешском обществе. В любом случае сокрушительное поражение коммунистов стало ещё одним показателем усталости чехов от традиционных («непопулистских») политических сил. Наконец, самый катастрофический результат на октябрьских выборах настиг Чешскую социал-демократическую партию (ČSSD). Социал-демократы, занявшие на выборах 2013 года первое место, имевшие крупнейшую фракцию в парламенте (50 мест) и возглавлявшие коалиционное правительство, в 2017 году сумели занять лишь 6-е (!) место. Партия получила всего 7,27% голосов, потеряв почти 2/3 своего электората. Избирателям не понравился курс ČSSD на «верность Евросоюзу», готовность принимать мигрантов и разговоры о ведении в Чехии евро. В результате, вместо 50-ти мест в Палате депутатов у социал-демократов осталось только 15.

Результаты выборов более наглядно. Фото с sdhhurka.cz

Какие напрашиваются выводы. Результаты выборов четко свидетельствуют, как минимум, о трех вещах: 1) чешские избиратели, в основной своей массе, не желают выхода из ЕС, однако их раздражает слишком сильное давление евробюрократии на суверенные государства, прежде всего, на Чехию; 2) чехи не хотят видеть в своей стране толпы жителей азиатских и африканских стран, о чем свидетельствует успех всех политических сил выступавших против миграционных квот  (ANO, ODS, SPD); 3) в ближайшее время введение евро в Чехии не состоится, поскольку все победившие на выборах политические партии выступают против этого.

Также следует отметить, что результаты выборов в определенной степени благоприятны для России, поскольку две из победивших партий (ANO и SPD) считают необходимым изменение европейской политики в отношении нашей страны. Наиболее радикальную позицию в этом вопросе занимает Томио Окамура, который в интервью одному из изданий заявил, что Крым «русский… никогда не переставал быть русским, как и Донбасс» [11]. И напротив, результаты выборов в Чехии вызвали определенное беспокойство на Украине, связанное с опасениями «перехода Чехии на сторону Москвы» [12].

Октябрьские выборы показали, что новое правительство Чехии, без сомнений, должен формировать лидер победившей партии ANO Андрей Бабиш. Это же подтвердил президент Милош Земан, которого при этом не смутило ведущееся против А. Бабиша уголовное расследование. И возникли проблемы с формированием коалиции. Сам А. Бабиш исключил возможность сотрудничества с коммунистами и Томио Окамурой. С другой стороны, социал-демократы, «Пираты» и ODS исключили возможность войти в коалицию с ANO. Главным препятствием для переговоров стала весьма неоднозначная репутация самого Андрея Бабиша, о которой стоит сказать несколько слов.

Образное видение финансовой политики бывших министра финансов А. Бабиша и премьер-министра Б. Соботки: благодаря заимствованиям, произведённым правительством Соботки в 2017 году, в этом году общий размер выплат по долговым обязательства правительства Чехии должен составить рекордные 301,6 млрд крон [13]. Творение Jan Ignác Říha / reflex.cz

Самого Андрея Бабиша часто сравнивают с Дональдом Трампом и для этого есть определенные основания. Во-первых, оба они выходцы далеко не из социальных низов. Д. Трамп вырос в очень богатой семье, А. Бабиш вырос в семье, принадлежавшей к высшему кругу партийной номенклатуры (его отец Штефан Бабиш работал в ООН и представлял Чехословакию на переговорах с ГАТТ).  Во-вторых, оба занимались бизнесом и пришли в политику очень богатыми людьми (А. Бабиш по размеру своего состояния занимает второе место в Чехии, Forbs оценил его состояние в 2017 году в 4,1 млрд $) [6]. В-третьих, оба являются прагматиками, свободными от жестких идеологических схем, свойственных традиционным политикам. В-четвертых, за обоими тянется постоянный шлейф каких-то финансовых скандалов. Наконец, у обоих жены существенно моложе их самих (ну, это так, вишенка на торте).

В то же время некоторые авторы сравнивают А. Бабиша с другим политиком подобного типа – Сильвио Берлускони. Их роднит то, что, решив заняться политикой, они начали активно наращивать собственные медиа-активы для продвижения своей кандидатуры, что всегда вызывало недовольство у большой части общественности. В настоящее время А. Бабиш владеет ведущими газетами Чехии (такими как Lidové noviny и Mladá fronta DNES с соответствующими веб-сайтами Lidovky.cz и iDNES.cz), 3 телеканалами и 2 радиостанциями, одна из которых – Impuls – является самой популярной в стране. Из-за такого интереса к приобретению медиа-активов некоторые называют его «Бабишкони» [10]. К сказанному следует добавить ещё две особенности. По происхождению А. Бабиш не является чехом, его родители – словаки. В современном мире очень трудно найти такой же пример, когда лидером ведущей партии страны является представитель нации, доминирующей в соседнем государстве.

Второе, как бы сам А. Бабиш не отбивался от обвинений в работе на чехословацкие спецслужбы, совершенно очевидно, так в советское время, человек, занятый во внешней торговле, избежать сотрудничества с КГБ и его восточноевропейскими аналогами не мог по определению. В этом случае Бабиш во главе правительства будет уже третьим выходцем из этой среды на постсоветском пространстве. Ещё одним является нынешний президент самопровозглашенной республики Абхазия Рауль Хаджимба, третий – в лишнем представлении не нуждается и сейчас, на свой страх и риск, выступает самовыдвиженцем на очередных президентских выборах…

Андрей Бабиш и его помощник Ярослав Фалтинек (депутат от ANO) выслушивают решение Палаты депутатов о лишении их депутатской неприкосновенности в связи с продолжающимся расследованием дела о незаконном получении субсидии на строительство комплекса «Гнездо аиста». Прага, Тгуновский дворец, 19 января 2018 года. Фото: Petr Hloušek / Právo / Profimedia

Во многом столь специфическая и немного скандальная репутация Андрея Бабиша и является причиной нежелания других партий вступать в коалицию с ANO 2011. При этом очевидно, что без ANO сейчас никакая коалиция невозможна в принципе. В начале декабря, после ряда неудавшихся переговоров, сам А. Бабиш заявил, что если правительство не будет сформировано, он не исключает проведения досрочных выборов. Дальнейшие события показали, что развитие событий по данному сценарию становится всё более правдоподобным. Для начала, следует напомнить, что с точки зрения действующей конституции 1993 года, Чехия является парламентской республикой. Это означает, в частности, что при формировании правительства большое значение имеет мнение большинства Палаты депутатов парламента.

Статья 68 Конституции Чехии предусматривает особый механизм назначения нового правительства. Первый шаг – назначение премьер-министра и по его представлению членов правительства. Это полномочие принадлежит президенту республики. 6 декабря президент Земан назначил Андрея Бабиша председателем правительства, а 13 декабря утвердил представленных Бабишем кандидатов на посты министров нового правительства (как показало будущее, суеверное отношение к цифре 13 в этом случае вполне себя оправдало). Не сложно догадаться, что весь состав нового правительства меньшинства был сформирован либо из членов ANO 2011, либо из беспартийных, сочувствующих ANO (так или иначе, это были люди, отобранные лично Бабишем). Однако это было только начало конституционного механизма формирования правительства. Согласно п. (3) статьи 68 Конституции, не позднее чем через 30 дней после своего назначения правительство должно предстать перед Палатой депутатов и просить о выражении доверия.

10 января 2018 года правительство обратилось к Палате депутатов с соответствующей просьбой, заседание палаты по рассмотрению вопроса о доверии правительству было перенесено на 16 января. Дальше, по образному выражению Radio Praha, чуда не произошло. За вотум доверия правительству Бабиша высказалось только 78 депутатов (собственно, вся фракция ANO) при необходимых 101. Ни один депутат ни одной другой фракции не поддержал правительство ANO. На следующий день А. Бабиш подал президенту прошение об отставке правительства, прекрасно зная, что Земан намерен вновь поручить ему формирование нового правительства для повторного обращения к Палате депутатов за получением вотума доверия (такая возможность предусмотрена п. (4) статьи 68 Конституции) [14]. 24 января президент Земан принял отставку правительства Бабиша и тут же поручил ему сформировать новое правительство.

Следующее обращение правительства за вотумом доверия Палаты депутатов намечено на конец февраля, при этом Бабиш заявляет, что не намерен ничего менять в персональном составе своего правительства, сформированного де исключительно из экспертов. Если повторное обращение в нижнюю палату не увенчается для Бабиша успехом, он не исключает проведение досрочных парламентских выборов. Параллельно предпринимаются попытки ANO с другими партия о поддержки правительства Бабиша. Что характерно, на контакт с ANO идут пока только коммунисты и националисты из SPD Томио Окамуры [15]. Строго говоря, поддержки фракций KSČM и SPD (вкупе с ANO) будет достаточно для получения правительством Бабиша вотума доверия, хотя последний и отказывается выделить им хотя бы по одному министерскому портфелю. В любом случае, правительство во главе с «олигархом-популистом», опирающимся в парламенте на поддержку только крайне правых и крайне левых популистов (не считая своей «кэптивной» партии) будет весьма занятным экспериментом.

«Правительство меньшинства» Андрея Бабиша после утверждения президентом. В первом ряду слева направо: Рихард Брабец (вице-премьер, министр окружающей среды), Андрей Бабиш (премьер-министр), президент Чехии Милош Земан, Мартин Стропницкий (вице-премьер, министр иностранных дел), Клара Досталова (министр регионального развития). Пражский град, Прага, 13 декабря 2017 года. Фото: Dan Materna / MAFRA

Можно выявить несколько схожих закономерностей, проявившихся в ходе октябрьских парламентских выборов с Австрии и Чехии. Прежде всего, выборы этого года показали устойчивый запрос избирателей на новых лидеров и свежие политические силы. В Чехии этот запрос реализовался в победе ANO 2011, в Австрии – в победе Австрийской народной партии (нем. Österreichische Volkspartei, ÖVP) во главе с Себастьяном Курцем и подъеме Австрийской партии свободы (нем. Freiheitliche Partei Österreichs, FPÖ). Казалось бы, ÖVP является традиционной для Австрии партией, однако ÖVP во главе с С. Курцем и ÖVP до его прихода – практически две разные партии. Другой, связанной с первой, является тенденция ослабления позиций традиционных партий, которые многие годы царили на политическом Олимпе.

Достаточно в качестве примера привести катастрофу Чешской социал-демократической партии (ČSSD) на выборах 2017 года. Следующей, и весьма вероятно, долгосрочной тенденцией, является смена актуальной политической повестки дня. И в Австрии, и в Чехии на первое место вышли взаимосвязанные проблемы миграции и общественной безопасности. На выборах победили партии, которые поняли это раньше других (ÖVP и FPÖ в Австрии, ANO, ODS и SPD в Чехии). И даже те партии, которые раньше выступали за относительно мягкую миграционную политику, под воздействием перемен начинают ужесточать свою риторику по этому вопросу. Октябрьские выборы в очередной раз подтвердили, что рост популистских настроений является общеевропейской тенденцией.

Триумф «новой» ÖVP и FPÖ на выборах в Австрии и ANO, SPD и «пиратов» в Чехии показал, что сегодня именно партии такого типа являются наиболее востребованными в обществе. Одновременно высветилась и ещё одна общая для этих стран тенденция – упадок левых партий. В Австрии его выражением стала катастрофа «Зеленых», которые после 31 года пребывания в парламенте впервые оказались за его пределами. В Чехии символом этого процесса стало сокрушительное поражение коммунистов и социал-демократов. Очевидно, что левым партиям стоит задуматься над корректировкой своей идеологии, которая сегодня в основном базируется на поддержке меньшинств и мигрантов и призывает к максимальному распространению ценностей мультикультурализма и толерантности.

Евроскептицизм по-чешски. Фото: Lukáš Petřík / Parlamentnilisty.cz

Другой общей тенденцией является существенный рост скептицизма в отношении руководства Европейского союза. Хотя ни в Австрии, ни в Чехии практически нет политических сил, прямо выступающих за выход из Евросоюза, рядовые избиратели всё больше раздражает постоянное давление европейской бюрократии на правительства отдельных стран, особенно ярко проявившееся в истории с квотами для мигрантов. Поддержку на прошедших выборах получили партии, обещавшие «пожёстче» разговаривать с Брюсселем. Напротив, фанаты евроинтеграции, вроде чешской TOP 09, стали устойчиво терять голоса избирателей. Сюда же можно отнести и недовольство ограничениями, которые руководство ЕС устанавливает для отдельных стран в сфере внешней политики, в том числе, в отношениях с Россией.

Выборы показали, что избиратели поддерживают партии, стремящиеся к диалогу с нашей страной (ÖVP и FPÖ в Австрии, ANO, ODS и SPD в Чехии). Таким образом, прошедшие выборы показали, что и Австрия, и Чехия в данный момент во многом схожи по своему политическому развитию. Надо заметить, что описанные выше тенденции проявляются сегодня не только в этих двух странах. Достаточно посмотреть на риторику и действия партий ФИДЕС во главе с Виктором Орбаном в Венгрии и «Право и справедливость» во главе с Ярославом Качиньским в Польше и увидим практически ту же самую картину. Таким образом, на примере прошедших в Австрии и Чехии парламентских выборов можно увидеть, что сегодня в рамках практически всего региона Центральной (или Восточной) Европы оформились единые тенденции развития политической и партийной систем. Насколько будет длительным этот «единый политический тренд» покажет только время.

  1. CZECH REPUBLIC: Poslanecka Snemovna (Chamber of Deputies), Electoral system // Inter-Parliamentary Union: PARLINE database on national parliaments (ipu.org)
  2. Парламентские выборы 2017 // Radio Praha (radio.cz) Русская служба
  3. Mortkowitz S. Czech president fires finance minister, ending political crisis // POLITICO (politico.eu), 5/24/17
  4. Do sněmovních voleb se přihlásilo 31 stran, nejvíce v historii ČR // ParlamentniListy.cz (parlamentnilisty.cz), 15.08.2017
  5. Саморуков М. Победа антисистемных. Последует ли Чехия за Польшей и Венгрией // Московский Центр Карнеги (carnegie.ru), 22.10.2017
  6. Петровская О. Правый популизм не угас. Итоги выборов в парламент Чехии преподнесли немало сюрпризов // ЧЕТЫРЕ ПЕРА (4pera.ru), 23 Октября 2017
  7. Volby do Poslanecké sněmovny Parlamentu České republiky konané ve dnech 25.10. – 26.10.2013 // Český statistický úřad: Volby.cz
  8. Volby do Poslanecké sněmovny Parlamentu České republiky konané ve dnech 20.10. – 21.10.2017 // Český statistický úřad: Volby.cz
  9. Саморуков М., Кобринская И., Преображенский И. Восточная Европа: правый поворот? (эфир программы «В круге Света» на радио «Эхо Москвы» 24.10.2017 года) // Московский Центр Карнеги (carnegie.ru), 24.10.2017 года
  10. Эпохальные выборы в Чехии: Олигархизация и кукиш Евросоюзу // Информационное агентство Eurasia Daily (eadaily.com), 24 октября 2017
  11. Tesařová M. Krym a Donbas jsou ruské, tvrdí Tomio Okamura z SPD // ESJnews.com, 18.10.2017
  12. Гомон Д. Славянский Трамп, друзья Кремля и коммунисты. Почему выборы в Чехии назвали ураганом // ESPRESO.TV(ru.espreso.tv), 22 октября 2017
  13. Bukovský J. Česko riskuje pověst extrémně důvěryhodné země. Letos musí splatit obří dluh, hlavně kvůli Sobotkově vládě // REFLEX (reflex.cz), 17. ledna 2018
  14. Айзпурвит К. Кабинет без вотума доверия // Radio Praha (radio.cz) Русская служба, 17-01-2018
  15. Babiš připouští předčasné volby // Česká televize 24 (ceskatelevize.cz /ct24), 3.2.2018

Фото в начале статьи: profimedia.cz

Оставьте комментарий