Победа «правых сил» на выборах в Австрии: «Сейчас. Или никогда?»

Победа «правых сил» на выборах в Австрии: «Сейчас. Или никогда?»

Austria_Bundesadler.svg15 октября 2017 года прошли выборы в нижнюю палату парламента Австрии. Результаты выборов стали неожиданными во многих отношениях, как минимум, потому, что впервые за десять лет правые политические силы одержали столь убедительную победу и сформировали полностью правое (местами даже ультраправое) правительство, чему, во многом, способствовал продолжающийся европейский миграционный кризис. Другим результатом стало то, что пост федерального канцлера Австрии занял Себастьян Курц, ставший самым молодым главой правительства в современном мире.

Сразу следует сказать, что прошедшие 15 октября 2017 года выборы в нижнюю палату парламента Австрии – Национальный совет (Национальрат, нем. Nationalrat) были досрочными. После довольно серьёзной реформы избирательного законодательства, осуществлённой в 2007 году, Национальрат избирается сроком на 5 лет (раньше данный срок составлял 4 года). Предыдущие выборы состоялись в 2013 году, соответственно, очередные выборы планировалось провести в 2018 году. По причине случившегося весной 2017 года правительственного кризиса, за которым последовал распад так называемой «большой коалиции», включавшей Социал-демократическую партию Австрии (СДПА, нем. Sozialdemokratische Partei Österreichs, SPÖ) и Австрийскую народную партию (АНП, нем. Österreichische Volkspartei, ÖVP). Корни этого кризиса восходят к президентским выборам 2016 года, о которых мы писали в одном из предыдущих текстов. Президентские выборы характеризовались шокирующим поражением и СДПА, и АНП, чьи кандидаты даже не вышли во второй тур, чего в послевоенной Австрии не было никогда. Эти выборы запомнились тем, что для определения кандидата потребовалось аж 3 тура выборов, поскольку результаты второго тура по формальным основаниям были отменены Верховным Судом Австрии. В результате уже в 3 туре трудную победу одержал бывший лидер партии «зеленых» Александр Ван дер Беллен, баллотировавшийся в качестве независимого кандидата, которому противостоял кандидат правопопулистской Австрийской партии свободы (АПС, нем. Freiheitliche Partei Österreichs, FPÖ) Норберт Хофер.

Кандидаты на пост федерального президента Австрии во время выборов 2016 года Александр Ван дер Беллен (слева) и Норберт Хофер (справа). Фото: Heinz-Peter Bader / REUTERS

Следует сказать, что эти выборы существенно пошатнули традиционную для Австрии политическую систему. С 1945 года на протяжении нескольких десятилетий в политической жизни Австрии монопольно господствовали левоцентристская СДПА, являющаяся старейшей партией страны, и правая АНП. Они либо сменяли друг друга у власти, либо образовывали «большую коалицию» В этом смысле австрийская партийная система была практически полной копией партийной системы Германии с господством в ней СДПГ и блока ХДС/ХСС. Все остальные партии фактически находились на обочине политической жизни, регулярно получая свои 7-10% голосов избирателей. Ситуация начала меняться в 90-е годы прошлого века благодаря усилению позиций Австрийской партии свободы, которая стала набирать до 20% голосов избирателей. Тем не менее, господствующее положение СДПА и АНП казалось незыблемым.

Федеральный президент Хайнц Фишер (слева) приводит к присяге федерального канцлера Кристиана Керна (СДПА, в центре) и вице-канцлера Райнхольда Миттерлейнера (АНП, справа). Вена, 17 мая 2016 года.

И вот в ходе президентских выборов 2016 года эта архаичная конструкция рухнула. Что же стало причиной этой своеобразной «электоральной революции»? Прежде всего, находясь у власти, СДПА и АНП проводили практически идентичную политику, в результате чего вообще перестали различаться между собой в глазах рядовых австрийцев. В результате, многим избирателям просто надоело постоянно выбирать между одним и тем же и они решили поддержать другие политические силы. Другой, более важной причиной, повлиявшей на выбор рядовых австрийцев, стал миграционный кризис 20152016 годов, довольно серьёзно отразившийся на общественном сознании австрийского электората. В те годы через территорию Австрии по так называемому «западнобалканскому маршруту» в Германию проследовали 450 тыс. мигрантов, 90 тыс. из которых изъявили желание осесть в Австрии. Австрийцы оказались совершенно не готовы ни к толпам гуляющих по Европе мигрантов, ни к такому большому числу «новых соотечественников». Добавим, что появление мигрантов сопровождалось существенным ростом преступности, особенно в виде изнасилований и мелких краж, что также сильно повлияло на умонастроения избирателей [1]. В результате, проблема миграции стала одной из важнейших в ходе президентских выборов 2016 года и сохранила свою острую насущность в ходе парламентских выборов 15 октября. В этой ситуации все австрийские партии были вынуждены изложить свои программные предложения по решению миграционной проблемы, которые оказались весьма отличающимися друг от друга, о чем будет сказано ниже.

Радостные мигранты бегут к австрийской границе со стороны Венгрии. Фото: Leonhard Foeger / Reuters

Перед тем как говорить собственно о ходе предвыборной кампании и самом процессе голосования, следует сказать об основных правилах проведения выборов депутатов Национального совета Австрии. Нижняя палата парламента состоит из 183 депутатов, которые избираются по правилам пропорциональной избирательной системы в 9 избирательных округах, каждый из которых территориально соответствует одной из земель – субъектов австрийской федерации. В связи с тем, что количество избирателей в землях является неравным, количество депутатов избираемых в каждом из этих округов колеблется от 7 до 36. При этом на места в парламенте могут рассчитывать только партии, получившие не менее 4% голосов избирателей. Следует отметить, что в Австрии существует весьма специфический порядок допуска партий к участию в выборах. Действующее избирательное законодательство фактически делит все партии на 3 группы в зависимости от того, на каких условиях они могут участвовать в выборах. К первой группе относятся партии, которые уже представлены в Национальном совете не менее чем 3 депутатами (при этом, эти депутаты письменно должны подтвердить свою принадлежность к этим партиям). В 2017 году таких партий в Австрии оказалось 10. Если же у партии нет трёх заветных мест в нижней палате, она для участия в выборах в масштабах всей Австрии должна собирать подписи избирателей, причем по определенной квоте в разных землях страны. Всего партия должна представить не менее 2600 таких подписей. Казалось бы, количество необходимых подписей не столь велико даже для такой небольшой страны как Австрия. Однако, как показывает практика, очень немногие партии справляются с этим заданием. Вот и на прошедших выборах собрать подписи удалось только 2-м из них. Наконец, в третью группу входят партии, которые смогли собрать необходимое число подписей только в 1 или 2 регионах и, соответственно, только в этих регионах их вносят в избирательный бюллетень. В 2017 году таких партий оказалось 6. В результате, в разных землях в избирательный бюллетень включается неодинаковое число партий. Следует также отметить, что основными результатами реформы избирательного законодательства 2007 года стали: увеличение срока полномочий Национального совета с 4 до 5 лет, снижение возрастного ценза с 18 до 16 лет и упрощение процедуры голосования по почте, которое в Австрии является довольно популярным [2].

Вице-канцлер Австрии и председатель Австрийской народной партии Райнхольд Миттерлейнер: «Я устал, я ухожу…» 10 мая 2017 года

Как было сказано выше, прошедшие парламентские выборы были внеочередными, необходимость их проведения была обусловлена правительственным кризисом, разразившимся в Австрии весной 2017 года. 10 мая Райнхольд Миттерлейнер вышел из правительства и покинул пост лидера АНП, что оказалось совершенно неожиданным и для руководства партии, и для федерального канцлера социал-демократа Кристиана Керна. Миттерлейнер объяснил свой уход усталостью от бесконечной внутрипартийной критики в его адрес, вызванной не лучшими показателями опросов, которые показали существенное падение популярности АНП и по отношению к СДПА, и, особенно, по отношению к Австрийской партии свободы. В такой ситуации федеральный канцлер К. Керн выразил надежду, что новый руководитель «народников» продолжит сотрудничество с социал-демократами в рамках коалиционного правительства [3]. Однако тут федерального канцлера ждала крайне неприятная неожиданность. Уже 14 мая новым лидером АНП был избран 31-летний Себастьян Курц, министр Европы, интеграции и международных дел, который сходу взял курс на проведение досрочных выборов, отказавшись занять предложенное ему место вице-канцлера. Это однозначно означало конец «большой коалиции», столь необходимой социал-демократам. С этого момента проведение выборов стало неизбежным.

Себастьян Курц во время встречи с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым в рамках ОБСЕ. Мауэрбах, Нижняя Австрия, 11 июля 2017 года. Фото: Vladimir Simicek / gettyimages

Здесь следует сказать несколько слов о человеке, который, несомненно, стал главным героем прошедших выборов. Карьера Себастьяна Курца является просто поразительной и напоминает, при всех возможных оговорках, карьеру Александра Македонского и Наполеона I. Уже в 23 (!) года он становится лидером молодежной организации АНП, при избрании за него проголосовало 99% делегатов съезда. В 24 года он становится депутатом венского земельного парламента (ландтага), а в 25 лет – государственным секретарем в ранге заместителя министра внутренних дел Австрии по делам интеграции мигрантов. В 27 (!) лет Курц занял пост министра иностранных дел Австрии. Наконец, в 31 год он возглавил Австрийскую народную партию – вторую по влиянию политическую силу страны. На прошедшем чуть позднее партийном съезде его кандидатура была поддержана 98,7% делегатов. И это не было случайностью. «Вторжение» С. Курца в политику произвело в Австрии неожиданный фурор. Избирателям понравился приход в политику нового молодого политика. В результате, всего за один только месяц рейтинг поддержки АНП подпрыгнул с 20-22% до 32%, партия поднялась в опросах общественного мнения с 3 на 1 место. Кроме того, пользуясь столь активной поддержкой со стороны партийного актива, С. Курц «пробил» на съезде изменения в партийный устав, которые существенно расширили его полномочия как председателя партии. Он получил право в обход партийной верхушки самостоятельно отбирать кандидатов в предвыборный список партии и определять кандидатуры будущих министров. Более того, по инициативе Курца съезд дружно проголосовал за замену традиционного черного цвета партии бирюзовым, что должно было стать символом полного обновления АНП [4]. В результате всего вышесказанного АНП из почти аутсайдера предвыборной гонки превратилась в её главного фаворита.

Себастьян Курц во время избрания на пост председателя Австрийской народной партии 14 мая 2017 года. Фото: Volker Weihbold / OÖN

Избирательная кампания с самого начала была отмечена сразу несколькими неожиданными сюрпризами. В середине июня социал-демократы заявили, что снимают свой добровольный запрет на создание коалиции с крайне правой АПС, который действовал на протяжении 30 последних лет. Это решение стало сенсацией не только в Австрии, но и во всей Европе. Социал-демократы заявили о готовности создать правительство с теми, кого вся левая и либеральная пресса постоянно называет «правыми популистами». Чтобы понять масштаб «ментальной катастрофы», которую вызвало это заявление у леволиберальной элиты, нужно по аналогии представить коалицию французских социалистов с «Национальным Фронтом» Марины Ле Пен, или такую же коалицию в ФРГ между СДПГ и «Альтернативой для Германии». Лидер СДПА Кристиан Керн, правда, оговорился, что подобная коалиция будет возможна только при условии, что АПС пообещает уважать права человека и принципы гендерного равенства, не выступать против европейской интеграции и поддержать повышение размера минимальной заработной платы [5]. Столь неожиданный ход со стороны социал-демократов объясняется лишь отчаянным желанием найти хоть какого-то серьезного партнера для создания в будущем коалиционного правительства в условиях, когда «народники» во главе с Себастьяном Курцем однозначно исключили свое участие в подобном альянсе.

Один из основателей австрийской партии «зеленых» Петер Пильц представляет предвыборный плакат собственного предвыборного списка кандидатов. 4 сентября 2017 года. Фото: Herbert Neubauer / APA

Другим неожиданным событием в ходе избирательной кампании для многих наблюдателей оказался достаточно глубокий кризис внутри партии «Зелёные Зелёная альтернатива» (нем. Die Grünen – Die Grüne Alternative). Весной из партии вышла значительная часть молодых активистов, недовольных, по их мнению, недостаточно радикальной политической позицией партийного руководства. 18 мая, уже фактически в ходе избирательной кампании в отставку с поста лидера партии «по личным мотивам» ушла Эва Главишниг, возглавлявшая австрийских «зеленых» без малого десять лет. «Зеленым» в срочном порядке пришлось выбирать нового лидера партии, которым стала Ингрид Фелипе (как потом оказалось, ненадолго), при этом, предвыборный список кандидатов от партии возглавила Ульрике Луначек. Но и это было ещё не всё. В июле месяце один из основателей партии «зеленых» Петер Пильц, недовольный тем, что на партийном съезде не учли его предложений по формированию предвыборного списка кандидатов на предстоящих выборах, заявил о своем выходе из партии и создании собственной политической силы под незатейливым названием «Список Петера Пильца». Этот поступок окончательно расколол парламентскую фракцию «зеленых», часть членов которой поддержала П. Пильца и дала ему свои подписи, что избавило его от необходимости сбора подписей избирателей. В результате всех этих «пертурбаций» прогнозы в отношении возможных результатов «зеленых» на грядущих выборах становились все более неопределёнными.

Скриншоты со страницы в Facebook «Die Wahrheit über Sebastian Kurz» («Правда о Себастьяне Курце») – как считается, дело рук Тала Зильберштейна. Фотомонтаж: Marc Fehr / tagesanzeiger.ch

Избирательная кампания в этот раз, в отличие от прошлых лет, проходила очень жестко и сопровождалась многочисленными политическими скандалами. Самый громкий из них был связан с именем израильского бизнесмена и политтехнолога Тала Зильберштейна, нанятого социал-демократами в качестве политического советника К. Керна, как позднее выяснилось, за 400 тыс. евро. Неприятности начались в августе 2017 года, когда пришли известия с исторической родины Зильберштейна, где израильская полиция начала в отношении него и ещё нескольких лиц расследование по обвинению в отмывании денег. СДПА немедленно расторгла с Зильберштейном контракт, однако оппозиция уже потребовала отставки Керна с поста федерального канцлера за связи с людьми подобного типа [6]. Очень скоро оказалось, что на этом неприятности, связанные с Талом Зильберштейном, только начались. «Взрыв» прогремел в конце сентября, когда всплыли сведения о том, как под непосредственным руководством Зильберштейна были созданы два веб-сайта, распространявшие откровенно фальшивую информацию, в том числе и через Facebook (ну, куда теперь без него то), направленную на прямую дискредитацию Себастьяна Курца лично и АНП в целом. Кристиан Керн делал удивлённо-возмущённое лицо и пытался убедить общественность, что он ни сном, ни духом не знал о существовании этих сайтов. Спасая патрона, это же заявил из Израиля и сам Т. Зильберштейн [7], однако убедить в этом удалось, судя по всему, только австрийских детей. На гребне скандала 30 сентября, почти накануне выборов, в отставку подал глава избирательного штаба СДПА Георг Нидермюльбихлер. Но и это был ещё не конец. 6 октября социал-демократы попытались перейти в наступление. В этот день бывший помощник Т. Зильберштейна Петер Пюллер сделал заявил, что во время встречи с представителем АНП он получил предложение передать конфиденциальные сведения об избирательной кампании социал-демократов в обмен на, ни много ни мало, 100 тыс. евро. Естественно, «народники» категорически отвергли факт своей попытки подкупа представителя конкурентов. В результате, уже накануне выборов СДПА и АНП вчинили друг другу судебные иски [8].

Предвыборный плакат СДПА, автором которого также считается Тал Зильберштейн.

Если же оставить в стороне скандалы и говорить непосредственно о политической составляющей избирательной кампании, то, как было сказано выше, главным направлением дебатов между политиками стала тема мигрантов, остро волновавшая всё австрийское общество. Позиции партий в вопросе поиска путей выхода из миграционного кризиса оказались во многом противоположными. Самую жесткую позицию в отношении мигрантов, ожидаемо, заняла Австрийская партия свободы, уже давно поднимавшая проблему неконтролируемой миграции. АПС во время избирательной кампании выступала, помимо прочего, за ужесточение требований к потенциальным приезжим и упрощение процедуры высылки мигрантов, за резкое сокращение размера пособий для мигрантов и максимальное усиление требований к лицам, желающим получить австрийское гражданство. Кроме того, предлагалось даже закрыть мусульманские детские сады. Австрийская партия свободы дошла до возмутительных вещей: по примеру «Альтернативы для Германии», она заявила, что ислам не является частью «австрийской идентичности»! Дальше, как говорится, некуда…

Предвыборный плакат АНП с лозунгом Jetzt. Oder nie! (Сейчас. Или никогда!). Фото: Reuters

Надо сказать, что Австрийская народная партия до недавнего времени не обращала особого внимания на проблему миграции, считая её достаточно второстепенной. Кроме того, АНП старалась следовать стандартам европейской политкорректности. Всё, однако, изменилось с приходом в руководство партии Себастьяна Курца, который резко развернул «партийный корабль» в этом вопросе и определил проблему миграции в качестве одной из важнейших для Австрии. Вскоре Курц существенно радикализировал раздел партийной программы, посвященный решению миграционной проблемы, стремясь перехватить у АПС знамя борьбы с массовой неконтролируемой миграцией. И следует признать, что во многом ему это удалось. Будучи ещё министром иностранных дел Австрии, С. Курц инициировал принятие закона, согласно которому в Австрии запрещалось получение мечетями финансовой помощи из-за рубежа и вводились государственные экзамены для имамов, только после прохождения которых они могли получить право проповедовать в своих мечетях. Именно Курц был одним из инициаторов принятия закона, запрещающего ношение в публичных местах паранджи (бурки) и никаба. Данный закон вступил в силу 1 октября 2017 года [9]. В качестве следующего шага Себастьян Курц назвал введение запрета исламских детских садов. По сути дела, АНП Курца практически полностью переняла программу своих конкурентов из АПС. При этом, поскольку «народники» традиционно обладают более респектабельной репутацией, чем их взрывные «ультраправые» конкуренты, многие избиратели предпочли отдать голос АНП, а не АПС. Таким образом, правый лагерь перед выборами полностью консолидировался на основе достаточно жесткой анти-иммиграционной программы.

Австрийские мусульманки протестуют против принятия закона, запрещающего ношение никаба и паранджи в общественных местах. Вена, 4 февраля 2017 года. Фото: HERBERT PFARRHOFER / APA

Если говорить о центристах, представленных в Австрии партией NEOS (полное название «NEOS – Новая Австрия и Либеральный форум», нем. NEOS – Das Neue Österreich und Liberales Forum), то они в типично либеральном духе предложили решать вопрос иммиграции на общеевропейском уровне (то есть не решать никак) и бороться с любыми проявлениями дискриминации. Кроме того, либералы предложили учредить новый специальный орган государственный власти, который занимался бы исключительно проблемами мигрантов, в частности помогал бы им в изучении немецкого языка и поиске работы. Размах миграционного кризиса заставил высказаться по проблеме мигрантов и левые партии, чего они, судя по всему, не очень то и хотели. Социал-демократы, являясь правящей партией, прежде всего, предостерегали от роста радикализации общества. Как и либералы, они выступали за создание новых государственных органов, отвечающих за интеграцию мигрантов в австрийское общество, причем обязательно на основе жесткого соблюдения принципа равноправия женщин и мужчин. Идея решения некой общественной проблемы посредством учреждения специального административного органа прелестна со всех сторон и очень понятна нашему российскому уху. Вообще то, абсолютная вера в то, что увеличение числа чиновников позволит решить любую общественную проблему, уже как-то не должна быть свойственна продвинутому европейскому сознанию, однако даже европейские левые силы никак не могут избавиться от этой, казалось бы, устаревшей риторики. Ещё большего внимания заслуживает идея социал-демократов о необходимости воспитание мигрантов в духе равноправия полов. Ну ладно бы это были мигранты из Дании или Нидерландов (ну на самый крайний случай с севера России), но верить в то, что сирийских, иракских, ливийских или сомалийских мусульман можно интегрировать на базе идеи равноправия полов, я извиняюсь… Правда, при всей «маниловщине», зачастую свойственной австрийским социал-демократам, они во время своего нахождения у власти всё же не могли полностью игнорировать проблемы, связанные миграционным кризисом. Именно поэтому в программе СДПА появились предложения о противодействии распространению радикального ислама и о создании лагерей для мигрантов не в самой Европе, а непосредственно на территории африканских стран, являющихся источником этого нескончаемого миграционного потока.

Лидер партии NEOS Маттиас Штрольц в розовых партийных тонах играет с прохожими в федеральный бюджет. Гмунден, Верхняя Австрия, 24 августа 2017 года. Фото с meinbezirk.at

Однако даже такая умеренная доля политического реализма в данном вопросе оказалась совершенно чужда партии «зелёных» и «Списку Петера Пильца». «Зеленые», будучи убежденными сторонниками идеологии всепоглощающего мультикультурализма, главную проблему, связанную с миграционным кризисом, увидели, как ни странно, в нарастании расизма и ксенофобских настроений со стороны «озверевших аборигенов» (сразу хочу извиниться перед коренными австрийцами за это определение). «Зеленые» безоговорочно поддержали распределение миграционных квот среди стран-членов ЕС и вновь выступили за облегчение процедуры предоставления мигрантам австрийского гражданства и продвижение программ по обучению мигрантов немецкому языку. Программа Петера Пильца и его сторонников в этом вопросе была ещё более радикальной. Они выступили за организацию государственной поддержки обучения детей мигрантов в школах и обеспечение мигрантов жильем за муниципальный счёт. В целом, левый лагерь, за исключением СДПА, был готов принять столько мигрантов, сколько их захочет приехать в Австрию.

Ещё одним вопросом, который расколол австрийскую политическую элиту перед выборами, был вопрос об отношении к России. Левые партии («Зеленые», «Список Петера Пильца») безоговорочно осуждали российскую внешнюю политику, обвиняя нашу страну в том, что она является главной виновницей роста напряженности в Европе. Исходя из этого, они выступали и выступают за сохранение санкций в отношении России. Более гибкую позицию в этом вопросе в последнее время занимают СДПА и АНП. Они не выступают за немедленную отмену санкций, понимая, что это может быть сделано только на уровне ЕС, тем не менее, обе партии выступают за продолжение диалога с нашей страной и ни в коем случае не с позиции силы. Как образно высказался об этом Себастьян Курц, «система наказания должна быть заменена системой стимулов» [4]. Кроме того, обе партии выступают против дальнейшего расширения антироссийских санкций. Наконец, самую «пророссийскую» позицию в Австрии занимает АПС. Представители партии даже побывали в Крыму во время референдума в 2014 году. Лидер партии Хайнц-Кристиан Штрахе не раз за последние годы посещал Россию и был принят в Госдуме. В 2017 году эксперты Европейского совета по международным отношениям поставили АПС на одно из первых мест в рейтинге «наиболее антизападных» партий в Европе (да-да, есть и такой рейтинг) [10]. Наконец, в сентябре, буквально накануне выборов, Х.-К. Штрахе заявил, что с точки зрения реальной политики «Крым является российским. Это нужно принять, а санкции из-за этого вопроса, в конце концов, нужно отменить» [11]. Таким образом, в ходе избирательной кампании со всей очевидностью выявились достаточно существенные расхождения между ведущими партиями Австрии как по вопросам внутренней, так и внешней политики.

Лидер АПС Хайнц-Кристиан Штрахе на предвыборном плакате своей партии. Фото с facebook.com/HCStrache

В такой достаточно жаркой для Австрии политической атмосфере и проходили выборы 15 октября, результаты которых для многих оказались полной неожиданностью. Прежде всего, следует отметить, что довольно оживленная избирательная кампания способствовала достаточно высокой явке австрийцев на избирательные участки. Явка составила 80% от общего числа зарегистрированных избирателей, что на 5,1% превысило уровень явки на предыдущих выборах в 2013 году (напомним, что на выборах в Госдуму России в 2016 году явка составила 49,3%, и это по официальным данным…).  Безусловным триумфатором выборов оказалась АНП во главе с Себастьяном Курцем. Партия заняла первое место, получив 31,5% голосов избирателей и 62 места в Национальном совете [12] (на предыдущих выборах «народники» смогли получить только 24% голосов и 47 депутатских мест). Весьма успешно провела избирательную кампанию и АПС, за которую проголосовало 26% избирателей, что обеспечило ей 51 место в нижней палате (в 2013 году АПС получила только 20,5% голосов и 49 мест в парламенте). Конечно, Х.-К. Штрахе и его окружение рассчитывали на больший результат, поскольку весной их рейтинг превышал 30%, но тут на их беду возник «фактор Курца». Тем не менее, в целом АПС можно рассматривать в качестве одной из победительниц этих выборов. Социал-демократы и либералы из NEOS по результатам выборов, в целом, смогли сохранить свои позиции. За СДПА отдало свой голос 26,9% избирателей, что обеспечило им 52 места в парламенте. Столько же депутатов у партии было в предыдущем составе парламента. Либералы смогли получить 5,3% голосов избирателей и 10 мест в парламенте (в 2013 году результаты были почти идентичными: 5% голосов избирателей и 9 мандатов в Национальном совете). В нижнюю палату также смог прорваться «Список Петера Пильца», за который проголосовало 4,4% избирателей, что позволило ему получить 8 мест.

Ульрике Луначек, возглавлявшая предвыборный партийный список австрийских «зеленых», не смогла без слёз снести сокрушительное поражение своей партии. Фото с heute.at

Главным неудачником выборов, безусловно, стала партия «зеленых», которая потерпела полную политическую катастрофу, впервые с 1986 года не попав в Национальный совет, где до этого у неё было 24 места. На этот «Зеленые» смогли получить лишь 3,8% голосов и не преодолели 4-процнтный барьер. Ещё в начале года ничего не предвещало столь плачевного результата. Незадолго до этого Президентом Австрии стал пусть бывший, но все же лидер «зеленых» Александр Ван дер Беллен, а опросы показывали, что партию по-прежнему поддерживает примерно 12% избирателей. Однако 2017 год для экологистов стал весьма неудачным. Вначале, как уже было сказано выше, из партии ушла значительная часть молодых активистов, недовольных политикой партийного руководства. Затем, уже в ходе избирательной кампании партия потеряла своего лидера, которая решила уйти в частную жизнь. Наконец, последний удар по «зеленым» нанес Петер Пильц, который своими действиями фактически расколол партию. В этом смысле он сыграл роль своеобразного «политического Тараса Бульбы», поскольку, будучи одним из основателей партии, привел её к политическому краху. Причем, если бы «Зеленые» и П. Пильц пошли на выборы вместе, то они могли бы получить 8,2% голосов избирателей и, конечно, имели бы более влиятельную фракцию в парламенте по сравнению с тем, что сейчас собой представляет маленькая группа фанатов Пильца. В данной же ситуации говорить о политических перспективах австрийских «зеленых» не берется ни один из экспертов.

Исходя из результатов выборов, было совершенно ясно, что правительство будет формировать АНП в коалиции либо с СДПА, либо с АПС, при этом лидеры социал-демократов не питали иллюзий в отношении коалиции с «народниками» после «скандала с веб-сайтами». Как ни странно, у СДПА и даже у некоторых экспертов были определенные надежды на коалицию с Австрийской партией свободы [13]. Однако, этим надеждам не суждено было оправдаться. События стали развиваться по ожидаемому сценарию. Уже 25 октября АНП и АПС начали переговоры о создании коалиции, которые продолжались 54 дня. 18 декабря 2017 года во дворце Хофбург президент Австрии привёл к присяге 31-летнего Себастьяна Курца на пост федерального канцлера. Во вновь сформированном коалиционном правительстве Австрии, состоящем из 14-ти членов, 8 министерских кресел заняли представители АНП, 6 – представители АПС [14].

Федеральный президент Австрии Александр Ван дер Беллен (слева) во время приведения к присяге правительства Себастьяна Курца. Дворец Хофбург, Вена, 18 декабря 2017 года. Фото: Robert Jäger / APA

На что же нам указывают результаты прошедших 15 октября 2017 года выборов в Австрии? Прежде всего, они выявили устойчивый запрос избирателей на новых лидеров и свежие политические силы. Казалось бы, АНП является традиционной для Австрии партией, однако, совершенно очевидно, что АНП во главе с Себастьяном Курцем во главе и АНП до его прихода – суть практически две разные партии. Другой, связанной с первой, тенденцией является существенное ослабление позиций традиционных (в первую очередь, левых) партий, которые многие годы царили на австрийском политическом Олимпе. Следующей и, что весьма вероятно, долгосрочной тенденцией является смена актуальной политической повестки дня. В сегодняшней Австрии на первое место вышли проблема неконтролируемой миграции и напрямую связанная с ней проблема общественной безопасности. В сознании австрийского избирателя всё глубже укореняется мысль, что южные рубежи должны быть «на замке». Именно поэтому в прошедших выборах победили партии, которые это уловили и усвоили (АНП и АПС). Миграционная ситуация ведёт к тому, что даже те партии, которые раньше выступали за относительно мягкую миграционную политику, под воздействием перемен начинают ужесточать свою риторику в этом вопросе. Выборы также показали, что рост популистских настроений, ставший общеевропейской тенденцией, в полной мере свойственен и современной Австрии. Триумф АПС и «новой» АНП на выборах показал, что сегодня именно партии такого типа являются наиболее востребованными в обществе. Одновременно высветилась и ещё одна политическая тенденция – упадок левых партий. В Австрии его выражением стала катастрофа местных «зеленых», которые после 31 года пребывания в Национальном совете впервые оказались за его пределами (если не считать «новых зеленых» Петера Пильца). Очевидно, что левым партиям стоит задуматься над корректировкой своей  идеологии, основанной сегодня, в основном, на поддержке разного рода меньшинств и мигрантов, а также на максимальном распространении ценностей мультикультурализма и толерантности.

Предвыборная демонстрация левых сил под лозунгом «Нацисты, вон из парламента!». Вена, 13 октября 2017 года. Фото с socialistworker.co.uk

Ещё одной тенденцией является существенный рост уровня скептицизма в отношении руководства Евросоюза, при этом в Австрии практически нет политических сил, которые бы прямо выступали за выход из ЕС. У рядовых избирателей всё большее раздражение вызывает постоянное давление евробюрократии на правительства отдельных стран, особенно ярко проявившееся в истории с квотами для мигрантов. Исходя из этого, победу одержали силы, настроенные «пожестче» разговаривать с Брюсселем. Сюда же можно отнести и недовольство ограничениями, которые ЕС устанавливает для отдельных стран в сфере внешней политики. В том числе речь идет и о позиции ЕС в отношении России. Выборы показали, что избиратели поддерживают партии, скептически воспринимающие политику жестких санкций против России и стремящиеся к диалогу с нашей страной.

  1. Трухачёв В. Итоги выборов в Австрии: вызов для Германии и ЕС // Вся правда (allpravda.info), 16 октября 2017
  2. Водяницкая Е. А. Новые формы голосования в Австрии // Право и управление. XXI век. №1 (26)/2013. С. 22–27
  3. Austrian chancellor tries to keep coalition alive after ally quits // REUTERS (www.reuters.com), May 10, 2017
  4. Макаренко Г. Курц наш: почему итоги выборов в Австрии на руку России // РБК (www.rbc.ru), 16 ОКТ 2017
  5. Austrian Social Democrats drop ban on coalitions with far right // REUTERS (www.reuters.com), June 14, 2017
  6. Kroet C. Austrian Social Democrats drop adviser over money-laundering probe // POLITICO (www.politico.eu), 8/14/17
  7. Oltermann Ph. Negative campaign sites scandal shakes up Austrian election race // The Guardian (www.theguardian.com), 5 Oct 2017
  8. Mischke J. Legal writs fly as Austria’s Facebook scandal deepens // POLITICO (www.politico.eu), 10/6/17
  9. В Австрии вступил в силу запрет на ношение никаба и бурки в общественных местах // RT на русском (russian.rt.com), 1 октября 2017
  10. Макаренко Г. Европейские эксперты оценили подверженность стран ЕС «влиянию России» // РБК (www.rbc.ru), 14 ИЮЛ 2017
  11. Бовдунов А. Правый поворот: кто победит на парламентских выборах в Австрии // RT на русском (russian.rt.com), 15 октября 2017
  12. Nationalratswahl 2017 // BM.I Bundesministerium für Inneres 2017 (wahl17.bmi.gv.at)
  13. Бушуев М. Выборы в Австрии: все, что нужно знать // Deutsche Welle (www.dw.com), 15.10.2017
  14. Себастьян Курц возглавил новое правительство Австрии // ТАСС: информационное агентство России, 18 декабря 2017

Фото в начале статьи: Heinz-Peter Bader / Reuters

Оставьте комментарий