Лисы – не то, чем они кажутся: анализ предвыборного манифеста тори

Royal_Coat_of_Arms_of_the_United_Kingdom.svg8 июня 2017 года состоялось одно из важнейших политических событий 2017 года в Европе — в Великобритании прошли парламентские выборы. Их результаты стали полной неожиданностью для большинства аналитиков, предрекавших более чем скромные результаты для лейбористов и увеличение мест тори в британском парламенте. Попытаемся разобраться в предвыборной программе, не принесшей Терезе Мэй желаемых результатов.

< 22/06/2017 | Максим Желтов >

Данные выборы были досрочными и необходимость их проведения во многом связана с референдумом по вопросу о выходе Соединённого Королевства из состава Европейского Союза (Brexit). В ходе голосования по Brexit, состоявшегося 23 июня 2016 года, большинство британцев (51,9%) [1] поддержала идею выхода из ЕС. После этого премьер-министр страны консерватор Дэвид Кэмерон, который выступал против Brexit, ушел в отставку, после чего было сформировано новое правительство во главе с Терезой Мэй.

Следует отметить, что агитационная кампания перед референдумом была весьма ожесточенной и привела на грань политического раскола не только Великобританию в целом, но и отдельные политические партии. В этом смысле можно выделить две группы британских партий, исходя из отношения их членов и лидеров к идее выхода страны из ЕС. К первой группе относились партии, в которых поддержка сохранения членства Великобритании в ЕС или, напротив, поддержка выхода из его состава была единогласно поддержана и рядовыми членами партии и партийной элитой. Так, например, практически безоговорочно в поддержку сохранения членства Великобритании в ЕС выступала Лейбористская партия (англ. Labour Party — «Партия труда»). Напротив, Партия независимости Соединённого Королевства (англ. United Kingdom Independence Party, UKIP) единодушно поддерживала идею выхода страны из ЕС, что выглядит вполне логично исходя из её названия. Ко второй группе можно отнести партии, внутри которых необходимость ответить на вопрос о дальнейшем нахождении королевства в составе ЕС вызвала глубокий раскол. И в этом отношении наиболее ярким примером является Консервативная партия (на британском политическом жаргоне партия до сих пор именуется историческим названием тори), о предвыборной программе которой речь и пойдёт далее.

Дэвид Кэмерон, помимо своей воли инициировавший процедуру Brexit‘a

Общеизвестно, что сама идея проведения референдума по вопросу Brexit‘a исходила от правительства консерваторов, возглавляемого в тот момент Дэвидом Кэмероном, который при этом активно выступал против выхода Британии из ЕС. Перспектива проведения референдума сразу расколола партию. Уже с начала 90-х годов прошлого века в Консервативной партии существовало мощное течение «евроскептиков», представители которого крайне критически оценивали идею членства страны в Европейском Союзе, полагая, что это значительно ограничивает суверенитет Великобритании во многих вопросах. Однако до поры до времени это проявлялось лишь в критических высказываниях отдельных политиков-тори по поводу евроинтеграции. В целом, все «евроскептики», критикуя ЕС, следовали генеральной линии партии, выступавшей за единую Европу. Тем не менее, это течение оказывало определенное давление на руководство партии, требуя ужесточения позиции Великобритании на переговорах с ЕС. Здесь следует сказать несколько слов о былом статусе Великобритании в составе ЕС, существенно отличавшемся от статуса других стран-членов. Прежде всего, Великобритания не перешла на единую европейскую валюту евро (к слову, не она одна), сохранив свой фунт стерлингов. Кроме того, Великобритания не вошла и в Шенгенскую зону, сохранив собственный визовый режим. Не смотря на это, даже такой статус с определенного времени перестал устраивать значительную часть консерваторов, да и британского общества в целом. Масла в огонь подлил и миграционный кризис, в рамках которого сотни тысяч мигрантов ринулись из стран Азии и Африки в Европу. В этой ситуации руководство ЕС предложило систему распределения мигрантов по квотам, установленным для каждой страны. Эта идея была крайне враждебно встречена британцами, существенно усилив позиции «евроскептиков».

Объявив о необходимости проведения референдума по вопросу о выходе Великобритании из ЕС, сам Дэвид Кэмерон выступил за сохранение членства страны в составе Евросоюза. При этом Кэмерон заявил, что оставшись в ЕС, Великобритания получит ещё более льготный статус, который в ходе переговоров ему пообещало руководство Европейского Союза [2]. Однако далеко не все разделили оптимизм премьер-министра. Вскоре выяснилось, что никакого единства по вопросу Brexit‘a  нет не только в рядах его собственной партии, но и среди министров его правительства. Уже на первом заседании кабинета министров, состоявшемся после переговоров Кэмерона с руководством Евросоюза, выяснилось, что часть министров не поддерживает достигнутые договоренности и выступает в любом случае за Brexit. Более того, эта группа «повстанцев в правительстве» добилась от премьер-министра разрешения прямо участвовать в агитационной кампании за выход страны из ЕС. По сути дела, в Великобритании произошло достаточно уникальное событие: накануне важнейшего в современной истории Британии референдума члены одного и того же правительства в ходе агитационной кампании выступали с прямо противоположных позиций.

Тереза Мэй в бытность свою министром внутренних дел Великобритании

В этом смысле особо хотелось бы отметить позицию тогдашнего министра внутренних дел Терезы Мэй, которая считалась весьма близкой к Д. Кэмерону политической фигурой. Официально она поддержала главу правительства, выступив против выхода страны из ЕС. Как заявила Т. Мэй, членство в Евросоюзе дает Великобритании возможность быть полноценной частью 500-миллионного общего экономического пространства, что весьма выгодно для развития британской экономики. Кроме того, членство в ЕС позволяет более эффективно обеспечивать безопасность страны благодаря сотрудничеству в этой области с другими европейскими государствами-членами союза [3]. Казалось бы, позиция была выражена предельно ясно. Однако дальше начали происходить весьма интересные вещи. Сделав столь принципиальное заявление, Т. Мэй практически полностью отошла от участия в агитационной кампании, сосредоточившись на своей непосредственной деятельности в качестве министра внутренних дел. Некоторые эксперты сравнивали её с «подводной лодкой» во флоте консерваторов. Такая уклончивая позиция вызвала недовольство Дэвида Кэмерона, который ждал от Т. Мэй не только формальной лояльности, но и активной поддержки [4]. В определенной степени поведение Терезы Мэй в период агитационной кампании было схоже с поведением лидера лейбористов Джереми Корбина, который формально выступил против Brexit‘a, но при этом уклонился от активного участия в агитации. Вполне возможно, что на самом деле Т. Мэй была сторонницей выхода Великобритании из ЕС, а указанные выше заявления были адресованы, прежде всего, её непосредственному шефу. Косвенным доказательством этого является тот уровень энтузиазма, с которым Тереза Мэй, став главой правительства, начала реализовывать идею Brexit‘a.

Как уже было сказано выше, в ходе агитационной кампании члены Консервативной партии оказались по разные стороны баррикад. Во главе консерваторов, выступавших против Brexit‘a стоял сам премьер-министр Дэвид Кэмерон. Противоположный лагерь возглавил харизматичный бывший мэр Лондона Борис Джонсон, который вместе с лидером Партии независимости Соединённого Королевства Найджелом Фараджем стал мотором кампании евроскептиков. Именно они  в итоге и одержали победу.

Тереза Мэй на аудиенции у Её Величества Королевы Елизаветы II 13 июля 2016 года

После того как на референдуме большинство британцев проголосовало за выход из ЕС премьер-министр Кэмерон подал в отставку. Естественно, сразу встал вопрос о его преемнике на посту лидера Консервативной партии и, соответственно, в должности премьер-министра Великобритании. Одним из главных фаворитов считался «триумфатор референдума» Борис Джонсон, однако совершенно неожиданно группа политиков, на поддержку которых он рассчитывал, повернулась к нему спиной. В этих условиях неожиданно для многих на сцену вышла Тереза Мэй, не воспринимавшаяся до этого в качестве реального кандидата на место лидера партии. В итоге же именно она возглавила партию тори, будучи поддержанной большинством депутатов-консерваторов. 13 июля королева утвердила её в должности премьер-министра Великобритании [5]. Парадоксально, но главой кабинета министров, на который ложится бремя реализации решения о выходе Великобритании из ЕС стал политик, который, пусть и не так активно, но выступал против Brexit‘a.

На посту премьер-министра Т. Мэй, как отмечают эксперты, зарекомендовала себя как грамотный и достаточно умелый политик. Она смогла объединить расколотую партию на основе общей идеи «Британии, более сильной после Brexit», зарекомендовала себя как жёсткий переговорщик, отстаивающий интересы страны перед давлением со стороны руководства Евросоюза и, проведя успешные переговоры с Дональдом Трампом, подтвердила неизменный курс на укрепление англо-американского партнерства. В результате, по своей популярности она далеко обошла всех своих конкурентов из других партий. Стремясь закрепить имеющееся преимущество, Тереза Мэй 18 апреля 2017 года объявила о роспуске Палаты общин и проведении досрочных парламентских выборов. Официальная версия, выдвинутая в обоснование роспуска парламента, гласила, что досрочные выборы необходимы для формирования стабильного правительства, способного успешно пройти процедуру выхода Британии из Евросоюза и готового эффективно отстаивать интересы страны в ходе весьма нелёгких переговоров с руководством ЕС [6].

Тереза Мэй интригующе представляет предвыборный манифест Консервативной партии

Как и любая другая партия, Консервативная партия официально опубликовала перед предстоящими выборами свою программу. Её предвыборный манифест получил название «Вперед вместе. Наш план для более сильной Британии и процветающего будущего» («Forward, Together. Our Plan  for a Stronger Britain and a Prosperous Future») [7]. Вполне естественно, что на содержание данного манифеста существенное влияние оказали политические взгляды самой Терезы Мэй, которая в глазах многих является персональным воплощением «классического» британского консерватизма. В рамках данной статьи мы поговорим о нескольких наиболее значимых блоках этого манифеста: экономике, социальной сфере, безопасности, развитии демократии, проблеме выхода Великобритании из ЕС и её месте в современном мире. При этом, при необходимости мы будем сравнивать положения манифеста консерваторов с аналогичными положениями предвыборного манифеста лейбористов.

1. Экономика

Карикатура, отражающая критическое отношение к экономической программе тори

На первое место в этом разделе манифеста поставлена проблема ликвидации бюджетного дефицита. Совершенно справедливо говорится о том, что правительство, которое не может управлять собственными финансами не может пользоваться доверием со стороны инвесторов. Понимая значимость данной проблемы, консерваторы обещают полностью ликвидировать имеющийся бюджетный дефицит к 2022 году, то есть к моменту окончания деятельности вновь избранного парламента (показательно, что в манифесте лейбористов об этой проблеме не говорится вообще ничего, что неудивительно, памятуя о тех фантасмагорических государственных расходах, на обещании которых, собственно, и строится весь манифест лейбористов).

В отношении налогов тори придерживаются своей традиционной политики, основанной на принципе: «Сохранять налоги такими низкими, насколько это возможно». В частности, упоминается о снижении налога на доходы наиболее малооплачиваемых работников и налога на корпорации. Лица, получающие менее 12 500 фунтов стерлингов в год, будут полностью освобождены от подоходного налога. По замыслу консерваторов, к 2020 году налог на доходы должен иметь самую низкую ставку среди экономик развитых стран (17%). Также в манифесте содержится обещание не поднимать ставку НДС. Налоговые льготы обещаны малому и среднему бизнесу, ставится вопрос об упрощении налоговой системы в целом. Все эти меры, по мнению консерваторов, должны стимулировать дальнейший рост экономики Великобритании. В то же время, в манифесте говорится о необходимости борьбы с уклонением от оплаты налогов, которое в последние годы стало весьма распространенным явлением. Особого внимания заслуживает положение о развитии «налоговой демократии», согласно которому на местном уровне граждане получат право самостоятельно решать вопрос о повышении местных налогов посредством проведения соответствующих референдумов.

Существенное внимание в манифесте тори уделено и проблеме участия Великобритании в системе мировой торговли (надо заметить, в манифесте лейбористов об этом аспекте практически не упоминается). Консерваторы выступают за заключение соглашения о свободной торговле между Великобританией и Евросоюзом, а также заключение подобных соглашений с другими странами мира на двухсторонней основе. В манифесте говорится о необходимости создания специальной государственной торговой службы, которая продвигала бы за рубежом британские товары и способствовала развитию внешней торговли. Наконец, проявлением приверженности тори идее свободной торговли должно стать принятие специального Билля о торговле, содержащего принципы внешнеторговой деятельности Великобритании.

Довольно специфические предложения содержаться в разделе о корпоративном управлении, которые больше напоминают идеи «социального консерватизма», чем установки господствующего ныне неолиберализма. Консерваторы полагают, что в последние годы руководство крупных компаний стало получать доходы, чрезмерно превышающие уровень доходов рядовых работников. По мнению тори, это явно несправедливо и назрела необходимость создать перечень компаний, которые в обязательном порядке должны будут объяснять органам власти основы своей политики в области заработной платы. Кроме того, в манифесте предлагается предоставить работникам право участвовать в управлении предприятием и получать информацию о перспективах его развития.

Большое внимание в манифесте уделено стратегии промышленного развития. Прежде всего, речь идет об увеличении ассигнований на развитие науки и разработку новых технологий. Особо выделяется необходимость разработки системы мер по привлечению в страну ученых из-за рубежа для проведения научных исследований. Важную роль, по мнению тори, в разработке новых технологий должны играть различные фонды, в частности, фонды при университетах. Показательно, что в отличии от лейбористов консерваторы стремятся поощрять частные инвестиции в развитие новых технологий и осуществление индустриальных проектов. Их позицию в этом вопросе можно передать крылатыми словами: «Мне не нужна рыба, мне нужна удочка». Единственным исключением в этом смысле представляется создание Национального инвестиционного фонда производительности с бюджетов в 23 млрд. фунтов стерлингов, основной целью которого станет разработка стратегий развития в различных отраслях экономики. В целом же на развитие инфраструктуры в течение 5 лет планируется потратить 170 млрд. фунтов стерлингов.

Весьма показательным является раздел манифеста, посвященный энергетической политике. Его содержание, практически полностью противоположно идеям, содержащимся в манифесте лейбористов, где главное внимание уделено развитию «альтернативной энергетики». Разделяя критическое отношение лейбористов к углю (на сегодняшний день это общая установка в европейских странах), консерваторы находят альтернативу в добыче сланцевого газа. При этом в манифесте прямо ссылаются на положительный опыт США, которые считаются пионерами «сланцевой революции» и смогли за несколько лет превратиться из импортера газа в его экспортера. В этом вопросе манифест тори исходит из того, что сланцевый газ в перспективе должен стать одним из основных элементов энергетической политики Великобритании. При этом, консерваторы не отрицают важность атомной энергетики, которая подвергается постоянным нападкам со стороны лейбористов. Что же касается столь родных сердцу левых альтернативных источников энергии, то консерваторы не считают их существенным элементов энергетического баланса страны ни в настоящее время, ни в ближайшем будущем. Впрочем, программа тори не отрицает их значимость в неопределённой перспективе. Показательно, что в манифесте практически ничего не говорится про Парижское соглашение по климату.

Не осталась без внимания и вечно больная тема поддержки сельского хозяйства — предвыборная программа тори обещает разработать целую систему до селе не виданных мер по поддержке британских сельскохозяйственных производителей. Консерваторы обещают более эффективно поддерживать фермерские хозяйства и способствовать продвижению британской сельхозпродукции на внешних рынках в условиях, когда страна больше не связана жесткими ограничениями в рамках единой сельскохозяйственной политики ЕС. То же касается и поддержки рыболовства. Великобритания уже давно высказывала недовольство по поводу единой политики ЕС в отношении рыболовного промысла. По утверждению тори, теперь королевство сможет проводить самостоятельную политику и в этом вопросе, в меньшей степени считаясь с интересами стран ЕС. Следует отметить, что уже сейчас многие эксперты указывают на то, что вопросы сельскохозяйственной политики и рыболовства будут одними из самых трудных в ходе переговоров Великобритании и Евросоюза.

Марш возмущённых противников охоты на лис. Лондон, май 2017 г.

В этой связи особо хотелось бы отметить полемику, которая вспыхнула в Британии в связи с ещё одним «природным» вопросом. Речь идёт о традиционной для Британии охоте на лис. Несколько лет назад конная охота на лис с собаками была запрещена законом, что вызвало большие дискуссии в обществе. Консерваторы выступают за отмену этого закона, считая лисью охоту британской традицией и указывая на то, что принятие этого закона привело к резкому увеличению поголовья обрадовавшихся лис, которые просто заполонили леса. Напротив, друзья лис лейбористы обещают сохранить закон в силе и, более того, запретить охоту на оленей и зайцев. Сами лисы, как и примкнувшие к ним олени и зайцы, судя по всему, массово проголосовали за лейбористов, обеспечив им столь впечатляющий успех.

Исходя из всего сказанного, можно заключить, что тори в своей экономической политике не ставят перед собой каких-либо революционных целей. Они выступают за сбалансированный бюджет, снижение налогов, активную промышленную политику, опору на газовую и атомную энергетику и свободную торговлю в глобальном масштабе. Показательно отсутствие в манифесте консерваторов двух тем, столь значимых для лейбористов. Во-первых, консерваторы в минимальной степени упоминают о вмешательстве государства в экономику. У лейбористов же это стало идеей фикс. Во-вторых, консерваторы ничего не говорят о каких-либо структурных реформах в финансовом секторе экономики. Их вполне устраивает существующее положение дел, когда Лондон является одним из ведущих финансовых центров мира, тогда как лейбористы пытаются ослабить роль Сити путем создания целой сети государственных банков, необходимость в которых явно не очевидна.

2. Социальная сфера

Говоря о социальной сфере, следует начать с проблем развития системы образования, решению которых в программе консерваторов уделено значительное место. Если лейбористы главной проблемой в системе образования считают недостаток финансирования, то консерваторы делают акцент на качестве самого образования и структурных изменениях в этой сфере. Не секрет, что система образования в Великобритании носит ярко выраженный классовый характер. Дети из семей, принадлежащих к рабочему и большей части среднего класса, учатся в государственных школах, тогда как дети из семей, принадлежащих к высшему классу, получают образование в платных частных школах, откуда и выходит вся британская элита. Считается, что уровень образования в частных школах на порядок выше, чем в государственных. Лейбористы традиционно выступали против частных школ, считая их символом социального неравенства, тогда как консерваторы, напротив, всегда поддерживали их дальнейшее существование и развитие. В своём предвыборном манифесте тори попытались уйти от этого традиционного конфликта. Выступая за развитие существующих частных школ и снятие запрета на открытие новых, они обозначили программу совершенствования системы государственных школ и помощи одаренным детям из непривилегированных сословий. Речь идет об установлении квоты в 25% мест в частных школах для одаренных детей из небогатых семей. Кроме того, консерваторы выступают за разрешение открывать частные религиозные школы представителям разных конфессий. Что касается учителей, то в отличие от лейбористов, тори не обещают немедленного повышения зарплаты. В то же время, молодым учителям, работающим по специальности, обещано освобождение от выплаты сумм кредитов, которые они брали во время обучения (в Британии это обычно весьма серьезные суммы). Также в манифесте тори говорится и о поддержке профессионального образования.

Карикатура, отражающая критическое отношение к образовательным инициативам Терезы Мэй

Что касается здравоохранения, то здесь, как и ожидалось, предложения консерваторов также значительно скромнее, чем у лейбористов. При этом тори признают наличие большого количества проблем в этой сфере. Консерваторы планируют выделить на финансирование системы здравоохранения дополнительно 8 млрд. фунтов стерлингов в течение 5 следующих лет. Также ставится вопрос о привлечении для временной работы в системе здравоохранения медицинского персонала из стран Евросоюза. В манифесте говорится о необходимости строительства новых больниц и обновления медицинского оборудования. Ещё один аспект реформ в системе здравоохранения связан с проблемой миграции. Многие британцы убеждены, что одной из причин кризиса системы здравоохранения является огромный наплыв мигрантов, которые, не платя взносы в систему социального обеспечения,  бесплатно пользуются её услугами. Именно поэтому предлагается существенно поднять плату за оказание медицинских услуг для мигрантов и иностранных студентов.

В сфере социального обеспечения консерваторы обещают ежегодный рост государственных пенсий и сохранение стабильности частного пенсионного финансирования. Как и лейбористы, тори выступают сторонниками защиты прав женщин. В частности, в манифесте тори говорится о том, что правительство будет стремиться к назначению мужчин и женщин на государственные должности в равных долях. Также будет поддерживаться практика увеличения числа женщин в руководящих органах компаний, правда, только на добровольной основе без принуждения. В рамках борьбы с домашним рукоприкладством консерваторы планируют принять специальный Акт о домашнем насилии, в котором будет дано определение этого понятия и указаны виды возможных наказаний. Кроме того, будет назначено специальное должностное лицо, которое будет координировать действия различных органов по защите прав жертв домашнего насилия.

Впечатляюще амбициозные цели ставят перед собой консерваторы в сфере жилищной политики. В манифесте тори содержится обещание к 2020 году построить не менее миллиона домов. Одновременно в качестве одной из целей провозглашается постепенная, к 2027 году, ликвидация бездомности. Также консерваторы обещают повысить на 60% размер минимальной заработной платы к 2020 году.

Таким образом, в социальном разделе программы довольно явно проявляются черты идеологии «социального консерватизма». В некоторых аспектах манифест консерваторов даже пересекается с манифестом лейбористов, но при этом остаётся значительно более умеренным и реалистичным.

3. Развитие демократии

Выступление королевы Елизаветы II в Палате лордов во время церемонии открытия Британского парламента в 2017 году

В данной сфере предвыборные предложения тори являются весьма скромными. В принципе, как видно из содержания манифеста, нынешнее состояние политической системы Великобритании их вполне устраивает. Они полностью поддерживают существующую  избирательную систему и невыборный порядок формирования Палаты лордов. Тори также выступают за сохранение существующего возрастного ценза для участия в выборах (18 лет). В то же время консерваторы предлагают сократить число членов Палаты общин до 600 депутатов (сейчас их 659) и провести реформу избирательного законодательства, направленную на предотвращение фальсификаций в ходе выборов.

В манифесте тори упоминается создание Национального фонда совместного процветания. В течение многих лет «отстающие» регионы Великобритании получали дотации из структурных фондов ЕС. Консерваторы планируют, что в этом фонде будут аккумулироваться те средства, которые страна раньше отдавала Евросоюзу и они будут идти на поддержку регионов, испытывающих экономические трудности в настоящее время. Проблемам регионов Великобритании (Англия, Уэльс, Шотландия и Северная Ирландия) в манифесте тори уделено существенное внимание, значительно большее, чем у лейбористов. И это неудивительно, поскольку в последнее время региональная проблематика вышла чуть ли не на первый план в британской политической жизни.

Никола Стерджен — первый министр Шотландии и лидер Шотландской национальной партии, выступает в Шотландском парламенте по вопросу проведения повторного референдума о независимости Шотландии. 21 марта 2017 года

Прежде всего, речь идет о проблеме Шотландии. В 2014 году в Шотландии прошёл референдум о выходе из состава Великобритании и, хотя большинство высказалось против выхода, более 40% избирателей проголосовали за независимость. Казалось бы, вопрос решен, но референдум о выходе Соединённого королевства из Евросоюза вновь привел к росту сепаратистских настроений среди шотландцев. Поскольку  большинство шотландских избирателей высказались за сохранение членства страны в ЕС, это дало основания лидерам Шотландской национальной партии заявлять, что народ Шотландии хочет остаться в Евросоюзе. Исходя из этого, был сделан вывод о том, что необходимо проведение нового референдума о независимости Шотландии. Обоснование простое и изящное: поскольку на прошлом референдуме шотландцы проголосовали против выхода из Великобритании именно потому, что тем самым хотели остаться в составе Евросоюза, то в изменившейся политической реальности на новом референдуме шотландские избиратели, наверняка, будут голосовать иначе и выберут не Британию, а Европу. Весьма, надо сказать, неоднозначная политическая и правовая логика, однако поскольку Шотландская национальная партия является правящей партией в Шотландии, этот аспект Терезе Мэй приходится учитывать чуть ли не в первую очередь.

Карикатура, отражающая, мягко говоря, скептицизм шотландского лидера в отношении Brexit‘а

В отношении Шотландии, согласно предвыборному манифесту, консерваторы исходят из концепции «кнута и пряника». С одной стороны, полностью отвергаются попытки шотландских националистов провести новый референдум до завершения процедуры выхода Британии из ЕС, о чем Тереза Мэй неоднократно заявляла руководству Шотландии. С другой стороны, манифест тори обещает шотландцам инвестиции в новые инфраструктурные проекты, защиту интересов шотландских фермеров и рыбаков, а также продвижение шотландских товаров за рубежом.

В Северной Ирландии консерваторы в качестве основных проблем видят терроризм и статус границы региона с Республикой Ирландия. Выход Великобритании из ЕС привел к появлению проблемы границы и пограничного контроля между Северной Ирландией и Республикой Ирландия. Эта проблема затрагивает многие стороны жизни местного населения и уже попала в центр дискуссий на переговорах между Великобританией и Евросоюзом. Именно поэтому в манифесте консерваторов содержатся предложения по решению существующих региональных проблем. Данный раздел манифеста начинается с очень смелого заявления о том, что Соединенное Королевство является самым успешным политическим союзом в современной истории. Но, несмотря на подобную идеализацию существующего положения вещей, в манифесте содержатся конкретные предложения по решению проблем в каждом из регионов страны.

Манифест тори подчеркивает и особо важную роль Уэльса в составе Великобритании Консерваторы обещают передать больше полномочий Национальной Ассамблее и правительству Уэльса, реализовать весьма масштабные индустриальные процессы в регионе и способствовать поддержке и развитию валлийского языка (хотя число говорящих на нём даже в самом Уэльсе, мягко говоря, невелико…). Что касается собственно Англии, единственной части Великобритании, не имеющей своих региональных органов власти, то здесь консерваторы обещают продолжать начатый ими процесс деволюции, то есть передачи полномочий, прежде всего финансовых, непосредственно муниципалитетам. Тем самым тори стремятся сделать муниципальные образования более самостоятельными и жизнеспособными.

4. Безопасность

Брифинг Терезы Мэй после террористического акта на Лондонском мосту 3 июня 2017 года

Выше уже говорилось, что Тереза Мэй в течение 7 лет занимала пост министра внутренних дел Великобритании. Именно поэтому данный раздел занимает весьма важное место в манифесте консерваторов. В тексте говорится о необходимости создания совершенно нового уровня координации всех правоохранительных структур для борьбы с преступностью и, прежде всего, с терроризмом. Особое внимание, по утверждению тори, следует уделить безопасности атомных электростанций, железных дорог и автомобильных магистралей. Также указано на необходимость усиления борьбы с финансовыми преступлениями и киберпреступностью. Одной из целей деятельности органов правопорядка объявляется защита прав потерпевших. Довольно серьёзные реформы предлагаются в пенитенциарной сфере: консерваторы планируют вложить 1 млрд. фунтов стерлингов  в модернизацию тюрем и создать в них 10 000 новых мест (не самое, надо сказать, радужное обещание для избирателей….). Также в этом разделе содержится одна очень интересная мысль, согласно которой в местах лишения свободы должен быть такой персонал, который сможет привит заключенным необходимые им в дальнейшем трудовые навыки и научить их английскому языку. Эта фраза мное говорит об этническом составе тех, кто заполняет в настоящее время британские тюрьмы.

В сфере оборонной политики консерваторы выступают за активное сотрудничество со своими союзниками по НАТО. В манифесте указано, что военный бюджет Великобритании на сегодняшний день является крупнейшим в Европе и вторым по величине в НАТО после США. При этом тори планируют ежегодно индексировать его размер исходя из уровня инфляции. В манифесте также  провозглашается необходимость проведения масштабной модернизации вооруженных сил, особенно флота. На эти цели консерваторы предлагают потратить 178 млрд. фунтов стерлингов в ближайшие 10 лет. Ну и, само собой, консерваторы являются твердыми сторонниками сохранения а Британии ядерного оружия в качестве «последней гарантии безопасности».

5. Миграция

Антимиграционное шествие Британского национального фронта. Дувр, 30 января 2016 года

Следует отметить, что проблема миграции, столь обострившаяся в Великобритании в последние десятилетия, стала одной из тех непосильных задач, неспособность решить которую привела многих избирателей к мысли голосовать за выход из ЕС с его абсолютно неэффективной миграционной политикой. Показательно, что раздел о миграции вообще отсутствует в манифесте лейбористов. Судя по всему, вслед за Джереми Корбином, левые считают, что миграция не является такой уж проблемой для Великобритании и британцы радуются, словно дети, каждому, у кого на груди красуется надпись «Я здесь не родился, но приехал при первой же возможности!» Напротив, для тори, в особенности для Т. Мэй, проблема миграции всегда являлась одной из самых острых в современной Великобритании. В связи с этим консерваторы планируют не менее, чем в 10 раз снизить размер ежегодной иммиграционной квоты. Прежде всего, это сокращение должно коснуться мигрантов из стран, не являющихся членами ЕС. Планируется повышение требуемого размера заработка для лиц, желающих пригласить в страну родственников по семейным визам. Тори предлагают повысить требования к лицам, обращающимся за получением студенческой визы. Иностранные студенты при этом будут учитываться в миграционной базе полиции. Кроме того, студенты-иностранцы, окончившие обучение, по общему правилу, обязаны будут покинуть страну. Планируется и введение миграционного контроля в отношении жителей стран ЕС, для чего предлагается создать иммиграционную полицию. По мнению консерваторов, это позволит уменьшить общий миграционный поток жителей стран Евросоюза в Британию и будет способствовать отбору только наиболее квалифицированных мигрантов.

Кроме того, консерваторы планируют активизировать интеграцию мигрантов в британское общество путем разрушения «этнических гетто», распространившихся по всей стране. Главным средством объявляется прививание мигрантам британских ценностей и культуры. Таким образом, консерваторы окончательно отказываются от господствовавшей в течение многих десятилетий политики мультикультурализма и встают на путь культурной ассимиляции мигрантов. Именно с помощью таких мер тори собираются решить и проблему терроризма, прежде всего, исламского терроризма. Сложно сказать, насколько пропаганда британских ценностей сможет подавить терроризм, но консерваторы собираются попробовать. Попутного им ветра!

6. Brexit

Карикатура, характеризующая отношение Терезы Мэй к переговорам с руководством Евросоюза

Поскольку именно правительство консерваторов запустило процедуру выхода страны из ЕС, очевидно, что концепция этого выхода не могла не быть отражена в предвыборном манифесте партии. В целом, этот раздел основан на желании тори в максимальной степени сохранить сотрудничество с ЕС. Однако, будучи реалистами, в отличие от лейбористов, консерваторы понимают, что у Британии впереди весьма нелегкие переговоры, в ходе которых возможны и определенные потери. Именно поэтому в манифесте приводятся уже ставшие знаменитыми слова Т. Мэй: «Отсутствие сделки лучше плохой сделки». Очевидно, что  взгляды премьер-министра на проблему выхода страны из состава ЕС в наибольшей степени повлияли на позицию  партии в данном вопросе.

Консерваторы вполне реалистично исходят из концепции «жесткого Brexit’a», столь критикуемой лейбористами. Она содержит несколько основных моментов: 1) контроль за границами государства и самостоятельная миграционная политика; 2) взаимное обеспечение прав граждан стран Евросоюза на территории Великобритании и британцев, проживающих в Европе; 3) свободное перемещение людей, товаров, работ и услуг между Северной Ирландией и Республикой Ирландия; 4) заключение соглашения о свободной торговле между Великобританией и ЕС; 5) уважение прав жителей Гибралтара, попадающего в ситуацию, схожую с положением Северной Ирландии; 6) продолжение сотрудничества с ЕС в сфере науки, а также в области борьбы с преступностью и терроризмом.

Британский министр по делам Brexit‘а Дэвид Дэвис докладывает в парламенте о перспективах «Билля Великой Отмены»

При всём при этом консерваторы исходят из невозможности для Британии в дальнейшем оставаться частью единого европейского рынка товаров и услуг. Это вызывает резкую критику со стороны лейбористов, но последние не учитывают, что руководство ЕС уже неоднократно говорило о невозможности дальнейшего пребывания Великобритании в рамках общего рынка. Консерваторы планируют принять «Билль Великой Отмены» («Great Repeal Bill»). Этот акт должен провозгласить законодательный суверенитет Британии и приостановить действие на её территории законов Евросоюза. Данные законы будут действовать в будущем, только если их действие будет ратифицировано британским парламентом. Европейская Хартия основных прав и свобод перестанет действовать на территории Великобритании, Европейская конвенция по правам человека пока остается в силе.

Как можно видеть, основными приоритетами для консерваторов являются вопросы контроля за миграцией и восстановления законодательного суверенитета. При этом, после выхода из ЕС Великобритания прекратит отчисления в бюджет Евросоюза.

7. Международные отношения

Тереза Мэй и президент США Дональд Трамп у бюста Уинстону Черчиллю в Овальном кабинете Белого дома. Вашингтон, январь 2017 года

Что касается сферы внешней политики, здесь также наблюдается резкий контраст между программами тори и лейбористов. Если лейбористы полностью погрузились в пучины «левого идеализма», то у консерваторов в манифесте представлена классическая имперская программа, которой позавидовала бы сама Маргарет Тэтчер. Прежде всего, утверждается, что Британия продолжит играть ведущую роль в международных организациях (ООН, НАТО, ВТО, G7, G20). при всём уважении нельзя не отметить, что в данном вопросе у консерваторов прослеживается некоторая мания величия. Главными приоритетами британской внешней политики объявлены отношения с США и странами Британского Содружества Наций. Показательно, что из этого ряда выпал Европейский Союз. Исходя из смысла манифеста, очевидно, что тори рассматривают ЕС практически исключительно как экономического партнера. Также к приоритетам внешней политики отнесены поддержка стран со слабой экономикой и развитие международной торговли.

Какова может быть оценка содержания манифеста консерваторов? Перед нами очень сдержанный, по сравнению с манифестом лейбористов, документ. Провозглашенные в нем цели вполне реальны и достижимы, при этом они, конечно, не так поражают воображение, как «лейбористская мечта». Когда сравниваешь два этих манифеста, на ум приходит сравнение «синицы в руке и журавля в небе», причем, если «консервативная синица» весьма реальна, то «лейбористский журавль» в это раз прямо таки журавль-журавль. Находясь у власти, консерваторы трезво оценивают состояние страны и те риски, которые с собой несет процесс выхода Британии из ЕС. Существенная часть избирателей ощущает уверенность консерваторов в своих силах, при этом предвыборные опросы показывали уверенное преимущество консерваторов над лейбористами. При этом особо хотелось бы отметить, что консервативная доктрина не является чем-то застывшим. Выше было показано, как в  текст манифеста «просочилось» много предложений по социальной тематике. Также особое внимание уделено группам, подвергающимся определённой дискриминации в современном обществе (женщины, расовые меньшинства, мигранты, инвалиды, бездомные). Это, как минимум, отражает принятие консерваторами факта социального разнообразия британского общества. Как с описанной выше программой консерваторам удастся реализовать свои планы по высвобождению Британии из скупых объятий единой европейской семьи станет известно уже очень скоро.

  1. EU: IN OR OUT? Results In Full // Sky news © 2017 Sky UK
  2. Explaining the EU deal: the ‘emergency brake’ // By Eleanor Spaventa, Professor of European Law, Durham University. Full Fact, 22nd Feb 2016
  3. Hopkins, Nick; Mason, Rowena Exclusive: what Theresa May really thinks about Brexit shown in leaked recording // The Guardian, 26 October 2016
  4. Agerholm, Harriet Brexit: Leaked recordings reveal Theresa May’s pro-EU stance ahead of EU referendum // The Independent, 25 October 2016
  5. The Queen received in audience the Right Honourable Theresa May // www.royal.uk, 13 July 2016
  6. Theresa May to seek general election on 8 June // BBC News, 18 April 2017
  7. Forward Together: The Conservative Manifesto // www.conservatives.com, 2017

Оставить комментарий