Нидерланды: сложный выбор между евроскептиками, борцами за права животных и сторонниками Эрдогана

15 марта 2017 года на фоне голландско-турецкого дипломатического конфликта прошли выборы в Палату представителей Генеральных штатов (парламента) Нидерландов. Результаты выборов показали неожиданное ослабление позиций традиционных умеренных партий и существенное усиление как правых, так и левых «популистов», а также «экологистов» и турецкой партии DENK.

04/04/2017 | Максим Желтов

15 марта 2017 года состоялись, пожалуй, одни из самых значимых выборов в этом году в Европе — парламентские выборы в Нидерландах. Можно со всей уверенностью утверждать, что к этому голосованию было приковано внимание политических элит и прессы не только во всех странах Европейского Союза (ЕС), но также в США и в значительной степени в России. Никогда до этого парламентские выборы в этом небольшом по территории и численности населения королевстве не привлекали такого пристального внимания со стороны окружающего мира. Возможно, они и сейчас не привлекли бы такого внимания, если бы, не события в мире политики последних двух лет.

Речь идет о явлении, которое многие политики окрестили «мировой популистской революцией». Считается, что первым её ярким проявлением стало сенсационное голосование в Великобритании на референдуме по вопросу о выходе страны из ЕС, в ходе которого большинство избирателей поддержало идею такого выхода. Это породило массу комментариев как со стороны традиционных элит, так и со стороны популистов во многих странах, восхищенных выбором британцев. Не успел мир отойти от обсуждения итогов Brexita, как последовал новый мощный удар: победа Дональда Трампа на президентских выборах в США. Эта победа потрясла всех, в том числе и часть сторонников самого Трампа. Именно после этого стали говорить о том, что мы начинаем жить в совершенно новом мире. И в этом смысле выборы в Нидерландах стали рассматриваться в качестве возможного третьего этапа «революции популистов».

Бессменный лидер и единственный член голландской Партии Свободы (PVV) Герт Вилдерс

Это было обусловлено тем, что социологические опросы показывали большую вероятность победы на выборах в Нидерландах правопопулистской «Партии Свободы» (Partij voor de Vrijheid — PVV) во главе с Гертом Вилдерсом. Данная партия была создана Вилдерсом в 2006 году и постепенно стала одной из влиятельнейших политических сил страны. Сам Герт Вилдерс фактически является одним из лидеров современной «популистской революции». Он прямо поддерживал выход Великобритании из ЕС и кандидатуру Дональда Трампа на выборах в президенты США. Кроме того, его партия тесно связана с «Национальным Фронтом» во Франции и австрийской Партией Свободы. Можно сказать, что нидерландская Партия Свободы является одним из классических образцов современного правого популизма. Именно поэтому перспектива победы PVV на выборах крайне обеспокоила руководство ЕС и либеральные медиа.

Однако перед тем как поговорить о том, в чем проявляется эта классика современного популизма, следует сказать об организационной специфике этой партии. PVV является весьма уникальным политическим образованием. В ней всего два члена, сам Герт Вилдерс и созданный им некоммерческий фонд (дело в том, что по законодательству Нидерландов юридические лица тоже могут быть членами политической партии) [1].  Соответственно, партия не проводит никаких съездов (в свое время Вилдерс пошутил: «На съездах моей партии присутствуют только трое – я, моя жена и кот»). Программа партии целиком разрабатывается самим Г. Вилдерсом и он же утверждает списки кандидатов на выборах.  Следует отметить, что из-за такой специфической структуры партия не получает государственного финансирования, которое полагается только политическим партиям численностью не менее 1000 членов [2].

Нидерландский «парад правых популистов» – карикатурное изображение Дональда Трампа, Марин Ле Пен, Герта Вилдерса и неизвестного с маленькими усами

Что же касается политической программы PVV, то она сочетает элементы и правой, и левой идеологии, что является весьма характерным для современного популизма. К правой составляющей относятся крайне негативное отношение к иммигрантам и к ЕС вообще. В отношении мигрантов партия занимает очень жесткую позицию. Она выступает за депортацию преступников, имеющих иностранное и даже двойное гражданство, в их родные страны, введение жестких ограничений трудовой миграции не только из мусульманских стран, но и из стран Восточной Европы, требует закрытия исламских школ, предоставление социальной помощи только подданным Нидерландов, запрет на строительство новых мечетей, запрет двойного гражданства, запрет ношения хиджаба в общественных местах и даже за запрещение распространения Корана. В отношении ЕС позиция PVV также является достаточно жесткой. Партия постоянно критикует политику всеевропейских властей и требует уменьшения их полномочий. В перспективе PVV предлагает выйти из ЕС и даже из зоны евро, восстановив собственную валюту [3].

Казалось бы, перед нами классическая правая партия. Однако, в отличие от традиционных консерваторов, в социальных вопросах PVV близка скорее к левым партиям. Она выступает за расширение социальных программ и помощь малоимущим, не поддерживает повышение пенсионного возраста. Кроме того, PVV выступает за защиту прав женщин и представителей ЛГБТ, за сохранение эвтаназии и оборота легких наркотиков. В результате, партия обращается к очень разным группам избирателей, что увеличивает уровень её электоральной поддержки [4]. И именно перспектива победы этой партии (состоящей из одного человека!) в настоящее время вызывала ужас у традиционных нидерландских элит и оптимизм у её союзников по всему миру.

Радостные победители парламентских выборов 2012 года – лидер Партии Труда (PvdA) Дидерик Самсом и лидер Народной партии за свободу и демократию (VVD) Марк Рютте, сформировавшие коалиционное правительство

Главным оппонентом PVV на выборах ожидаемо стала Народная партия за свободу и демократию (Volkspartij voor Vrijheid en Democratie – VVD) во главе с действующим премьер-министром Марком Рютте. VVD является классической правоцентристской партией в основе идеологии которой лежат ценности экономического и политического либерализма. Партия неоднократно побеждала на выборах и участвовала в формировании правительства. В последние годы она входила в коалицию с левой Партией Труда (Partij van de Arbeid – PvdA), эта коалиция становилась правящей. Как будет сказано ниже, этот альянс дорого обошелся Партии Труда. В ходе предвыборной кампании Марк Рютте довольно жестко критиковал Партию Свободы и стал её главным оппонентом. За это он получил полную поддержку со стороны руководства Евросоюза и большинства СМИ. Не смотря на то, что, повторимся, Партия Свободы состояла (и состоит) из одного человека.

Избирательная кампания была достаточно жесткой, но ещё более обострилась в результате неожиданно возникшего конфликта между Нидерландами и Турцией. Данный конфликт был спровоцирован турецкими властями во главе с президентом Реджепом Эрдоганом, который в последнее время в своей риторике всё больше напоминает В. В. Жириновского. В Турции на 16 апреля намечено проведение референдума об изменении конституции. В случае успешного результата властные полномочия президента страны существенно расширяться. Многие эксперты полагают, что одобрение изменений приведет к установлению фактически личной диктатуры Эрдогана. В преддверии референдума турецкие власти решили вести агитационную кампанию не только в самой Турции, но и в тех странах, где проживает большое количество этнических турок (Австрия, Германия, Нидерланды). Было решено отправить министров турецкого правительства для участия в агитационных мероприятиях в эти страны. Таким образом, в течение нескольких недель официальные турецкие лица катались бы по Европе и выступали на митингах. Подобное понимание «общеевропейского дома» вызвало противодействие европейских правительств. Наиболее жестко это проявилось в случае с Нидерландами.

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на митинге в Гамбурге 7 марта 2017 года

В начале марта 2017 года правительство Турции уведомило Нидерланды о том, что турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу намерен выступить на митинге в Роттердаме, где проживает большое количество этнических турок (всего в Нидерландах проживает несколько сотен тысяч турок). Голландское правительство отказало в этом, согласившись лишь на закрытую встречу министра в турецком посольстве в Гааге с небольшим количеством избирателей. Однако это предложение было воспринято турецким правительством как ультиматум и Чавушоглу заявил, что он всё равно летит в Роттердам, призвав всех местных турок прийти к расположенному в этом городе консульству Турции. 11 марта Чавушоглу вылетел в Роттердам. И тут в дело вступил премьер-министр Марк Рютте. Он отдал приказ отказать турецкому самолету в посадке и тому пришлось разворачиваться прямо в воздухе [5]. Однако нынешнюю Турцию нельзя так просто остановить. Было решено всё равно провести митинг в Роттердаме, на котором должна была выступить министр по делам семьи и социальной политике Турции Фатма Бегул Саян Кайя, которая находилась в тот момент в Германии. История начала приобретать прямо-таки детективный характер. Правительство Нидерландов, узнав о возможной попытке министра пересечь границу на машине, решило пресечь и эту попытку. В ходе спецоперации было перехвачено два подставных кортежа, а сама министр все-таки прорвалась в Роттердам и была остановлена всего лишь в нескольких метрах от консульства. Через несколько часов она была депортирована из страны.

Возмущённый президент Турции Р. Т. Эрдоган назвал Нидерланды «банановой республикой» и потребовал введения против неё санкций

В одном из фильмов прекрасной трилогии «Властелин колец» Гэндальф произносит фразу: «Гнев Саурона будет ужасен». Гнев Эрдогана был не менее ужасным. Он назвал голландцев «фашистами» и обвинил Нидерланды в потворствовании геноциду мусульманского населения в ходе югославского конфликта [6]. Позднее он назвал Нидерланды «банановой республикой» и потребовал введения против неё санкций.  Послу Нидерландов было запрещено покидать Турцию. Над консульством Нидерландов в Стамбуле повесили турецкий флаг [7]. Кроме того, президент Эрдоган предложил двум своим «пострадавшим» министрам подать жалобу в Европейский суд по правам человека. По призыву Реджепа Эрдогана городской магистрат Стамбула разорвал соглашение о побратимстве с городом Роттердам [8]. Более того, турецкий президент начал называть своих политических противников «голландцами среди нас». Наконец, турецкие власти начали пугать Европу, что они откроют «иммиграционные шлюзы» и сотни тысяч мигрантов ринутся в страны ЕС [9] (правда, довольно быстро этот вопрос был снят).

Жизнерадостный Марк Рютте со своими турецкими избирателями

В этой ситуации правительство Марка Рютте также приняло достаточно жесткую риторику, однако намного более корректную. Премьер-министр королевства сказал, что высказывания турецких официальных лиц являются неприемлемыми, а турецкий президент перешел «красную черту».  Позиция премьера Рютте получила поддержку большинства стран ЕС. Но самое главное то, что премьер-министр получил полную поддержку в своей стране. Согласно опросам, 86% жителей Нидерландов поддержали позицию главы правительства, а 91% обвинил Турцию в разжигании конфликта [10].  В результате, рейтинги премьера и его партии существенно выросли и столь очевидное до этого лидерство Партии Свободы стало ставиться под вопрос. Сам Герт Вилдерс в данном конфликте был вынужден поддерживать правительство, твердя, что он всегда требовал осторожности в отношениях с Турцией.

Последней точкой избирательной кампании стали теледебаты между М. Рютте и Г. Вилдерсом. Премьер критиковал лидера PVV за популизм и настаивал на том, что выход из ЕС станет катастрофой для экономики Нидерландов, которые получают очень много от членства в Союзе. Герт Вилдерс, напротив, указывал на пример Великобритании, где никакой катастрофы не произошло, и утверждал, что выход из ЕС позволит стране самой контролировать миграционные потоки. Показательно, что в дебатах участвовали только два этих кандидата. Другие партии тоже вели избирательную кампанию, но именно VVD и PVV считались явными фаворитами предвыборной гонки. Следует отметить и тот факт, что перед выборами, как сейчас это модно, всплыл «русский след». Органы безопасности Нидерландов сделали заявление, что, по их мнению, «русские хакеры» пытались взломать серверы нескольких министерств [11]. При этом тень подозрений пала на PVV как возможного выгодоприобретателя в этой ситуации, поскольку Герт Вилдерс выступает за отмену санкций против России, сомневается в вине России в гибели малазийского «Боинга» и выступает против ассоциации ЕС с Украиной. Возможно, именно поэтому официальные российские СМИ фактически открыто поддерживали Вилдерса и его партию (Следует отметит, что PVV является единственной партией в Нидерландах, относительно лояльно относящейся к России, все остальные партии занимают достаточно жесткую антироссийскую позицию).

Главные оппоненты прошедших выборов Герт Вилдерс и Марк Рютте после теледебатов

Теперь, что касается самих выборов 15 марта и избирательной системы страны. Палата представителей (вторая или нижняя палата нидерландского парламента, носящего традиционное название Генеральные штаты) состоит из 150 депутатов, избираемых по пропорциональной системе по единому общенациональному округу. В Палату представителей проходят все партии, набравшие не менее 0,67% голосов избирателей, что приводит к крайне высокой фрагментации состава палаты (так, по итогам выборов, о которых мы говорим, в состав палаты прошло 13 партий!). В подобной ситуации просто неизбежно создание правительства на основе коалиции нескольких партий.

Если же говорить о самих результатах выборов, то можно сказать, что наблюдателей ожидало сразу несколько сюрпризов. Прежде всего, расчеты многих на сенсационную победу PVV не оправдались. Первое место достаточно уверенно заняла VVD Марка Рютте, получившая 21,3% голосов избирателей. Естественно, премьера Рютте все стали поздравлять с победой и ЕС вздохнул с облегчением. Однако, эта победа со стороны выглядит несколько двусмысленной. Дело в том, что на выборах 2012 года VVD получила 26,6% голосов. Таким образом, за партию проголосовало существенно меньше избирателей, что привело к потере ею части мест в Палате представителей (было 41, осталось 33). Однако это не единственная проблема, вставшая перед М. Рютте после выборов. О другой мы скажем позже.

Главная «угроза Европе» PVV набрала 13,1% голосов вместо предрекавшихся ей 20%. Марк Рютте поспешил назвать это «поражением неправильного популизма». Однако в этом случае уже поражение выглядит двусмысленным. На прошлых выборах за PVV проголосовало 10,08% избирателей. Ранее у партии было 15 депутатских мест, а теперь стало 20. Таким образом, поражение выразилось только в более медленном продвижении партии, чем предполагалось. Почти столько же голосов как PVV получили ещё две партии: Христианско-демократический призыв (Christen Democratisch Appèl – CDA) и «Демократы 66» (Democraten 66 – D66). CDA, представляющая собой центристскую умеренно проевропейскую партию, получил 12,4% голосов и 19 депутатских мест. D66 придерживается леволиберальных взглядов и активно выступает за единую Европу. За неё отдали голоса 12,2% избирателей и она также получила 19 мест в парламенте.

Голландские «Зелёные левые» со своим харизматичным вождём Ессе Клавером (в центре в белом)

Безусловной сенсацией выборов стал результат голландских «Зеленых» (партия «Зелёные левые» – GroenLinks). На предыдущих выборах за них проголосовало всего 2,3% избирателей, что позволило получить лишь 4 места в нижней палате парламента. Однако на нынешних выборах случилась прямо-таки «зеленая революция». За партию отдали голоса 9,1% избирателей, что дало ей 14 депутатских мест. Многие связывают такое продвижение с харизматичной личностью нынешнего лидера партии Ессе Клавера, который смог реконструировать партию, считавшуюся «хромой уткой» (степень его харизмы внутри партии можно проиллюстрировать хотя бы тем фактом, что его сторонники называют его Исайя, как библейского пророка) [4]. Идеология «Зеленых» полностью схожа с другими партиями этого типа. В её основе идеи охраны окружающей среды, борьбы с глобальным потеплением, развития альтернативной энергетики, запрета использования угля и атомной энергетики. Партия выступает в защиту прав мигрантов и меньшинств. Целями партии является помощь странам «третьего мира» и поддержка европейской интеграции. Но есть у партии и свои эксклюзивы. Она выступает за «справедливое распределение природных ресурсов между всеми гражданами мира и всеми поколениями». Что это за удивительная конструкция и как она будет реализовываться, партия конкретно не объясняет, что вообще характерно для «зеленых» в целом. Наконец, партия выступает за конституционное закрепление прав животных. Думается, по степени утопизма идеология «зеленых» вполне способна конкурировать с идеологией коммунистических партий на раннем этапе их развития.

Лидер Партии Труда (PvdA) Дидерик Самсом

Следует сказать и ещё о двух сенсациях прошедших выборов. Первой из них является чудовищная электоральная катастрофа одной из крупнейших партий страны – Партии Труда (PvdA). PvdA является классической социал-демократической партией, которая неоднократно входила в правительство и набирала на выборах 20-25% голосов избирателей. На выборах 2012 года она получила 24,84% голосов и 38 мест в нижней палате. После выборов она сформировала вместе с VVD коалиционное правительство, выступая в нем в качестве младшего партнера. Будущее не предвещало никакой грозы, однако результаты выборов стали для партии холодным душем. Она получила только 5,7% голосов избирателей и 9 депутатских мест. В итоге партия потеряла 29 депутатских мандатов и со 2 места в списке победителей скатилась на 7. Аналитики считают, что многие избиратели PvdA были недовольны коалицией с правой VVD и подчинением чуждой по идеологии партии. Считается, что разочарованные избиратели PvdA проголосовали за «зеленых» и D66.

Наконец, совершенной сенсацией стало прохождение в парламент партии DENK. Данная партия объединяет этнических турок, проживающих в Нидерландах. Само название партии имеет два значения. По-голландски это означает «думать», по-турецки – «равенство». Сенсационность заключается в том, что впервые в истории Европы в парламент страны прошла партия, представляющая не интересы традиционных меньшинств (такие партии есть во многих странах), а иммигрантов, в данном случае, турок. DENK получила 2,1% голосов избирателей и 3 места в нижней палате Генеральных штатов. У партии весьма специфическая программа. Естественно, она выступает за мультикультурализм и толерантность. Партия предлагает отказаться от использования терминов «иммигрант» и «интеграция», заменив последний термином «принятие». В данном случае имеется в виду, что иммигрантские общины не обязаны интегрироваться в общество, а имеют право жить в соответствии со своими традициями. Партия говорит о существовании в Нидерландах «институционального расизма» и предлагает создать «реестр расистов». Лица, которые в него попадут, не смогут работать на государственной службе. DENK выступает за право получать образование не только на голландском языке и позволить детям обучаться на турецком, арабском и китайском языках. Партия считает, что правительство не должно контролировать учебные программы в школах, готовящих имамов. При этом имамов следует допустить и в вооруженные силы.  Помимо прочего, DENK выражает сомнения в реальности геноцида армян в 1915 году [12]. И конечно же, партия поддерживает политику турецкого президента Эрдогана. Фактически в Нидерландах впервые возникла не только партия на национальной иммиграционной основе, но и имеющая идеологию так называемого «умеренного исламизма». Многие аналитики и политики, увлеченные темой борьбы с Гертом Вилдерсом, уделили мало внимания прохождению в парламент страны партии, исповедующей ценности, весьма мало соотносимые с традиционными идеями либеральной демократии, и отрицающей идею единой голландской гражданской нации.  В перспективе это может привести и к межнациональному противостоянию, поскольку DENK явно претендует на то, чтобы выступать от имени всего турецкого меньшинства.

Лидер турецкой партии DENK Тунахан Кузу агитирует на улицах Нидерландов

Показательной особенностью выборов стала и крайне высокая явка избирателей, составившая 81,9% [13]. Это очень высокий уровень явки как для Европы в целом, так и для Нидерландов в частности. Достаточно сказать, что на выборах 2012 года явка составила 74,6% избирателей. Многие исследователи полагают, что подобная явка была вызвана крайней остротой избирательной кампании, которая подогревалась СМИ. Многих голландцев напугала перспектива наступления «конца света» после победы PVV Вилдерса и они пошли на избирательные участки, чтобы предотвратить его. Вполне возможно, что именно высокая явка уменьшила процент голосов, полученный партией Герта Вилдерса, поскольку расчеты на получение ею 20-25% основывались на том, что явка будет такой же как и прежде.

Сразу после выборов Марк Рютте, получив поздравления со стороны всей европейской элиты, заявил, что такой результат выборов означает «победу над неправильным популизмом» (достаточно странная фраза, из которой можно сделать вывод, что существует какой-то «правильный популизм», критерии которого совершенно непонятны). В свою очередь, Герт Вилдерс заявил, что его борьба с Рютте не закончена, подтвердив тем самым, что именно две их партии являются сегодня главными субъектами голландской политики.

Выше мы уже говорили о том, что при всех признаках формальной победы его партии у М. Рютте возникла проблема, связанная с уменьшением числа депутатов от VVD в парламенте. Но возникла и ещё одна, более серьёзная проблема. В течение нескольких лет в Нидерландах существовало достаточно устойчивое двухпартийное правительство, включавшее VVD и PvdA. Однако после случившегося краха PvdA на выборах стало ясно, что такой вариант коалиционного правительства теперь невозможен. Исходя из высокой фрагментарности состава палаты, в качестве единственного варианта стала рассматриваться идея формирования правительства с участием 4 партий. Практически все партии отказались входить в коалицию с PVV, которая однозначно остается в оппозиции. На сегодняшний день наиболее вероятной представляется коалиция, включающая VVD, CDA, D66 и «Зеленых», но процесс переговоров пока не закончен. Все комментаторы говорят, что переговоры будут очень трудными, поскольку идеологические позиции партий очень отличаются друг от друга. Тот же лидер «Зеленых левых» Е. Клавер заявляет, что ему трудно примирить идеологию своей партии с позициями VVD [14]. Действительно, специфика политического процесса в Нидерландах привела к тому, что правительство пытаются сформировать консерваторы, христианские демократы, светские либералы и экологисты. Особенно проблемными в ходе переговоров остаются вопросы налоговой политики, развития альтернативной энергетики и морально-этические проблемы развития общества.

Герт Вилдерс

Выборы в Нидерландах представляют интерес и ещё с одной точки зрения. В ходе них отчетливо проявилась выявившаяся в последние несколько лет во многих западных странах тенденция ослабления традиционных партий и подъема партий популистского типа. Ранее мы писали об этом в отношении Австрии и Испании. Теперь пришла очередь Нидерландов. Выборы показали снижение влияния традиционных правых (VVD) и левых (PvdA) партий. Что касается PvdA, которая исторически воплощала собой левое движение, то она пережила полный разгром. Кто же идет на смену «традиционалистам»? На правом фланге это конечно же PVV Герта Вилдерса. Да, она не заняла первое место, но она остается крупнейшей оппозиционной партией в стране, постепенно наращивая число сторонников. Как говорят многие авторы, Г. Вилдерс не одержал формальной победы, но он одержал победу идейную. Многие годы над ним откровенно смеялись, говоря, что он зациклен на идее иммиграции и воспринимали его как маргинала, однако теперь ситуация изменилась в корне. В ходе прошедших выборов всем партиям охотно или неохотно пришлось затрагивать тему миграции. И теперь от этого никто не сможет уйти, поскольку наличие этой проблемы признает уже не только Г. Вилдерс, но и все общество.

Когда мы говорим о популизме, мы обычно подразумеваем правый популизм. Однако это не совсем так. Популизм может быть и левым. Да, Партия Труда (PvdA) потерпела сокрушительное поражение, но кто пришел ей на смену? «Зеленые» и Социалистическая партия (Socialistische Partij – SP) (чтобы было понятно, голландские социалисты – это бывшие коммунисты, причем радикальные). Они значительно радикальнее традиционных левых и выдвигают откровенно популистские предложения, которые явно нереализуемы.  При этом они громят «старых левых» за оппортунизм и соглашательство. Разницу между «старыми» и «новыми» левыми можно увидеть, сравнив, при всей условности такого сравнения, Геннадия Зюганова, уставшего от марксизма и проникшегося православием, с Эдуардом Лимоновым и нацболами начала 2000-х годов. Трудно сказать, сколько продлиться подъем мутной «популистской волны», но тот факт, что сегодня она определяет политический процесс во многих странах отрицать невозможно.

Лидер голландской «Партии для животных» (PvdD) Марианне Тиме

Ну и напоследок, нельзя не сказать о такой весьма специфической партии, существующей в Нидерландах, как Партия Защиты Животных (или «Партия для животных», Partij voor de Dieren – PvdD). На сегодняшний день это единственная партия такого типа (а они существуют во многих странах), которая представлена в парламенте. На последних выборах за неё проголосовало 3,2% избирателей, благодаря чему партия получила 5 депутатских мест (раньше было 2). PvdD представляет собой весьма оригинальное образование. Она заявляет, что её целью не является борьба за власть. Свою цель партия видит в оказании влияния на другие партии для изменения их позиции в вопросе защиты прав животных. При этом в идеологии партии выделяются непосредственно права животных и права животных на социальное обеспечение (welfare rights). Наличие первой категории прав основано на идее о том, что животные и люди образуют особое сообщество, причем у животных есть воспоминания, интересы и идеалы. Соответственно животные не должны подвергаться насилию и быть чьей-то собственностью (да-да). Что же касается второй категории прав, то основными из них являются четыре. Прежде всего, право на уход и достойное питание. При этом сторонники PvdD достаточно критически оценивают существующие корма для животных. По их мнению, в идеале животные должны питаться продукцией органического земледелия (например, картошкой, капустой и т.д.). Вторым правом является право на своевременное и качественное лечение. Третье право – «право на комфорт» связано с предоставлением животному достойного места пребывания и достаточного пространства (ну хотя бы комнаты в доме). Наконец, четвертым правом является право на естественную среду, что означает наличие другого подобного животного, чтобы первое животное не чувствовало себя одиноким [15]. Естественно, PvdD негативно относится к зоопаркам, где животных терроризируют халявной едой и весьма подозрительно относится к животным фермам, правда, не требуя пока их немедленного закрытия. Нельзя не отметить, что у партии немало сторонников, хотя в целом они представляют незначительную часть населения Нидерландов. Что же касается нашей страны, решающей совсем другие проблемы мессианского масштаба, то появление такой партии является явно делом очень отдаленного будущего.

  1. Partij voor de Vrijheid (PVV) // Parlement & Politiek
  2. Wet financiering politieke partijen. Geldend van 01-01-2016 // Overheid.nl
  3. Klare wijn // www.pvv.nl, 31 maart 2006
  4. Дмитрий Карцев Больше, чем партия. Что показали выборы в Голландии // Московский Центр Карнеги, 17.03.2017
  5. Rutte cancelt vlucht Turkse minister naar Nederland // RTL Nieuws, 11 maart 2017
  6. Turkey slams EU officials in row over Netherlands campaigning // BBC News, 14 March 2017
  7. Turkish minister complains of ‘ugly treatment’ by Dutch // Deutsche Welle, 12.03.2017
  8. Istanbul terminates sister city protocol with Rotterdam after Erdoğan’s call // Daily News, March/15/2017
  9. Turkije dreigt migranten naar Europese Unie te sturen // www.nu.nl, 17 maart 2017
  10. ‘Grote meerderheid kiezers achter aanpak Nederlandse regering’ // www.bndestem.nl, 12-03-17
  11. Russen faalden bij hackpogingen ambtenaren op Nederlandse ministeries // de Volkskrant, 4 februari 2017
  12. Verkiezingsprogramma DENK 2017-2021 // www.bewegingdenk.nl
  13. Uitslag van de verkiezing voor de Tweede Kamer van 15 maart 2017. Kerngegevens // www.kiesraad.nl
  14. Van middenkabinet tot ‘christelijk progressief’, alle formatiewensen op een rij // de Volkskrant, 20 maart 2017
  15. What is Animal Welfare and why is it important? // National Animal Interest Alliance, 06/10/2014

Оставить комментарий