Венесуэла: «Антиконституционная Ассамблея» как зеркало боливарианской революции

Этим летом дерзким экспериментом в области конституционного строительства порадовала Боливарианская Республика Венесуэла: 30 июля 2017 года состоялись выборы членов вновь учреждённой Конституционной Ассамблеи, которая теперь заявляет претензии на верховную власть в государстве.                                                                                           

< 06/10/2017 | Максим Желтов >

Формирование этого органа вызвало огромный резонанс практически во всем мире и особенно в странах Латинской Америки. Выборы проходили в условиях глубочайшего экономического и политического кризиса, продолжающегося в республике 3 последние года. Следует отметить, что не только правовая природа, но и сама структура Конституционной Ассамблеи совершенно необычны для современного конституционного права. Прошедшие выборы могут во многом предопределить радикальное изменение социально-политического курса развития Венесуэлы и повлечь серьезные международные последствия. Именно поэтому стоит уделить пристальное внимание прошедшему в этой стране голосованию.

Hasta siempre, Comandante! Прощание с лидером «боливарианской революции» Уго Чавесом, после смерти которого, совпавшей по времени с мировым падением цен на нефть, экономика Венесуэлы стремительно покатилась по наклонной. Гавана, 2013 год. Фото: veteranstoday.com

Весьма примечательна обстановка, в которой проводились эти выборы. На протяжении многих лет социально-политическое развитие Венесуэлы определялось самым харизматичным лидером Латинской Америки команданте Уго Чавесом, объявившим курс на построение в стране «боливарианского социализма». Именно по его инициативе в 1999 году была принята ныне действующая конституция, зафиксировавшая резкий поворот влево в венесуэльском конституционализме (т. н. «боливарианская революция»). В дальнейшем эта конституция стала образцом при принятии конституций в Боливии и Эквадоре. Можно даже сказать, что она стала одним из первых образцов новой ветви конституционализма, сочетающей традиционные конституционные ценности и новые подходы к правам человека, коренных народов и защите окружающей среды, характерные для современного левого движения.  Конституция 1999 года была принята на общенациональном референдуме, что отвечало установкам Уго Чавеса, всегда апеллировавшего к воле народа. В период правления Чавеса было реализовано большое количество социальных программ, позволивших к 2011 году почти вдвое снизить уровень бедности в Венесуэле [1], что обеспечило рост поддержки чавистского режима внутри страны. Однако достигнуто это было во многом благодаря существенному удорожанию нефти и, как следствие, увеличению доходов бюджета. В то же время, несмотря на постоянные разговоры о демократии, в период правления У. Чавеса наблюдалось постоянное давление на свободную прессу и оппозицию, которое, однако, не выходило за определенные рамки. В целом, можно утверждать, что социально-политическая ситуация в стране в период его правления была достаточно стабильной.

Николас Мадуро с чавистской конституцией 1999 года. Фото: Federico Parra / AFP

Однако уже в последние годы правления Уго Чавеса положение в стране стало меняться. Падение цен на нефть привело к экономическим проблемам, вызванным огромными социальными расходами государства, которые президент не хотел сокращать, боясь растерять свой электорат. Ситуация начала резко обостряться после неожиданной смерти Чавеса в 2013 году. На прошедших после этого выборах победил его преемник Николас Мадуро, получивший на выборах чуть более 50% голосов [2]. Уже тогда стали прослеживаться очертания надвигающегося политического кризиса. Лидер оппозиции Энрике Каприлес потребовал пересчета голосов, заявив о массовых нарушениях при проведении выборов, однако Национальный избирательный совет, отвечающий за проведение выборов, не выявил существенных нарушений в ходе голосования (следует отметить, что большинство членов совета были чавистами). Казалось бы, сторонники «боливарианского социализма» могли праздновать победу, но их радость продолжалась недолго.

Лидер оппозиции Энрике Каприлес во время одной из многих демонстраций, против которой Национальная гвардия Венесуэлы применила слезоточивый газ. Каракас, 18 апреля 2017 г. Фото: Ronaldo Schemidt / AFP

Уже в 2014 году в Венесуэле начались массовые протесты оппозиции, вызванные резким ухудшением социально-экономической ситуации в стране. Причинами этого стали резкое падение мировых цен на нефть и совершенно авантюрная экономическая политика нового президента Мадуро. В результате, уже на протяжении 3 лет в стране наблюдается катастрофический спад в экономике, гиперинфляция и рост безработицы. К этому добавились две проблемы, о которых в Венесуэле уже практически забыли. Во-первых, экономический кризис вызвал резкий рост преступности, особенно уличной. Венесуэла по показателям преступности вышла на одно из первых мест в мире. Во-вторых, в стране возник дефицит многих, особенно продовольственных, товаров, чего не было практически никогда. Полки венесуэльских магазинов стали напоминать полки советских магазинов в конце существования СССР. В стране появились продовольственные карточки и километровые очереди в магазины. Многие люди стали ходить за продуктами в соседнюю Колумбию или вообще пытаться покинуть страну. Чтобы продемонстрировать степень экономической катастрофы в Венесуэле можно привести статистику за 2016 год. Спад ВВП составил 7%, инфляция достигла 150% (!) [1]. Резко увеличился дефицит бюджета. вызванный массированной денежной эмиссией, существенно уменьшились золотовалютные запасы страны. Сам президент Н. Мадуро в этой ситуации показал себя достойным учеником Фиделя Кастро, объясняя происходящее враждебными происками буржуазии и заговором со стороны США.

Очередь за туалетной бумагой в магазинах Каракаса 17 мая 2013 года. Фото: Jorge Silva / Reuters

Именно на таком фоне в Венесуэле в 2015 году состоялись очередные выборы в парламент – Национальное Собрание. Триумфальную победу одержала объединенная оппозиция, получившая 2/3 депутатских мест. Николас Мадуро признал результаты выборов, но при этом объявил победу оппозиции «контрреволюционным переворотом» и заявил, что будет с ним бороться. Уже ближайшее будущее показало, что он не шутил. Главными союзниками президента Мадуро в этой борьбе стали Национальный избирательный совет и Верховный трибунал юстиции, который заблаговременно был укомплектован сторонниками Н. Мадуро. Практически сразу Мадуро начал управлять страной с помощью указов, издаваемых вопреки действующим законам. При этом президент пользовался полной поддержкой со стороны судей Верховного трибунала юстиции. Можно сказать, именно тогда начался ползучий государственный переворот, инициированный президентом Мадуро. На фоне всего этого при международном посредничестве неоднократно инициировались переговоры Н. Мадуро с оппозицией, которые ни к чему не приводили из-за абсолютно противоположных позиций сторон.

Разгон митинга оппозиции в Каракасе 5 апреля 2017 года. Фото: Carlos Garcia Rawlins / Reuters

В 2016 году оппозиция попыталась организовать проведение референдума об отзыве действующего президента, возможность чего предусмотрена действующей конституцией Венесуэлы. Было собрано необходимое число подписей, однако верный президенту Мадуро Национальный избирательный совет отказал в проведении референдума. После этого резко выросло число участников антиправительственных выступлений, а оппозиция потребовала досрочных выборов президента. Следующим этапом политического кризиса в Венесуэле стала революция в конституционном праве, совершенная судьями Верховного трибунала юстиции 29 марта 2017 года. К изумлению всего мира, Верховный трибунал заявил, что берет на себя все полномочия Национального Собрания и лишает депутатов парламентского иммунитета… Пожалуй, впервые в истории верховный суд решил своим же решением сделать себя ещё и парламентом. Эта смелая правовая новелла вызвала резкое осуждение как в самой Венесуэле, так и в соседних государствах. С осуждением этого акта выступила Организация американских государств (ОАГ). Не желая оставаться в полной изоляции, Николас Мадуро также осудил решение высшего судебного органа страны. В этой ситуации судьи Верховного трибунала уже 1 апреля (что весьма символично!) отменили собственное решение [3]. Таким образом, первая попытка захвата власти чавистами провалилась. Однако, именно она привела к тому, что массовые уличные протесты оппозиции стали практически ежедневными.

Акция оппозиции в центре Каракаса 8 апреля 2017 года. Фото: Carlos Becerra / AFP

В сложившихся условиях президент Мадуро решил сделать «ход конем» и 1 мая 2017 года своим указом объявил о назначении выборов в Конституционную Ассамблею, которая должна будет разработать новую конституцию страны [4]. Этот неординарный ход поразил не только большинство венесуэльцев, но и зарубежных экспертов. Даже многие сторонники Н. Мадуро оказались в большой растерянности, поскольку президент решил отказаться от конституции Уго Чавеса, внятно не объяснив насущной необходимости данного шага. Сам президент привёл весьма неубедительные доводы о том, что принятие новой конституции позволит преодолеть экономический и политический кризис в стране. Политический кризис, порождённый политикой президента Мадуро, ещё больше усугубился после созыва Конституционной Ассамблеи. Тезис же о том, что принятие новой конституции позволит преодолеть экономический кризис, вообще не выдерживает никакой критики. В мире неизвестны случаи, когда замена старой конституции на новую привела бы к резкому экономическому скачку. Руководство Венесуэлы официально поставило перед Конституционной Ассамблеей несколько целей: обеспечение мира и национального диалога; защита суверенитета и территориальной целостности государства; совершенствование национальной экономической системы для сокращения зависимости от экспорта нефти; закрепление в конституции «социалистических задач», стоящих перед государством, ради сохранения наследия Уго Чавеса; расширение полномочий судебной власти; закрепление в конституции новых форм партиципаторной демократии, таких как советы общин и советы трудящихся; подтверждение культурного многообразия Венесуэлы; конституционное закрепление прав молодежи; включение в новую конституцию положений о защите окружающей среды и сохранении биоразнообразия Венесуэлы [5].

Президент Мадуро демонстрирует только что подписанный им указ о созыве Конституционной Ассамблеи. 24 мая 2017 года. Фото: C. Barria / Reuters

Набор этих целей выглядит довольно надуманно, поскольку все они в значительной степени реализованы в конституции 1999 года. Реальной же целью созыва Конституционной Ассамблеи является желание подавить оппозицию и обеспечить сохранение Николасом Мадуро своего поста. Можно сказать, что созыв Конституционной Ассамблеи стал очередным этапом ползучего государственного переворота в Венесуэле. Прежде всего следует отметить, что назначение выборов в Конституционную Ассамблею указом президента прямо противоречит действующей конституции страны (в памяти сразу всплывают обстоятельства принятия действующей конституции России). Н. Мадуро в обоснование своих действий сослался на ст. 347 Конституции Венесуэлы, согласно которой глава государства может быть инициатором созыва такой ассамблеи. Однако при этом Мадуро почему-то забыл о ст. 348 Конституции, согласно которой эта инициатива президента должна быть одобрена народом на референдуме. Одно только несоблюдение данной нормы сделало предстоящие выборы неконституционными. Даже назначенная в свое время президентом Чавесом Генеральный прокурор страны Луиса Ортега Диас категорически осудила действия президента Мадуро и попыталась опротестовать их в Верховном трибунале юстиции (надо сказать, вскоре она за это круто поплатилась: Верховный трибунал своим постановлением отстранил её от должности, заблокировал её банковские счета и запретил покидать территорию Венесуэлы) [6].

Генеральный прокурор Венесуэлы Луиса Ортега Диас с конституцией 1999 года выступает против её отмены. Фото: Reuters

Как уже отмечалось выше, в ходе разразившегося политического кризиса Венесуэла превратилась в «страну конституционных чудес». Следующим чудом стало положение о порядке формирования Конституционной Ассамблеи. Перед изумленным миром предстал настоящий «конституционный гибрид», основанный на отказе от всеобщих выборов, принятых в подавляющем большинстве стран мира. Согласно положению, Ассамблея состоит из 545 членов, из которых 364 должны избираться муниципальными органами власти из числа выдвинувшихся кандидатов, а ещё 181 член должен быть избран отдельными социальными группами: 79 членов должны избрать профсоюзы, 24 – коммунальные советы, 24 – студенты, 8 – крестьяне, 8 – рыбаки, 5 – предприниматели, 28 – пенсионеры, 5 – инвалиды, ещё 8 должны были избираться индейскими племенами [7]. Многим на память пришел опыт формирования представительных органов в социалистических странах, основанный на системе распределения мест с учетом разнарядок по числу рабочих, крестьян, интеллигенции, женщин и т. д. Стали даже звучать утверждения, что Конституционная Ассамблея Венесуэлы будет новым изданием Верховного Совета СССР. Однако наличие разнарядок не отменяло действия в странах социалистического лагеря системы всеобщих и равных выборов, исключавшей выборы внутри отдельных корпораций. Здесь скорее на память приходит опыт фашистской Италии, франкистской Испании и салазаровской Португалии, прямо объявлявших себя корпоративными государствами и активно использовавших принцип корпоративизма в государственном строительстве. В современном же мире конституционные фантазии руководства Венесуэлы выглядят совершенным реликтом.

Уличные столкновения в Каракасе. Фото: Reuters

Что касается оппозиции, то она отвергла как саму идею выборов Конституционной Ассамблеи, так и порядок её формирования. Особое возмущение оппозиционных лидеров вызвала процедура выборов «муниципальных делегатов». Проблема в том, что действующие муниципальные органы власти были избраны еще в период президентства Уго Чавеса и именно чависты занимают в них большинство мест. Очередные муниципальные выборы должны были пройти в 2016 году, но их перенесли на конец 2017 года под предлогом того, что выборы нельзя будет провести в условиях экономического и политического кризиса. На самом деле перенос был обусловлен тем, что в условиях сверхнизкого рейтинга Н. Мадуро и его партии чависты основательно испугались вслед за утратой контроля над парламентом потерять власть ещё и на муниципальном уровне. Перенос местных выборов, конечно, сам по себе был незаконным, однако всё значение этого акта выявилось после объявления выборов в Конституционную Ассамблею. Фактически, верные президенту Мадуро, но уже утратившие всякую легитимность местные органы власти получили возможность формировать большинство состава Конституционной Ассамблеи. Оппозиция потребовала проведения досрочных муниципальных выборов, но, разумеется, получила отказ [8]. Кроме того, всеобщее возмущение вызвало заявление Н. Мадуро, что Ассамблея будет работать около 2-х лет, что, фактически, исключает проведение каких-либо выборов, в том числе выборов президента Венесуэлы, которые по плану должны были пройти в 2018 году [9]. Многие обозреватели заговорили о том, что Николас Мадуро хочет пойти по пути своего кумира Фиделя Кастро в вопросе пребывания у власти. Тем не менее, не смотря на массированную критику как самой идеи, так и порядка формирования Конституционной Ассамблеи Национальный избирательный совет ожидаемо одобрил проведение выборов, назначенных на 30 июля.

Баррикады оппозиции на улицах Каракаса. Фото: Ronaldo Schemidt / AFP

В конце концов, оппозиция приняла решение бойкотировать эти выборы. Вместо участия в легитимации власти Н. Мадуро, было решено провести 16 июля альтернативный выборам референдум, на который были вынесены 3 вопроса: 1) об отказе президенту в праве созывать Конституционную Ассамблею; 2) о призыве к армии соблюдать действующую конституцию и 3) о проведении досрочных выборов президента. Требования оппозиции поддержали 98% проголосовавших, что составляет примерно 37% всех избирателей страны (всего их 19,5 млн. человек) [10]. Для альтернативных голосований, которые и раньше имели место в мировой истории, данный результат является весьма впечатляющим. Естественно, Национальный избирательный совет заявил о незаконности и юридической ничтожности результатов альтернативного референдума. В глазах его членов только голосования, инициированные президентом Мадуро, обладают абсолютной легитимностью. В ходе избирательной кампании Н. Мадуро постоянно критиковал оппозицию, называя её представителей «террористами, контрреволюционерами и ставленниками США». Кроме того, на одном из последних предвыборных митингов 27 июля он обрушился на США, Колумбию и Мексику, обвинив их во вмешательстве во внутренние дела Венесуэлы. Особо впечатляет тот факт, что список «врагов Венесуэлы» постоянно увеличивается. США и Колумбия считаются чавистами врагами уже много лет, а вот Мексика стала новичком в этой компании.

Голосование на альтернативном референдуме, организованном оппозицией 16 июля 2017 года. Фото: AFP

Следует отметить, что подавляющее большинство венесуэльцев, несмотря на весь шквал проправительственной пропаганды, выступало против выборов в Конституционную Ассамблею. Опросы всех без исключения социологических служб свидетельствовали, что примерно 70-75% опрошенных выступают против проведения этих выборов и только 20-25% поддерживают предстоящее голосование [11]. Тем не менее, 30 июля, как и было установлено властями, началось голосование в Конституционную Ассамблею. Эти выборы показали, что Н. Мадуро освоил многие избирательные технологии, используемые в некоторых постсоветских странах и связанные с применением «административного ресурса» и давлением на избирателей. Перед выборами были даны прямые установки госслужащим, работникам бюджетной сферы и госпредприятий о том, что они обязаны принять участие в голосовании. В противном случае они будут уволены. Руководителям бюджетных организаций было поручено контролировать явку своих подчиненных также под угрозой увольнения [12]. Конечно, может возникнуть вопрос о том, как власти могут проконтролировать факт участия избирателя в голосовании, ведь это участие или неучастие защищено конституционным принципом о тайне голосования. Но тут следует упомянуть специфику Венесуэлы в данном вопросе, связанную со скандальным казусом «списка Таскона», о котором следует сказать отдельно. В 2003 году венесуэльская оппозиция инициировала проведение референдума об отзыве президента Уго Чавеса, поскольку возможность проведения такого референдума предусмотрена конституцией. В ходе подготовки к референдуму оппозиция собрала более 3 млн. подписей избирателей и представила их в Национальный избирательный совет. Однако, президент заявил, что многие подписи были фальсифицированы и потребовал опубликовать списки подписантов для проверки. Национальный избирательный совет ему отказал, однако в дело вмешался депутат от правящей партии Луис Таскон, который на своем сайте опубликовал 2 млн. 400 тысяч фамилий граждан, поддержавших оппозицию. После этого очень многие из этих граждан, занятые в госсекторе и особенно на госслужбе, были уволены [13]. Это скандальное дело стало даже предметом рассмотрения в Межамериканской комиссии по правам человека. Так что у венесуэльских избирателей были реальные основания для опасений в отношении возможных действий режима Н. Мадуро в отношении них.

Захват Национальной гвардией лидера оппозиции Леопольдо Лопеса. Каракас, 18 февраля 2014 года. Фото: Jorge Silva / Reuters

Но вернемся к дню голосования. Его начало было весьма символичным. Ранним утром 30 июля к содержащимся под домашним арестом лидерам оппозиции Леопольдо Лопесу и Андресу Ледесме явился военный конвой и вновь препроводил их в тюрьму. Это стало ещё одним ярким символом «демократии по Мадуро». Тем же утором в центре Каракаса началось строительство баррикад, и оппозиционеры стали собираться для проведения массовых акций протеста. Уже в полдень глава Национального избирательного совета и верная чавистка Тибисай Люсена отрапортовала, что более 99% венесуэльцев уже принимают участие в выборах [14] – показатель, возможный скорее для КНДР, но никак не для современной Венесуэлы. Что характерно, все наблюдатели при этом отметили, что участки для голосования практически повсеместно пусты. Ход голосования сопровождался столкновениями протестующих с полицией, в результате которых погибло не менее 10 человек, что дало комментаторам основания назвать эти события «выборами в крови».

Довольные проделанной работой президент Мадуро и председатель Национального избирательного совета Тибисай Люсена демонстрируют сформированный ими список депутатов Конституционной Ассамблеи. Каракас, Дворец Мирафлорес, 1 августа 2017 года. Фото: Reuters

Согласно официальным данным, позже объявленным Национальным избирательным советом, в голосовании приняло участие более 8 млн. человек, что составляет 41,53% от общего числа зарегистрированных избирателей [15]. В тоже время, как заявил глава Национального Собрания Венесуэлы Хулио Борхес, реально участвовали в голосовании не более 2 млн. человек, то есть 11-12% [16].  По мнению независимых аналитиков, число проголосовавших в условиях ограничения наблюдения при голосовании может составлять от 11 до 20% избирателей [17]. Представители компании Smartmatic, которая занимается обслуживанием машин для голосования, также заявили, что данные Национального избирательного совета весьма завышены. Сразу же после оглашения официальных результатов выборов Николас Мадуро начал кампанию мести в отношении своих противников. Выступая на митинге перед своими сторонниками, он резко раскритиковал Национальное Собрание и, следуя логике государственного переворота, заявил, что теперь вся полнота законодательной власти принадлежит Конституционной Ассамблее. Кроме того, он пообещал посадить в тюрьму лидеров оппозиции и реформировать Генеральную прокуратуру, глава которой Луиса Ортега Диас выступила в защиту конституционной законности. (Кстати, уже на следующий день она заявила о массовых нарушениях в ходе голосования, что исключает признание результатов выборов).

Антиправительственные выступления противников созыва Конституционной Ассамблеи. Каракас, 4 августа 2017 года. Фото: Ariana-Cubillos / AP Photo

Что касается международной реакции, то она последовала уже на следующий день после того, что французский философ Бернар Анри-Леви назвал «электоральным фарсом».  Всех тех субъектов международного права, которые отреагировали на события в Венесуэле, можно разделить на три группы. К первой следует отнести тех, кто осудил избрание Конституционной Ассамблеи. Эта группа является самой многочисленной. Прежде всего, выборы осудили Европейский Союз и Организация американских государств. Экономическое объединение Меркосур, объединяющая рынки стран Латинской Америки, приостановило членство Венесуэлы в своих рядах [18]. Категорически осудили эти «выборы» почти все страны Латинской Америки, за несколькими исключениями, о которых будет сказано ниже. Таким образом, Конституционная Ассамблея почти единодушно признана незаконным органом власти. Прошедшее голосование осудили США, Канада и все страны Евросоюза. Кроме того, прошедшие выборы подверглись критике со стороны правозащитных организаций, Римской католической церкви и Социалистического Интернационала. Таким образом, подавляющая часть мирового сообщества осудила действия режима Н. Мадуро.

Президент Мадуро в окружении избранных депутатов Конституционной Ассамблеи: своей жены Силии Флорес (слева), своего сына Николаса (справа во втором ряду) и Делси Родригес Гомес (справа), ставшей председателем упомянутой Ассамблеи, ранее занимавшей пост министра иностранных дел. Фото: AFP Photo

Однако, справедливости ради, нужно отметить, что были и другие мнения. Во вторую «группу комментаторов» событий в Венесуэле попал Китай, который в вопросах, которые непосредственно не затрагивают его интересов, занимает нейтральную позицию. И в этот раз китайские представители ограничились пожеланием, чтобы стороны политического конфликта вступили в диалог, что в дальнейшем должно способствовать развитию Венесуэлы [19]. Наконец, третью группу составили страны, политические режимы которых открыто поддержали действия президента Мадуро и организованные им выборы. Прежде всего, результаты выборов в Конституционную Ассамблею Венесуэлы одобрили её идейные союзники – Боливия, Никарагуа и Эквадор. Руководство этих стран полностью поддержало совершившееся в стране «народное волеизъявление». Безусловный восторг прошедшее голосование вызвало у учителей Николаса Мадуро из Гаваны. Кубинское правительство выразило глубокое удовлетворение прошедшими выборами, одновременно назвав венесуэльскую оппозицию «марионетками США», чем, впрочем, никого не удивило [20]. Поддержку действиям венесуэльских властей выразила и Сирия, руководство которой по степени «нерукопожатности» в современном мире вполне может конкурировать с руководством Венесуэлы. Наконец, проведение выборов в Конституционную Ассамблею Венесуэлы поддержала и Россия. При этом МИД России открыто обвинил венесуэльскую оппозицию в человеческих жертвах, к которым привели столкновения в ходе выборов. МИД России, помимо прочего, заявил: «Рассчитываем, что те представители регионального и мирового сообщества, которые, насколько можно судить, намерены не признавать итоги венесуэльских выборов и усилить экономическое давление на Каракас, проявят сдержанность и откажутся от своих деструктивных планов» (конец цитаты) [21]. Таким образом, Россия оказалась в весьма специфической компании стран, поддержавших явно антиконституционные действия правительства Венесуэлы. Следует отметить, что Россия осуществляет экономическую поддержку венесуэльского режима уже на протяжении многих лет. Это выражается как в предоставлении кредитов, без надежды на то, что они когда-либо будут возвращены, так и в прямых инвестициях в нефтяную отрасль Венесуэлы. В частности, Россия не торопится выдвигать требования о возврате ранее выданных Венесуэле кредитов, хотя сроки их возврата давно наступили. Тем самым, российское руководство фактически спасает своего союзника от давно назревшего дефолта. В последнее же время Россия, наблюдая критическое состояние экономической ситуации в Венесуэле, вообще начала оказание ей гуманитарной помощи. Не удивительно, что в рассматриваемой кризисной политической ситуации российское руководство в целом решило поддержать Николаса Мадуро.

В центре: «Кто на новенького?!» – гардемарин Николас Мадуро во время подписания контракта между государственной Petróleos de Venezuela (S.A.) и российской НК «Роснефть». Слева: до боли родное улыбчивое лицо Игоря Ивановича Сечина. Каракас, 28 июля 2016 года. Фото: EFE

Вернемся, однако, к «хронике ползучего государственного переворота». Так называемая «Конституционная Ассамблея», сформированная полностью из сторонников президента Мадуро, провела первое заседание 4 августа, а уже на следующий день она своим решением окончательно отстранила от должности Генерального прокурора страны Луису Ортегу Диас [22]. Это решение показательно двумя моментами: во-первых, оно было принято единогласно, как и все остальные решения Конституционной Ассамблеи. (Ну чем не сталинский Верховный Совет?). Во-вторых, данное решение было абсолютно незаконным, поскольку освобождение от должности Генерального прокурора относится к исключительной компетенции Национального Собрания Венесуэлы. (Забегая вперед скажем, что 19 августа Л. Ортега Диас вместе с мужем покинула страну, перед этим обвинив Мадуро в причастности к коррупционному скандалу, связанному с бразильской строительной компаний «Одебрехт» [23]). 9 августа Конституционная Ассамблея сделала давно ожидавшийся шаг – провозгласила себя высшим органом власти в стране, которому должны подчиняться все остальные органы власти, включая судебные [24]. На этот раз в корзину полетел принцип разделения властей. Наконец, 18 августа Ассамблея объявила о возложении на себя осуществления всей полноты законодательных полномочий, что фактически было равноценно роспуску Национального Собрания (парламента) Венесуэлы [25]. На этом государственный переворот в Венесуэле достиг своего апогея.

«Жаркое лето 2017» – Национальная гвардия Венесуэлы разгоняет антиправительственные выступления в Каракасе. Фото: Carlos Becerra / Anadolu Agency

Вся эта «антиконституционная феерия» происходила на фоне резкого ужесточения риторики между Венесуэлой, её соседями и США. Уже в начале августа Дональд Трамп не исключил применения в отношении режима Мадуро военной силы. Правда, эта неоднозначная идея не нашла поддержки не только в самой Венесуэле, но и у соседних стран, которые попросили США воздержаться от прямого вмешательства. Тем не менее, 25 августа США ввели жесткие санкции в отношении нефтяного и банковского сектора Венесуэлы [26]. Николас Мадуро пообещал сопротивляться противодействию США и одновременно обвинил во введении санкций оппозицию и персонально главу Национального Собрания Хулио Борхеса (ну чем не «пятая колонна»?).

Официальное групповое фото депутатов Конституционной Ассамблеи. Каракас, 4 августа 2017 года. Фото: Cristian Hernandez / EPA

Подводя итог произошедшему в Венесуэле, можно резюмировать буквально следующее. Совершенно очевидно, что крайне непопулярный в стране президент Николас Мадуро решил в условиях глубокого социально-политического кризиса совершить государственный переворот и фактически узурпировать власть. В результате его действий в Венесуэле возникла ситуация двоевластия, при которой наряду с законно созданными государственными органами действует Конституционная (или, что более соответствует действительности, «Антиконституционная») Ассамблея, присвоившая себе верховную власть и полностью игнорирующая принцип разделения властей. В истории конечно и раньше были случаи двоевластия, достаточно вспомнить хотя бы Россию 1917 года, однако, пожалуй, впервые в истории двоевластие возникает по инициативе, исходящей не «снизу», а «сверху». Может возникнуть закономерный вопрос: а почему собственно товарищ Мадуро до сих пор находится у власти? К сожалению, причин для этого существует несколько. Благодаря активной социальной политике Уго Чавеса многие представители низших социальных слоев Венесуэлы по-прежнему, во многом по инерции, поддерживают чавистский режим даже в условиях резкого ухудшения экономической ситуации. Помимо этого, Николаса Мадуро поддерживает правящая чавистская элита и, что самое важное, армия и полиция, на содержание которых режим не жалеет средств. Наконец, не следует забывать и о воздействии массированной политической пропаганды. Практически из каждого венесуэльского утюга льется песнь о «борьбе за боливарианский социализм» (что бы это ни значило!), «войне с американским империализмом и его венесуэльскими наймитами» и «тернистом пути к победе в битве за права венесуэльских трудящихся». Кроме того, обозреватели отмечают и досадное отсутствие единства в рядах оппозиции, внутри которой существует определенное противостояние между сторонниками хотя бы ограниченного диалога с Мадуро и его непримиримыми противниками.

Встреча президентов Венесуэлы и России 3 сентября 2015 года. Фото: kremlin.ru

Что касается нашей страны, то, как уже было сказано выше, российское руководство в целом поддерживает режим Н. Мадуро. Это выражается в прямой экономической помощи, дипломатической поддержке (Россия осудила американские санкции) и в заключении сделок российских государственных компаний («Роснефть») с венесуэльскими партнерами на весьма выгодных для России условиях. Такая позиция является весьма рискованной. Прежде всего, совершенно очевидно, что в обозримом будущем Венесуэла ничего России не вернет. Она уже сейчас просрочила выплаты по долгам. Кроме того, венесуэльская оппозиция неоднократно заявляла, что она не признаёт финансовых и нефтяных сделок с Россией. Об этом даже принимались резолюции в парламенте. Таким образом, возможный приход в будущем к власти оппозиции приведет к однозначной отмене заключенных с Россией соглашений. Да, сейчас Николас Мадуро в целом контролирует ситуацию, но будет ли это вечным. Более того, российские компании могут оказаться под санкциями США в отношении венесуэльской «нефтянки». Так что такая безоговорочная поддержка существующего в Венесуэле режима, вполне вероятно, может иметь негативные последствия.

Оружие пролетариата в Каракасе. Фото: M. Bello / Reuters

Что же касается самой Венесуэлы, то хочется пожелать её народу мужества в борьбе за свои права, преодоления «кубинского морока» и, конечно, освобождения всех политических заключенных. Насколько сбудутся эти пожелания, думается, покажет уже ближайшее будущее.

  1. Салпагарова Ф. И. Состояние экономики Венесуэлы на сегодняшний день // Экономическая наука и практика: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2017 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2017. — С. 36-38
  2. DIVULGACIÓN PRESIDENCIALES 2013 // CONSEJO NACIONAL ELECTORAL (www.cne.gob.ve), 14 de Abril de 2013
  3. Политический кризис в Венесуэле в 2015-2017 гг. Досье // ТАСС Информационное агентство России (tass.ru), 28 июля 2017
  4. Venezuela’s embattled socialist president calls for citizens congress, new constitution // The Associated Press (www.usatoday.com), May 1, 2017
  5. Выборы в Конституционную ассамблею Венесуэлы. Досье // ТАСС Информационное агентство России (tass.ru), 28 июля 2017
  6. Куракин М. Большой венесуэльский секрет // Lenta.Ru, 30 июня 2017
  7. Venezuelan gov’t proposes constitutional assembly election on July 30 // Agencia EFE (www.efe.com), 4 Jun 2017
  8. Cawthorne, Andrew Venezuela delays state elections to 2017, opposition angry // Reuters (www.reuters.com), OCTOBER 19, 2016
  9. Venezuela to vote amid crisis: all you need to know // The Guardian (www.theguardian.com), 25 Jul 2017
  10. Басисини, Анжелика Голос за революцию: спасет ли Конституционная ассамблея власть Мадуро // РБК (www.rbc.ru), 31 ИЮЛ 217
  11. Hercon Consultores: 78,1% de los venezolanos opina que Maduro debe salir este mismo año (encuesta) // La Patilla (www.lapatilla.com), May 28, 2017
  12. Venezuela: cacería de empleados públicos que se negaron a votar para la Constituyente // Clarín.com (www.clarin.com), 04/08/2017
  13. Tascón: Alto jefe de Súmate vendió la lista por miles de dólares // El universal.com (www.eluniversal.com), 2005/04/21
  14. Lucena dice que el 99% “y más” de la población venezolana está votando en todo el país (Video) // La Patilla (www.lapatilla.com), Jul 30, 2017
  15. Tibisay Lucena: Participaron 8 millones 89 mil 320 electores en la elección Constituyente // PANORAMA.com.ve (www.panorama.com.ve), 30/07/2017
  16. Borges sobre Constituyente: No llegan ni siquiera al 7% del padrón electoral // La Patilla (www.lapatilla.com), Jul 30, 2017
  17. Nicolas Maduro Says he Will Radically Overhaul Venezuela’s Political System // Time (time.com), Aug 01, 2017
  18. Cascione, Silvio Mercosur suspends Venezuela, urges immediate transition // Reuters (www.reuters.com), AUGUST 5, 2017
  19. China backs ally Venezuela, says Constituent Assembly vote ‘generally smooth’ // Reuters (www.reuters.com), AUGUST 3, 2017
  20. Cuba denounces international plot to silence Venezuelan people // Reuters (www.reuters.com), AUGUST 1, 2017
  21. Комментарий Департамента информации и печати МИД России по ситуации в Венесуэле // МИД России (www.mid.ru), 31 July 2017
  22. La Asamblea Constituyente separó de su cargo a la fiscal venezolana Luisa Ortega Díaz // Infobae (www.infobae.com), 5 de agosto de 2017
  23. Venezuela’s ousted chief prosecutor flees to Colombia // FOX News (www.foxnews.com), August 19th
  24. ANC aprobó Ley de la Comisión por la Verdad, Justicia y Paz // El universal.com (www.eluniversal.com), 08 de agosto de 2017
  25. Конституционная ассамблея Венесуэлы взяла на себя функции парламента страны // ТАСС Информационное агентство России (tass.ru), 18 августа 2017
  26. Трамп подписал указ о новых санкциях против Венесуэлы // RT на русском (russian.rt.com), 25 августа 2017

Оставить комментарий