«Сумерки Меркель» или с чем пришла в бундестаг «Альтернатива для Германии»

«Сумерки Меркель» или с чем пришла в бундестаг «Альтернатива для Германии»

coat_of_arms_of_germany-svg24 сентября 2017 года прошли очередные выборы в германский парламент (бундестаг), кардинально изменившие его традиционный партийный состав. Третьей парламентской силой стала «Альтернатива для Германии», придерживающаяся крайне консервативных взглядов, что дало повод либералам и левым политикам заявлять о прорыве в бундестаг «нацистов». Это же поставило под вопрос создание коалиции парламентского большинства, способного сформировать новое правительство ФРГ.

Прошедшие выборы в бундестаг ФРГ должны были показать, кто будет в дальнейшем управлять страной, являющейся безусловным лидером Европейского Союза и «локомотивом европейской экономики». (Забегая вперед, отметим, что особой определенности в этом вопросе выборы не принесли). Следует сказать, что, несмотря на возникшие в последнее время проблемы, например, проблему массовой миграции, выборы прошли в относительно спокойной обстановке. Начиная с 2013 года страной управляла так называемая «большая коалиция» включавшая две крупнейшие политические силы страны – консервативный блок (в который входят Христианско-демократический союз (ХДС, CDU) и Христианско-социальный союз (ХСС, CSU)) и Социал-демократическая партия Германии (СДПГ, SPD) [1]. По мнению экспертов, итоги правления данной коалиции, в целом, можно считать позитивными. Германская экономика стабильно находилась в фазе экономического роста, снижалась безработица (она в Германии сейчас почти в 3 раза меньше, чем в соседней Франции), страна оставалась безусловным лидером объединенной Европы. Именно поэтому в победе коалиции ХДС/ХСС и продолжении правления Ангелы Меркель особо никто не сомневался. Единственным, что частично пошатнуло позиции А. Меркель, стал миграционный кризис, развернувшийся в Европе с 2015 года и существенно затронувший Германию. И если бы выборы проходили в начале 2016 года, победа ХДС/ХСС была бы не столь очевидной. Однако за последнее время правительству А. Меркель удалось хотя бы частично смягчить ситуацию в сфере миграции, что укрепило лидерство крупнейших партий в опросах общественного мнения. Именно в силу перечисленных факторов избирательная кампания в Германии проходила достаточно вяло, а результат выборов не вызывал ни у кого особых сомнений. Однако вначале следует сказать несколько слов о правилах, по которым проводятся выборы в бундестаг.

Предвыборные плакаты членов предыдущей «большой коалиции» – СДПГ (Мартин Шульц) и ХДС (Ангела Меркель). Фото: Martin Meissner / AP

Система выборов в бундестаг может быть названа смешанной, при этом она, естественно, обладает некоторыми «национальными» особенностями. Половина депутатов бундестага избирается в одномандатных избирательных округах, на которые делится территория Германии, по мажоритарной системе относительного большинства в один тур. Вторая часть депутатов избирается по пропорциональной системе, то есть, по партийным избирательным спискам. В отличие от России, где голосование за партийные списки проходит в рамках единого избирательного округа, включающего всю территорию страны, в ФРГ политические партии в ходе избирательной кампании соревнуются в рамках отдельных земель – субъектов федерации. Места в бундестаге получают только те партии, которые получили как минимум 5% голосов избирателей страны, в противном случае в парламент они не попадают. Однако из этого правила есть два исключения. Во-первых, партия, получившая меньше 5% голосов может пройти в парламент, если её кандидаты победили хотя бы в 3 одномандатных округах. Во-вторых, правило 5% не распространяется на партии национальных меньшинств – датчан, лужицких сербов, фризов (национальная политкорректность, похоже, родилась в послевоенной Германии). При этом, если какая-либо партия получит в одномандатных округах больше мест, чем по пропорциональному принципу, то другие партии получают дополнительные, так называемые «компенсационные места» [2]. В результате появления таких мест численность депутатов бундестага является «плавающей». Так, состав бундестага, сформированный по итогам выборов 2013 года, насчитывал 631 депутата, а по итогам выборов 2017 года депутатские мандаты получат уже 709 человек.

Старые союзники Ангела Меркель, лидер ХДС, и Хорст Зеехофер, председатель ХСС, представляют совместную предвыборную программу. Фото: Picture Alliance

В целом до участия в выборах 2017 года были допущены 38 партий [3]. Следует отметить особенность участия в выборах блока ХДС/ХСС, который представляет собой союз двух формально независимых партий. При этом ХДС выдвигает кандидатов во всех федеральных землях кроме Баварии, а ХСС, соответственно, имеет право выдвигать кандидатов только в Баварии, являясь, фактически региональной партией. В течение всей предвыборной кампании все социологические опросы предсказывали уверенную победу ХДС/ХСС. Иногда рейтинг СДПГ приближался к показателям консерваторов, но потом вновь снижался [4]. В ходе выборов состоялись телевизионные дебаты, которые показали, что ведущим партиям даже не удается о чём-либо поспорить друг с другом. И это понятно. Поскольку ХДС/ХСС и СДПГ входили в состав коалиционного правительства, попытки лидера социал-демократов Мартина Шульца, критиковать Ангелу Меркель вызывали смех даже у ведущих. Единственной политической силой, которая использовала потенциал дебатов, выступая предельно жестко, была относительно новая для немецкой политической сцены партия «Альтернатива для Германии» (АдГ, AfD), о которой мы поговорим чуть ниже. Её представители активно критиковали деятельность правительства А. Меркель, особенно в сфере миграции.

Митинг сторонников «Альтернативы для Германии». Фото с crimethinc.com.

Именно в такой довольно тихой и спокойной атмосфере и состоялись выборы 24 сентября. Тем не менее, несмотря на всю вялость избирательной кампании, явка избирателей оказалась достаточно высокой и составила 76,2% голосов, что оказалось на 4,7% выше, чем на предыдущих выборах 2013 года. (Для сравнения, в России на думских выборах в 2016 году проголосовало меньше половины зарегистрированных избирателей…). Однако столь спокойное течение немецкой политической жизни оказалось в значительной степени обманчивым. Результаты выборов удивили многих наблюдателей, преподнеся сразу несколько политических сюрпризов. Прежде всего, как и ожидалось, победу на выборах одержал блок ХДС/ХСС, что сделало неминуемым четвертое канцлерство Ангелы Меркель. Но эту победу без сомнения можно назвать пирровой. За консерваторов проголосовало лишь 32,9% избирателей, что на 8,6% меньше, чем в 2013 году. Этот результат стал худшим для коалиции ХДС/ХСС с 1949 года (!), когда состоялись первые парламентские выборы в истории ФРГ. Исходя из этого, стало ясно, что в новом составе правительства позиции А. Меркель станут значительно слабее и её решения в значительно большей степени будут зависеть от партнеров по коалиции.

Ангела Меркель на избирательном участке 24 сентября 2017 г. Фото: Kai Pfaffenbach / Reuters

Не лучше дела сложились и у традиционно главных оппонентов ХДС/ХСС социал-демократов – за СДПГ отдали голоса лишь 20,5% избирателей, что на 5,2% меньше, чем 4 года назад. Данный результат стал однозначно худшим результатом СДПГ за всю историю ФРГ. В итоге, две ведущие политические силы страны, за которые в 70-80 годы в совокупности голосовало более 80% избирателей, теперь вместе смогли набрать чуть больше половины голосов. Практически все наблюдатели сочли это показателем определенного кризиса традиционной партийной системы и разочарования избирателей в ставших похожими друг на друга, как «сиамские близнецы», консерваторах и социал-демократах. Практически те же результаты, что и в 2013 году, показали две левые партии – «Союз 90 / Зелёные» (нем. Bündnis 90 / Die Grünen) и «Левая» (нем. Die Linke). За «зеленых» проголосовали 8,9% избирателей (в 2013 году – 8,4%), за «Левую» – 9,2% (в 2013 году – 8,6%). Таким образом, на левом фланге политического спектра Германии всё осталось практически без изменений.

Сопредседатель партии «Союз 90 / Зелёные» Джем Оздемир (в центре) настраивается на предвыборную борьбу. Бохум, Рехенер-Парк, 19 августа 2017 г. Фото: Ingo Otto / FUNKE Foto Services

Главными же триумфаторами прошедших выборов стали «Альтернатива для Германии» и Свободная демократическая партия (СвДП, FDP). АдГ совершила настоящий «прорыв в бундестаг», получив поддержку 12,6% избирателей, что позволило ей занять 3 место на выборах. Партия почти в три раза превзошла свой результат 2013 года, когда её поддержало только 4,7% избирателей, что не позволило ей тогда пройти в парламент. Достаточно впечатляющим оказался и результат «свободных демократов». В 2013 году партия сенсационно получила только 4,8% голосов и вынуждена была покинуть бундестаг впервые в своей истории. Теперь же, ведомые своим лидером Кристианом Линднером, свободные демократы вернулись в бундестаг, получив 10,7% голосов избирателей, заняв 4 место. Таким образом, в составе бундестага теперь будут представлены 7 партий (в прошлом составе их было 5) [5].

Импозантный лидер «свободных демократов» Кристиан Линднер, фактически похоронивший в ноябре 2017 г. надежды Ангелы Меркель на формирование нового «правительства большинства». Фото: Hans Christian Plambeck / laif

Сразу после выборов в центре политических дискуссий оказались две темы: каким будет партийный состав правительства и какими будут последствия прохождения в парламент правопопулистской АдГ. О возможном составе будущего немецкого правительства мы поговорим чуть позже, а сейчас разговор пойдет о главном событии, связанном с выборами – прохождении в Бундестаг АдГ. Прямо надо сказать, подобной истерики на Западе не наблюдалось давно. Несмотря на то, что партия заняла только 3 место на выборах, СМИ начали рассказывать о возвращении «эры нацизма» в Германии. Лидер СДПГ и министр иностранных дел в Германии Зигмар Габриэль открыто заявил, что в парламенте впервые с 1945 года оказались нацисты [6]. В крупных городах Германии в ночь выборов прошли демонстрации людей, возмущенных «победой нацистов» (хорошо ещё, что из-за возмущения происками нацистов протестующие не сожгли пару сотен машин, как это принято во Франции).

 

Депутат от АдГ Бернд Бауманн на открытии первой сессии бундестага заявил, что нарушение традиционных правил выбора старейшего депутата (который оказался в рядах АдГ), совершённое накануне, последний раз производилось в 1933 году по инициативе Германа Геринга для отстранения от председательствования Клары Цеткин [16]. Фото: DPA

Думается, стоит сказать пару слов о том, что собой представляет современный немецкий «нацизм». Начнем с политической повестки дня, основываясь на положениях самой партийной программы АдГ. Прежде всего, партия выступает за ограничение власти органов Евросоюза и возвращение «Европы Отечеств» (за это, кстати, в своё время активно выступал Шарль де Голль, вероятно, латентный нацист). Таким образом, АдГ, рассматривает ЕС лишь как экономический, а отнюдь не политический союз, в который он по сути превратился за последние 20 лет. АдГ предлагает активно использовать институт референдумов для решения политических вопросов по примеру Швейцарии и ввести прямые выборы президента ФРГ. (Занятно, что автор этих строк недавно дискутировал с модераторами сайта swiss.info, которые доказывали, что швейцарские референдумы правильные, а идеи АдГ ввести тоже самое в Германии – неправильные, потому что исходят от нацистов). Партия также выступает за ограничение сроков пребывания политиков на своих должностях. Депутатов предлагается переизбирать не более 4 сроков подряд, а пребывание в должности канцлера предлагается ограничить двумя сроками. АдГ выступает за пересмотр принципов участия Германии в ЕС. Партия не считает нужным спасать «кризисные страны» ЕС, поскольку это никак не соответствует интересам ФРГ. Партия также выступает против попыток Европейского Центрального Банка (ЕЦБ) ограничить хождение наличной валюты. (Ну, тут нацизм прямо вылез из подвала). АдГ не приемлет идеи списания долгов стран-участниц ЕС и выступает против введения общих еврооблигаций, явно невыгодных Германии. Не смотря на то, что АдГ поддерживает идеи «экономической санации» еврозоны, в случае неосуществления необходимых мер партия не исключает возможности восстановления собственной немецкой валюты – немецкой марки. В то же время следует отметить, что, в отличие от французского «Национального фронта», АдГ вообще не ставит в свою повестку вопрос выхода Германии из Евросоюза.

Предвыборный плакат АдГ: «Бурка?» Я предпочитаю бургундское. Верь в себя, Германия! (слово бурка здесь синоним паранджи)

В сфере внешней политики позиции АдГ также довольно близки позициям других партий, особенно ХДС/ХСС и «свободным демократам». Партия говорит о приверженности принципам ООН и международного права и выступает против участия Германии в каких-либо международных конфликтах. К особенностям внешнеполитической части программы АдГ можно отнести требования исключить Турцию из НАТО и прекратить всякие переговоры о её вступлении в ЕС, восстановить пограничный контроль и предоставить Германии статус постоянного члена в Совете Безопасности ООН. Особо следует сказать о том, как АдГ видится развитие отношений между Германией и Россией. АдГ оказалась единственной партией, которая выступила за полную отмену санкций против нашей страны. За это её тут же обвинили в том, что она чуть ли не является «слугой Кремля». Однако эта тема не получила особого развития ввиду полного отсутствия доказательств связей АдГ с российским руководством. (Правда, следует признать, что во время избирательной кампании российские государственные телевизионные каналы в целом поддерживали АдГ, однако, это вряд ли можно считать подтверждением какого-либо политического сотрудничества на высшем уровне).

Будущий первый в истории председатель фракции АдГ в бундестаге Алис Вайдель во время предвыборной кампании. Пфорцхайм, 6 сентября 2017 г. Фото: Thomas Lohnes/Getty Images

В сфере экономики и социальной политики программа АдГ почти неотличима от программы ХДС/ХСС. Как и они, партия выступает за снижение налогов, развитие предпринимательской инициативы, сохранение основ социального государства на основе рыночных принципов. При этом левая пресса постоянно упрекает АдГ в поддержке так называемого «дикого капитализма». В социальной сфере (медицина, образование) позиции партии также во многом перекликаются с позициями её оппонентов. АдГ также выступает за повышение уровня финансирования этих секторов, развитие новых медицинских и образовательных технологий и т. д. Однако в этом разделе уже появляются некоторые тревожные «нацистские» нотки. Так, например, партия выступает за то, чтобы врачами в Германии работали либо лица, получившие медицинское образование в Германии, либо врачи-иностранцы, хорошо знающие немецкий язык. (Само собой, такие требования не могут быть поддержаны прогрессивно настроенными людьми доброй воли). Ещё более угрожающие идеи АдГ планирует реализовывать в сфере образования. В частности, четко заявляется о том, что языком обучения в школах и вузах должен быть немецкий язык (это уже, извините, ни к какие ворота… гитлеризм в своём классическом воплощении). Партия выступает за соблюдение принципов свободы преподавания и прекращения навязывания идеологии политкорректности. Наконец, партия требует отменить преподавание основ ислама в государственных школах (ну, после этого становится совершенно ясно, что «коричневая чума» вновь распростёрла свои крыла над несчастной Германией) [7].

Предвыборный плакат АдГ: «Прекрасное многообразие?» У нас уже есть. Верь в себя, Германия!

Однако, если в социальной сфере позиции АдГ во многом совпадают с позицией других партий, то в отношении политики в сфере экологии партия исповедует совершенно оригинальные идеи. Прежде всего, АдГ официально заявляет, что не верит в ничем не подтвержденную концепцию глобального потепления. И здесь проходит прямо-таки идеологическая граница. Все современные левые, центристские и даже многие правые партии верят в эту теорию больше, чем большевики в идею коммунизма. Для них «антропогенность» и неизбежность глобального потепления – это символ веры. (Даже если данная теория не подтверждается фактами). Уже с этой точки зрения АдГ находится за пределами «нормального» немецкого политического спектра, который просто переполнен сторонниками «экофундаментализма». Популисты при этом идут ещё дальше. Они совершенно не склонны закрывать атомные электростанции, а также отказываться от использования газа и угля для выработки электроэнергии (в России им пожали бы руку…). Но и на этом «экологические нацисты» из АдГ не остановились. Они, оказывается, весьма скептически относятся и к альтернативной энергетике (солнечной и особенно ветряной) и, страшно сказать, требуют, чтобы её развитие происходило на рыночной основе, а не за счёт огромных дотаций государства. Более того, АдГ выступает против запрета производства машин с дизельными двигателями и за то, чтобы электромобили конкурировали на рынке с другими машинами на равных основаниях без привлечения каких-либо государственных субсидий. Совершенно очевидно, что осуществление такой программы приведет к тому, что немцы не смогут попасть в дивный новый мир, где будут только электромобили и велосипеды, а энергия будет вырабатываться только солнечными батареями и ветряками. (Можно себе представить какую ненависть такая программа вызвала у продвинутых «зеленых») [7].

Предвыборный плакат АдГ: «Новые немцы?» Мы делаем их сами. Верь в себя, Германия!

В сфере внутренней безопасности позиции АдГ также кардинально отличаются от позиций других партий. Прежде всего, это единственная партия, которая прямо говорит о проблеме этнической преступности, в том числе в среде иммигрантов. Предлагается ввести принудительную высылку иностранцев даже в случае совершения ими незначительного преступления и даже если они приехали «по приглашению фрау Меркель». Также предлагается лишать гражданства лиц, получивших его в результате натурализации, если они совершили преступления в течение 10 лет после натурализации, связаны с террористическими организациями или с организованной преступностью. (При этом в программе партии четко указано, что большинство организованных преступных группировок создано по этническому принципу) [7].

Сирийские мигранты с предвыборными плакатами Ангелы Меркель. Фото: Reinhard Krause / Reuters

Ещё более «ужасающими» выглядят предложения АдГ в сфере семейной политики. Прежде всего, партия указывает на то, что поддержка семьи является важнейшим приоритетом политики государства. Также говорится, что партия будет стремиться поддерживать неполные семьи, но при этом ни в коем случае не будет финансировать организации, которые исповедуют идеологию «нормальности» неполных семей. Предлагаются и меры по защите прав отцов, а также введение пособий по уходу за ребенком в возрасте до 3 лет в размере, сопоставимом с зарплатой. Дальше ещё страшнее. Партия, в целом, негативно относится к абортам и отказывается считать право женщины на аборт одним из прав человека. В то же время АдГ не выступает за полный запрет абортов, признавая их неизбежность в определенных случаях. Последнее, однако, это не спасло партию от шквала ненависти со стороны феминистских организаций, обвинивших АдГ в «нацистском отношении к женщинам» на том лишь основании, что в Третьем рейхе аборты были запрещены законом. Дальше больше. АдГ выступает за традиционную модель семьи, элементами которой являются отец, мать и дети. Такая постановка вопроса совершенно исключает возможность признания столь модных сегодня однополых браков (одно слово, нацисты). Показательно, что с такой позицией партия осталась практически в одиночестве на политической сцене Германии. Совсем незадолго до выборов бундестаг триумфально проголосовал за закон, легализующий гей-браки. При этом данный закон не был бы принят, если бы за него не проголосовала хотя бы часть депутатов от партий именующих себя христианскими (ХДС и ХСС). И эта часть нашлась. Сама Ангела Меркель заявила, что не голосовала за закон, но это выглядело уж очень лицемерно.  Естественно, что в таких условиях АдГ со своей позицией со всего размаху угодила в нишу «гомофобов», готовых чуть ли не сажать представителей секс-меньшинств в концлагеря. (И это при том, что один из лидеров партии Алис Вайдель является открытой лесбиянкой) [8]. Наконец, АдГ отказывается признавать так называемые гендерные исследования, отрицающие наличие естественных половых различий и вообще отрицающие пол как таковой. Партия исходит из того, что подобные изыскания вообще не являются наукой и не должны поощряться государством. Тут, конечно, взорвались феминистки, вся левоориентированная университетская общественность, а также трансгендеры, ощутившие угрозу нарушения их прав как особой «половой группы».

Раскол в АдГ: лидер «Альтернативы для Германии» д-р Фрауке Петри (слева) на пресс-конференции партии через день после выборов заявила о своём отказе войти в состав фракции АдГ в бундестаге. Алис Вайдель (справа), вскоре возглавившая парламентскую фракцию АдГ, потребовала её отставки, после чего Фрауке Петри вышла из партии. Фото: Wolfgang Rattay / Reuters

Ну и наконец, о том разделе программы, который, по мнению немецких либералов и левых, явно свидетельствует, что члены АдГ являются «духовными детьми» Адольфа Гитлера. Речь конечно же идет о проблеме массовой иммиграции. Бурю негодования в германском обществе вызвала уже общая формулировка цели АдГ в этом вопросе: партия хочет оставить потомкам Германию, которая по-прежнему была бы немецкой (такого, по мнению левых и либералов, судя по всему, допускать нельзя). Для достижения этой, на первый взгляд, безобидной цели предлагается закрыть границы и не принимать новых мигрантов, как минимум, несколько лет. Поощрять предлагается только иммиграцию квалифицированных специалистов. Кроме того, партия выступает за прекращение приёма плывущих в Европу африканских нелегалов и размещения их в лагерях европейских стран – АдГ предлагает принудительно возвращать их в Африку. АдГ выступает категорически против политики воссоединения иностранных семей, которая и создала нынешнюю проблему иммигрантов в Европе. Конечно прекрасно, когда разделённые африканские и ближневосточные семьи воссоединяются, однако непонятно, почему они должны делать это именно в Европе, а не на своей исторической родине? На этом ложном гуманизме «погорели» практически все европейские страны. АдГ же фактически предлагает заимствовать трудовую модель Объединённых Арабских Эмиратов. В ОАЭ большинство населения составляют трудовые мигранты, заключающие трудовые контракты сроком на 5 лет. Этот срок может быть продлен только ещё на 5 лет. Мигранты не могут покупать недвижимость в ОАЭ и ввозить в эмираты свои семьи. Общаться с родными они могут в период отпуска. И это всё. Хотите больше общения? До свидания. Именно поэтому в ОАЭ вообще отсутствует проблема мигрантских общин. А вот в странах Европы эта проблема не просто есть, она разрослась до масштабов национального бедствия. И АдГ хотела бы хотя бы её уменьшить. Кроме того, партия выступает против двойного гражданства и против принципа, согласно которому все родившиеся в Германии, независимо от происхождения, получают немецкое гражданство («право земли»). Ну и наконец, АдГ не признает ислам частью немецкой идентичности (ну тут даже Геббельс открыл бы рот, поражённый глубиной цинизма). После утверждения данного тезиса программой партии в Германии начался настоящий шабаш. Партию обвинили в «исламофобии» и, естественно, в «нацизме». Все немецкие партии наперебой стали утверждать, что ислам является составной частью немецкой культуры, без которой её просто невозможно представить. Масла в огонь подливали предвыборные плакаты АдГ, на одном из которых красовалась старая русская мудрость «Незваный гость хуже татарина» [9].

Один из митингов противников исламизации Европы. Фото с mvslim.com.

Завершая краткое рассмотрение идейных установок АдГ, хочется спросить: где же нацизм? Если взять в качестве примера лидеров ХДС/ХСС 80-х годов прошлого века, таких как Гельмут Коль или Франц-Йозеф Штраус, то какие бы у них были возражения против программы АдГ? Выступали бы они за отказ от угля и АЭС, за массовый прием мигрантов, однополые браки и признание исламских ценностей в качестве полноценно немецких? В этом стоит серьёзно усомниться. Проблема здесь в другом и об этом мы говорили в наших предыдущих статьях: за последние 30-35 лет западная политическая элита вследствие разных причин сильно сдвинулась влево. В результате люди, защищающие традиционные консервативные ценности, стали восприниматься не в качестве консерваторов, а уже в качестве реакционеров и даже «фашистов». Массовое «левое мракобесие» в Западной Европе достигло таких размеров, что придерживаться консервативных взглядов здесь уже не только неприлично, но и опасно. Именно в этой эволюции «полевения» и находятся причины того, что значительная часть «просвещенного общества» воспринимает АдГ в качестве нацистов, каковыми они очевидно не являются.

Рабочие увозят предвыборный плакат ХДС после выборов. Берлин, 25 сентября 2017 г. Фото: Christian Mang / Reuters

Как уже говорилось выше, прорыв в германский парламент «нацистов» не стал единственной проблемой, которую породили выборы в бундестаг. Следующей проблемой стало формирование новой правительственной коалиции. Прежде всего, для всех было очевидно, что новую коалицию будет формировать ХДС/ХСС во главе с А. Меркель. Несмотря на то, что победа блока стала не столь убедительной, формирование нового правительства без его участия по-прежнему невозможно. Вторым следствием выборов стало то, что потерпев фактическое поражение, СДПГ решила уйти в оппозицию. Это положило конец существованию «большой коалиции» [10]. (Интересно отметить, что после поражения своей партии на выборах Мартин Шульц, в отличие от всех своих предшественников, не ушел в отставку, а продолжил комфортно занимать кресло лидера партии). Также было понятно, что совершенно исключено участие в формировании правительства «нацистов» из АдГ. Исключено было и участие в коалиции левых, против чего жестко выступила Ангела Меркель. В результате, на горизонте замаячила перспектива формирования весьма специфической коалиции, включающей ХДС/ХСС, «свободных демократов» и «зеленых». Остроумные германцы назвали этот пёстрый альянс «Ямайской коалицией» по партийным цветам, которые в совокупности напоминают жёлто-чёрно-зелёный флаг Ямайки. Данная коалиция, надо сказать, представляет собой довольно необычное явление. ХДС/ХСС, несмотря на некоторое смещение к центру, является всё-таки правой политической силой (особенно ХСС). «Свободные демократы» – классическая центристская либеральная партия. «Зеленые», не смотря на то, что в последние годы они стали более умеренными, представляют собой левую политическую силу. Такого специфического «Змея Горыныча» в истории Германии ещё не было.

Ироничное изображение возможной «Ямайской коалиции». Слева направо: Кристиан Линднер (СвДП), Ангела Меркель (ХДС/ХСС), Джем Оздемир («Зеленые»). Фото: Getty Images, Photolibrary.

Как только начались переговоры о формировании правительства, выяснилось, что по многим вопросам между ними существуют очень серьезные противоречия. Особо хотелось бы отметить, что в переговорах участвуют не 3, а 4 партии. Да, ХДС и ХСС всегда выступают блоком, но по многим вопросам ХСС занимает значительно более консервативную позицию и это вынужден учитывать его старший партнер. Прежде всего, возникли противоречия по вопросу будущей миграционной политики. «Зеленые» готовы впустить в Германию всех, кто едет (сопредседателем партии, кстати, является этнический турок Джем Оздемир). «Свободные демократы» также выступают за свободный допуск всех, но при условии, что страны Магриба будут признаны безопасными, а выходцы из них, приезжающие в ФРГ, не будут признаваться беженцами. ХСС требует установить максимальный предел приема мигрантов в 200 тысяч человек в год, на что не согласны все остальные участники коалиции, включая ХДС. Напомним, что сама Ангела Меркель прославилась своим обращением к мигрантам во время миграционного кризиса со словами «Примем всех!» И очень многие поехали, что привело к резкому увеличению числа мигрантов в Германии. ХСС также выступает против двойного гражданства, которое поддерживается «зелеными» и «свободными демократами».

Карикатура на тему миграционной ситуации в Германии. Автор: А. Горбаруков / ИА REGNUM

Другим камнем преткновения ожидаемо стал вопрос экологии. «Зеленые» выступают за прекращение использования угля в качестве топлива и установление точного срока прекращения выпуска автомобилей с двигателем внутреннего сгорания, против чего выступают и ХДС. и ХСС [11]. Немало расхождений между партиями существует и в сфере внешней политики. ХДС/ХСС и «свободные демократы» выступают за увеличение военного бюджета до 2% от ВВП Германии, как того требуют решения НАТО. «Зеленые» же категорически против увеличения расходов на оборону. Ещё одним пунктом разногласий является вопрос о возможности использовании немецких вооруженных сил за рубежом. И здесь «зеленые» занимают непримиримую позицию, полностью исключая такую возможность. Кроме того, «зеленые» предлагают осуществлять поставки немецкого оружия в зоны военных конфликтов только с согласия Бундестага, с чем не хотят согласиться христианские демократы [12].

The coalition killer Кристиан Линднер заявляет о выходе «свободных демократов» из переговоров о формировании «Ямайской коалиции». 20 ноября 2017 г. Фото: B. von Jutrczenka / DPA

Не удалось добиться в ходе переговоров единства и по вопросу об основных ориентирах политики Германии в отношении Турции и России. Как известно, за последний год германо-турецкие отношения в силу разных причин практически достигли дна. В этих условиях А. Меркель выступает за ограничение сотрудничества с Турцией в некоторых сферах до тех пор, пока турецкие власти не осознают необходимость уважения прав человека. Ещё более жесткую позицию занимают «свободные демократы», требующие полного прекращения не только сотрудничества, но и переговоров о вступлении Турции в Евросоюз. Напротив, «зеленые» призывают «не захлопывать дверь перед Анкарой» (что не удивительно, исходя из происхождения одного из руководителей этой партии). Наконец, и на российском направлении у партий совершенно различное видение будущей политики. Если ХДС/ХСС выступает за продолжение санкционной политики в отношении России, а «зеленые» даже требуют ужесточения санкций, то позиция «свободных демократов» по этому вопросу явно не совпадает с потенциальными союзниками. Лидер партии К. Линднер наделал много шума во время избирательной кампании, когда предложил вынести вопрос Крыма «за скобки» двусторонних отношений и постепенно решать вопрос об отмене взаимных санкций. Понимая всю сложность предстоящих переговоров, Меркель первоначально рассчитывала создать «Ямайскую коалицию» до Рождества 2017 года [13].

Переговоры о формировании коалиции начались в середине октября и продвигались очень сложно. Тем не менее, все участники выражали уверенность в возможности создания дееспособного правительства. Всё, однако, закончилось уже 20 ноября 2017 года. После очередного раунда переговоров, продолжавшегося 12 часов, лидер СвДП Кристиан Линднер заявил, что противоречия между партиями по многим вопросам не удалось согласовать и его партия выходит из переговорного процесса. По выражению Линднера, «лучше вообще не управлять, чем управлять плохо» [14].  После этого гипотетическая «Ямайка» приказала долго жить.

«Сумерки Меркель» 20 ноября 2017 г. Фото: AP [M]

Выход «свободных демократов» из переговоров сделал невозможным создание коалиционного «правительства большинства». В этих условиях перед Ангелой Меркель замаячили три возможных варианта развития событий. Первый из них мог бы быть связан с возвратом к идее «большой коалиции» ХДС/ХСС и социал-демократов, однако СДПГ вновь категорически отвергла возможность вхождения в правительство. Второй вариант предполагает формирование «правительства меньшинства», которое, ожидаемо, будет весьма неустойчивым и серьёзно ослабит позиции Меркель внутри страны. Против этого варианта категорически против выступили «зеленые»,  попутно обвинив СвДП и лично Линднера в «политическом популизме» [15]. Естественно, создание «правительства меньшинства» не устраивает и саму Меркель, о чём она неоднократно публично заявляла. Наконец, третий вариант предусматривает проведение досрочных выборов, что, возможно, в нынешней ситуации является наиболее вероятным. Тем более, что в течение первых же суток после провала переговоров все (!) 7 партий, представленные теперь в бундестаге, сообщили о своей готовности к новым выборам. Проблема в том, что, скорее всего, в результате повторных выборов большинство из парламентских партий примерно сохранит уже имеющиеся позиции и количество мест в бундестаге. Единственные две силы, которые могут получить на новых выборах результат, существенно отличающийся от предыдущего, это социал-демократы (СДПГ) и «свободные демократы» (СвДП). Неизвестно, как избиратели СДПГ расценят принципиальный отказ своих лидеров от переговоров о формировании нового правительства. Поддержат ли они эту принципиальность или она вызовет у них отторжение. Та же ситуация со свободными демократами: будет ли их, опять же, принципиальный отказ от переговоров о создании правительства воспринят в качестве проявления политической искренности или избиратели сочтут, что именно Кристиан Линднер со своими коллегами вынудил их снова идти на избирательные участки. Уже ближайшие недели покажут, будем ли мы писать о весьма возможных на сегодня новых выборах в бундестаг.

  1. Die Große Koalition ist besiegelt // Zeit Online (www.zeit.de), 16. Dezember 2013
  2. Wahlsystem der Bundestagswahl 2017 // Wahlrecht.de, 22.09.2017
  3. Bundestagswahl 2017 – Zulassung der Landeslisten // Wahlrecht.de, 30.07.2017
  4. Wenn am nächsten Sonntag Bundestagswahl wäre … // Wahlrecht.de, 2017
  5. Bundestag election 2017: Distribution of seats // The Federal Returning Officer (www.bundeswahlleiter.de)
  6. Gathmann F., Weiland S. Gabriel gibt Merkel Mitschuld am Erfolg der AfD // Spiegel Online (www.spiegel.de), 14.09.2017
  7. Unser Grundsatzprogramm für Deutschland // Alternative für Deutschland (www.afd.de), 2017
  8. Woolsey B. Cosmopolitan Lesbian Turns Far-Right Agitator // Handelsblatt Global (global.handelsblatt.com), September 20, 2017
  9. В соцсетях возмутились плакатом «Альтернативы для Германии» о татарах // РИА Новости (ria.ru), 25.09.2017
  10. Donahue P., Jennen B., Buergin R. Merkel Chastised as Far-Right Surge Taints Fourth-Term Win // Bloomberg (www.bloomberg.com), 25.09.2017
  11. Жолквер Н. О чем спорят участники будущего правительства Германии? // Deutsche Welle (www.dw.com), 20.10.2017
  12. Крючков И., Братерский А. Коалицию Меркель расколол Крым // Газета.Ру (www.gazeta.ru), 20.11.2017
  13. Гончаренко Р. Почему после выборов в Германии не скоро будет новое правительство // Deutsche Welle (www.dw.com), 25.09.2017
  14. Гончаренко Р. Из-за кого провалились коалиционные переговоры в ФРГ: портрет Кристиана Линднера // Deutsche Welle (www.dw.com), 20.11.2017
  15. Демидова О. «Зеленые» исключают правительство меньшинства в ФРГ // Deutsche Welle (www.dw.com), 20.11.2017
  16. Новый Бундестаг: про Геринга и Клару Цеткин // Euronews (euronews.com), 24/10/2017

Оставить комментарий