Референдум в Колумбии: народ против «худого мира» или «не забудем, не простим!»


2 октября 2016 года в Колумбии прошёл референдум об утверждении мирного соглашения, заключённого правительством с левацкой террористической организацией ФАРК (не запрещённой в Российской Федерации), по условиям которого члены организации освобождались от ответственности и получали места в парламенте. Памятуя о бесчинствах, творимых фарковцами в течение последних 50-ти лет, колумбийцы проголосовали против утверждения данного соглашения.

2 октября 2016 года состоялись сразу два референдума, которые вызвали широкий резонанс во многих странах мира. Первым из них был референдум в Венгрии по вопросу о квотах для мигрантов, о котором мы писали ранее. Как уже говорилось, данный референдум всколыхнул весь Европейский Союз. Однако ещё больший резонанс вызвали итоги референдума в Колумбии, посвященного утверждению соглашения о прекращении боевых действий и гражданской войны в целом, заключенного между колумбийским правительством и главной антиправительственной военной группировкой «Революционные вооруженные силы Колумбии – Армия народа» (исп. Fuerzas Armadas Revolucionarias de Colombia – Ejército del Pueblo, FARC-EP или по-русски просто ФАРК). К данному референдуму было приковано внимание далеко за пределами самой Колумбии и даже Южной Америки. Результаты референдума вызвали настоящий шок во всем мире, пожалуй, не меньший, чем тот шок, который случился после референдума о Brexitе в Великобритании. Однако, перед тем как говорить непосредственно о референдуме и его итогах следует сказать об исторических причинах, обусловивших его проведение.

Бойцы ФАРК

Истоки данного референдума «уходят корнями» в 40-е годы прошлого века. Именно тогда в Колумбии развернулась гражданская война между сторонниками двух основных партий – Либеральной и Консервативной. До этого времени Колумбия представляла собой типичную южноамериканскую страну, в которой, как и у соседей, случались военные перевороты и даже кратковременные гражданские войны, но при этом применение политического насилия было достаточно ограниченным. Но вот в 1948 году всё изменилось. Начавшаяся в том году гражданская война продолжалась без малого 10 лет, что в целом не характерно для войн такого типа. В ходе боевых действий погибло 200 тысяч человек. При этом война не закончилась победой ни одной из сторон. Либералы и консерваторы закончили конфликт между собой, заключив соглашение о том, что отныне две эти партии будут по очереди находиться у власти, чтобы избежать подобных войн в будущем [1]. Понятно, что подобное соглашение ставило все остальные партии в крайне невыгодное положение. Тем не менее, оно было одобрено народом на референдуме. Подобное «политическое чередование» позволило обеспечить определенную политическую стабильность и повлекло за собой определенный рост экономики. Фактически данное соглашение действовало до 90-х годов XX века. Казалось бы, после окончания ужасной гражданской войны применению насилия будет положен конец. Однако, как оказалось, для Колумбии это было только началом.

Тройка лидеров ФАРК, слева направо: команданте Альфонсо Кано, идеолог движения Хакобо Аренас и команданте Мануэль Маруланда (он же Тирофихо — «Меткий выстрел»). Двое последних являются отцами-основателями ФАРК.

Совершенно очевидно, что подобное соглашение устроило далеко не всех. Особенно недовольна была Коммунистическая партия Колумбии (КПК), чьи сторонники воевали на стороне либералов. Коммунисты были недовольны как самим содержанием соглашения, которое привело к их политической маргинализации, так и политикой двух крупнейших партий страны. В результате КПК решила продолжить вооруженную борьбу. Именно члены КПК в 1964 году и создали ФАРК. В основе идеологии ФАРК лежали идеи марксизма-ленинизма и даже маоизма. Организация придерживалась крайне радикальной трактовки коммунистической идеологии и рассматривала компартии других стран, в частности КПСС, в качестве «оппортунистов» и «ревизионистов».

Первоначально ФАРК планировала вести полномасштабную войну с правительственными войсками, но после ряда поражений сменила тактику и перешла к партизанской войне, в основном, в сельских районах, при этом её базы находились в труднопроходимых джунглях. Фарковцы сразу обложили данью местное население и смело ринулись осуществлять экспроприацию имущества состоятельных жителей. Ещё одним способом «пополнения революционного бюджета» стал банальный захват заложников с целью получения выкупа. Конечно, как и любая организация подобного типа, ФАРК активно применяла в своей деятельности террор в отношении несогласных. Постепенно ФАРК превратилась в крупнейшее антиправительственное формирование в Колумбии. Однако, как говорят физики, любое действие рождает противодействие. Понятно, что правительство не могло спокойно смотреть на то, как незаконное вооруженное формирование ведет против него войну внутри страны. Власти Колумбии попытались уничтожить ФАРК, однако их действия оказались не очень эффективными. Противники коммунистов, недовольные бессилием правительства, стали создавать собственные военизированные формирования, самым крупным из которых стали Объединённые силы самообороны Колумбии (исп. Autodefensas Unidas de ColombiaAUC). Первоначально эти силы самообороны создавались именно для борьбы с ФАРК и уничтожения её членов, однако постепенно они вошли во вкус и начали истребление любых сторонников левых взглядов по всей Колумбии [2]. В результате в Колумбии уже в 70-годы прошлого века начался своеобразный «кровавый карнавал», в котором участвовали ФАРК, правительственные войска, AUC и крестьянские отряды самообороны, созданные для борьбы с ФАРК. С этого момента уровень политического насилия в Колумбии стал просто несопоставим с подобным уровнем в других странах Латинской Америки.

Бойцы AUC

Тем не менее, несмотря на достигнутые успехи в начале 80-х годов, ФАРК испытывала определенные трудности, прежде всего, финансового характера. Доходов от захвата заложников, экспроприаций и сбора дани с и без того небогатых колумбийских крестьян стало не хватать для содержания достаточно крупной армии и закупок оружия. Чтобы избежать финансового кризиса организация приняла решение, которое предопределило её дальнейшую судьбу. В 1982 году на конференции руководства ФАРК было принято решение о введении «революционного налога» на деятельность колумбийских наркобаронов [3]. К этому моменту Колумбия уже была одним из крупнейших производителей и экспортеров кокаина (достаточно вспомнить легендарного Пабло Эскобара). Позднее ФАРК завела и собственные плантации коки, а также начала «крышевать» крестьян, занимавшихся её выращиванием и переработкой.

Данное решение имело далеко идущие последствия. С одной стороны, оно привело к резкому росту доходов организации, что позволило расширить ей своё влияние, увеличить численность войск и добиться ощутимых военных успехов, особенно в 90-е годы. С другой стороны, приток «наркодолларов» резко негативно сказался на имидже ФАРК, особенно на международной арене. Одно дело поддерживать «борцов за коммунизм» и совсем другое дело поддерживать идейный, но наркокартель (в связи с этим, членов ФАРК стали называть «наркопартизанами»).  Именно после 1982 года о своем разрыве с ФАРК объявила КПК. Однако более фатальным последствием принятого ФАРК решения стало то, что организацией заинтересовались спецслужбы США. До этого момента ФАРК была для американцев лишь одной из многочисленных левацких групп, действовавших тогда в Латинской Америке, поэтому внутренний колумбийский конфликт их особо не интересовал. Но вот превращение ФАРК в наркокартель сразу привлекло пристальное внимание США, которые начали оказывать правительству Колумбии помощь в борьбе с повстанцами, размеры которой постоянно увеличивались. Впоследствии это создало для ФАРК очень серьёзные проблемы.

Колумбийская армия у кучи захваченного кокаина

Так или иначе, приток денег от продажи наркотиков способствовал усилению ФАРК, особенно в 90-е годы. Именно в эти годы организация добилась существенных военных успехов и установила свой контроль над 45% территории Колумбии. Отряды ФАРК доходили даже до столицы страны – Боготы. На территории, которую она контролировала, организация создала квазигосударство в марксистском стиле. В нем отсутствовала частная собственность и банковская система. ФАРК пыталась обеспечивать население хотя бы минимальным набором социальных услуг. Признанием силы ФАРК было и то, что уже с 80-х годов правительство начало предпринимать попытки вести с ней переговоры о прекращении огня и общем политическом урегулировании. Первые подобные попытки были предприняты в середине 80-х годов и дали частичный эффект. Часть повстанцев в обмен на амнистию согласилась сложить оружие. Однако положительный эффект данной акции был испорчен тем, что некоторые повстанцы по возвращению домой были убиты отрядами AUC, считавшими их своими кровными врагами. Ещё одна, более серьезная попытка примирения была предпринята в период президентства Андреса Пастраны (1998 — 2002 годы). Тогда речь шла не только об амнистии для бойцов ФАРК, но и предоставлении им гарантий безопасности, а также об их включении в политическую жизнь на легальных основаниях. Более того, была создана весьма большая по размерам демилитаризованная зона между формированиями ФАРК и правительственными войсками. А. Пастрана последовательно стремился к заключению мирного соглашения, но этот процесс, как это уже бывало ранее, был сорван ФАРК. На протяжении всего времени, пока шли переговоры, отряды организации захватывали заложников, устраивали теракты и вторгались в демилитаризованную зону. После нападения ФАРК на правительственные войска А. Пастрана решил прекратить переговоры с повстанцами. Война возобновилась с новой силой [4].

Президент Колумбии Андрес Пастрана и команданте Мануэль Маруланда во время мирных переговоров

Благодаря всё возраставшему обороту кокаина, регулярному захвату заложников и контролю над большими территориями Колумбии, в конце 1990 – начале 2000 годов ФАРК чувствовала себя довольно вольготно и насчитывала по разным оценкам от 15 до 17 тысяч бойцов.  Однако уже вскоре ситуация кардинально изменилась. Своими действиями ФАРК совершенно разрушила репутацию Андреаса Пастраны и его окружения. В этих условиях главным кандидатом на президентских выборах 2002 года стал весьма популярный политик, бывший сенатор и губернатор Альваро Урибе. Его выдвижение и последующая победа на выборах в первом туре стали кошмаром для ФАРК. Дело в том, что у Альваро Урибе были личные счеты к организации — в 1983 году фарковцы убили его отца [5]. Против ФАРК играло и то, что Урибе был и остаётся убежденным и очень жестким антикоммунистом, совершенно не воспринимающим социальные эксперименты организации. Сам А. Урибе сразу заявил, что никакого диалога и примирения с ФАРК быть не может. Организация прекрасно осознавала исходящую от него угрозу и во время избирательной кампании члены ФАРК совершили 18 (!!!) покушений на жизнь Урибе. Кроме того, руководство организации заявило, что будет убивать тех избирателей, которые за него проголосуют [6]. Однако это не помогло и кошмар начал воплощаться в жизнь. Через некоторое время колумбийская армия перешла в наступление на позиции ФАРК. При этом Колумбия получила мощную финансовую и военную поддержку со стороны США, крайне заинтересованных в уничтожении «марксистского наркокартеля». В течение нескольких последующих лет правительственные войска добились весьма впечатляющих успехов. Территория, контролируемая ФАРК, сократилась более чем вдвое. Было уничтожено большое количество плантаций коки. Начали реализовываться программы поддержки крестьян, целью которых была замена выращивания коки культивацией ненаркотических культур. Уже после двух лет президентства Альваро Урибе количество убийств в стране сократилось более чем в 2 раза, а количество похищений сократилось с 3 тысяч до тысячи [7] (излишне говорить, что подавляющее число похищений было делом рук фарковцев). Количество членов ФАРК стало уменьшаться. Правительственные войска ликвидировали почти всех руководителей ФАРК. В 2004 году по инициативе президента Урибе парламент принял поправки к конституции, которые закрепили возможность переизбрания президента, что ранее не допускалось. Основываясь на этих поправках, Альваро Урибе выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах 2006 года и одержал триумфальную победу, получив более 62% голосов избирателей. Причиной этого были не только успехи в борьбе с политическим насилием со стороны всех военизированных группировок, но и эффективная экономическая политика президента, которая позволила, в частности, добиться существенного роста экономики. Достаточно сказать, что в конце второго срока рейтинг популярности Урибе колебался в пределах 71-81% [8].

Президент Колумбии Альваро Урибе, возобновивший успешные боевые действия против ФАРК

После этого, казалось бы, ФАРК вскоре будет полностью уничтожена, но тут у «наркомарксистов» появился очень влиятельный заграничный друг. Им оказался известный строитель баливарианского социализма президент Венесуэлы Уго Чавес. Ещё в начале 2000-х годов Чавес призвал Урибе вступить в прямые переговоры с ФАРК, признав её стороной конфликта. Эта идея всегда жестко отвергалась руководством Колумбии. Пока ФАРК был в силе это были просто разговоры, но когда перед организацией замаячила катастрофа Чавес из соображений идейной солидарности (ну, как же «идеи социализма»….) стал открыто помогать ФАРК. В частности, её отряды базировались на территории Венесуэлы или отступали туда, спасаясь от правительственных войск. Это резко ухудшило отношения между двумя странами, а после того как колумбийский спецназ убил на территории Венесуэлы одного из лидеров ФАРК Уго Чавес даже отозвал своего посла из Колумбии [9].

В 2009 году Урибе попытался повторить трюк 2004 года и предложил принять поправку к конституции, разрешающую президенту избираться и на третий срок. Парламент поправку поддержал, но её принятие было заблокировано Конституционным Судом [10]. Альваро Урибе пришлось смириться с тем, что он больше не будет президентом Колумбии. В этой ситуации Урибе и его окружением было решено разыграть классическую «операцию преемник» и выдвинуть на пост главы государства Хуана Мануэля Сантоса, который входил в самый ближний круг президента Урибе. Достаточно сказать, что его двоюродный брат был вице-президентом при Урибе, а сам Сантос с 2006 по 2009 годы занимал должность министра обороны. Как показало время, с этим выбором Альваро Урибе сильно просчитался.

На выборах 2010 года Х. М. Сантос одержал трудную, но всё-таки победу и стал президентом Колумбии. В целом, он продолжил политику А. Урибе, но за одним весьма существенным исключением. Его предшественник твердо верил в военную победу над ФАРК, у нового главы государства такой веры было существенно меньше. Понимая, что продолжение войны, даже с весьма ослабленной ФАРК, повлечет новые жертвы, а также видя прямую помощь последней со стороны Венесуэлы, президент Сантос решился на прямые переговоры с руководством ФАРК. В руководстве организации также пришли к выводу о необходимости переговоров, поскольку её мощь сильно сократилась, а многие фарковцы уже не хотели участвовать в боевых действиях.

Президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос (слева) и нынешний лидер ФАРК Тимолеон Хименес, он же команданте Тимошенко (справа) при подписании предварительного мирного соглашения в Гаване 22 июня 2016 г. В центре — руководитель Кубы Рауль Кастро Рус, выступивший гарантом достигнутых договорённостей

Переговоры начались в 2012 году в Норвегии при посредничестве Кубы. К этому моменту боевые действия на территории Колумбии почти полностью прекратились. Новость о начале переговоров была с большой настороженностью воспринята самым популярным политиком Колумбии А. Урибе и его сторонниками, которых в стране называют «урибистами». Однако первоначально они воздерживались от открытой критики действий главы государства. Переговоры шли трудно и окончательный текст соглашения между правительством и повстанцами был согласован только 22 июня 2016 года. Подписание соглашения было намечено на сентябрь 2016 года, при этом президент Сантос заранее предупредил, что текст соглашения должен быть одобрен народом на референдуме [11]. Глава ФАРК, бывший сторонник «жесткой линии» Родриго Лондоньо Эчеверри (он же Тимолеон Хименес, позывной «команданте Тимошенко») был не в восторге от идеи референдума, помня о том, что творили фарковцы в стране многие годы, но в итоге согласился с этой идеей.

Референдум был назначен на 2 октября 2016 года, но перед этим 26 сентября в Картахене прошла торжественная церемония подписания мирного соглашения между президентом Колумбии и лидером ФАРК. Церемония была очень помпезной. На неё прибыл генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, президенты многих латиноамериканских стран, а также госсекретарь США Джон Керри. Все они выразили надежду на то, что народ проголосует за мир и соглашение вступит в силу. Что касается вопроса референдума, то он был сформулирован так: «Поддерживаете ли Вы окончательное соглашение о прекращении конфликта и установлении стабильного и прочного мира?».

Помпезная церемония подписания мирного соглашения между президентом Колумбии и лидером ФАРК в Картахене (Колумбия) 26 сентября 2016 г.

Само соглашение представляет собой весьма объемный документ, состоящий из 297 страниц. Оно довольно подробно регулирует процесс выхода страны из состояния бесконечной гражданской войны. Эта война стала просто кошмаром для Колумбии. После 200 тысяч погибших в 1948-1958 годах последовало ещё больше жертв. Только по официальным данным, за время противоборства правительственных сил с ФАРК погибло более 218 тысяч человек, 5 млн. человек добровольно или принудительно покинули места своего проживания [12].  И это мы ещё не говорим о заложниках и неучтенных жертвах. Страна действительно устала от войны.

Соглашение содержало несколько основных пунктов. Прежде всего, стороны договаривались о прекращении огня. ФАРК взяла на себя обязательство сдать оружие в течение 6 месяцев под контролем ООН. ФАРК обязалась прекратить производство и продажу наркотиков. В свою очередь, правительство обязалось провести земельную реформу в интересах крестьян, которые всегда были основной базой ФАРК. ФАРК получила право легально интегрироваться в политическую систему, создав партию, которая получит право участвовать в выборах. При этом партия, созданная ФАРК, автоматически получает по 5 мест в обеих палатах парламента в течение двух сроков созыва парламента независимо от результатов выборов. Боевики ФАРК, уже находящиеся в заключении, должны быть амнистированы, а в отношении оставшихся на свободе также объявляется амнистия, которая, однако, не распространяется на лиц, виновных в совершении преступлений, связанных с наркотиками, и военных преступлениях. Дела, касающиеся лиц, виновных в подобных преступлениях, должен рассматривать специально созданный суд. К юрисдикции этого суда относится также и рассмотрение дел в отношении преступлений, совершенных правительственными войсками. В соглашении предусматривалось, что максимальное наказание в отношении виновных не должно превышать 8 лет. При этом речь не идет о тюремном заключении. В течение срока наказания виновные должны будут своими усилиями возмещать тот ущерб, который они нанесли конкретной общине, то есть речь идет, фактически, об общественных работах. Наконец, ФАРК обязалась возместить ущерб лицам, пострадавшим от её действий. В целом можно говорить о том, что соглашение представляло собой весьма всеобъемлющий документ, направленный действительно на полное прекращение многолетнего вооруженного конфликта [13].

Президент Сантос среди сторонников одобрения подписанного мирного соглашения с ФАРК

В поддержку соглашения перед референдумом была развернута мощнейшая пропагандистская кампания. Лидером этой кампании, безусловно, являлся сам президент Сантос, который постоянно призывал колумбийцев поддержать соглашение. В поддержку соглашения выступили практически все политические партии страны, как левые, так и центристские и даже правые. Фактически, получился единый фронт от социалистов и «зеленых» до консерваторов. Соглашение было поддержано большинством печатных и электронных СМИ. Самые известные люди Колумбии безоговорочно поддержали соглашение. В частности, самые известные поп-звёзды Колумбии, например, Шакира, призвали избирателей сказать на референдуме «да» [14]. Звезда колумбийской футбольной сборной Фалькао сказал, что ему нужна страна, «способная прощать». Легендарный колумбийский футболист Карлос Вальдеррама вообще в ходе кампании постоянно выступал на митингах, агитируя за соглашение. Звезда велоспорта Найро Кинтана также призвал колумбийцев поддержать мирный процесс [15]. Такую же позицию заняли многие писатели, скульпторы и актеры.

Не меньшую поддержку соглашение получило и за рубежом. Оно было официально поддержано руководством ООН. Свои «лучики поддержки» соглашению слали главы всех латиноамериканских стран. В поддержку документа выступил президент США Барак Обама и руководство Европейского Союза. Наконец, за одобрение соглашения на референдуме выступил Папа Римский Франциск. Казалось бы, при наличии такого широкого фронта поддержки соглашения его одобрение избирателями представляется просто неизбежным. Однако, как оказалось, это было далеко не так.

Плакат противников утверждения соглашения с ФАРК с надписью: «Хотите видеть Тимошенко президентом? Голосуйте Да на референдуме»

Конечно, лагерь сторонников соглашения был весьма внушителен, однако в противовес ему возник значительно меньший по своим ресурсам, но очень активный лагерь противников сделки с ФАРК. И его харизматичным лидером стал бывший президент Колумбии Альваро Урибе, развернувший ожесточенную кампанию против соглашения (ох, как пожалело руководство ФАРК об убийстве его отца…). Неудержимый Урибе объездил буквально всю страну, агитируя против одобрения соглашения, и у него нашлись сторонники. Наиболее влиятельными из них стали кандидат в президенты на выборах в 2014 году Оскар Иван Зулуага, бывший президент страны Андрес Пастрана, который сам вел в свое время переговоры с ФАРК, и бывший генеральный прокурор Колумбии Алехандро Ордоньес, известный в стране своим крайним религиозным консерватизмом (как можно видеть, лагерь сторонников «нет» возглавили «бывшие»).  Кроме этого, против соглашения выступила и часть интеллигенции.

Акция противников утверждения мирного соглашения с ФАРК

Все претензии противников соглашения можно разделить на две группы: претензии к самой ФАРК и претензии к тексту соглашения. Что касается претензий к ФАРК, то они очевидны, если вспоминать историю деятельности данной организации. Прежде всего, именно ФАРК начала гражданскую войну. Именно ФАРК постоянно нападала на правительственные войска. ФАРК неоднократно срывала мирные переговоры. Как уже говорилось, ФАРК активно занималась бизнесом, связанным с наркотиками. Некоторые эксперты даже полагали, что в 90-годы прошлого века ФАРК была крупнейшим наркокартелем в мире. ФАРК постоянно захватывала заложников в целях получения выкупа, либо для достижения политических целей. При этом далеко не всегда заложники оставались в живых…. ФАРК терроризировала население на подконтрольных ей территориях, основываясь на принципах «революционной законности», в частности, не стесняясь экспроприировать частную собственность. В результате, большое количество людей было вынуждено бежать в районы, контролируемые правительственными силами. ФАРК призывала в свои ряды подростков, которые по оценкам правозащитных организаций составляли до 25% её военной силы [16]. Те же правозащитные организации указывали и на существование в рядах ФАРК сексуального рабства. Наконец, ФАРК постоянно обвинялась в грубом нарушении прав коренного населения страны – индейцев. Поскольку значительная часть лагерей организации находилась на территории проживания индейских племен, между ними и ФАРК с самого начала возникло противостояние. Организация сгоняла индейцев с их земель, а недовольные уничтожались [17]. И вот соглашение именно с такой организацией было предложено одобрить колумбийцам, многие из которых сильно пострадали от её деятельности.

Бойцы-подростки в рядах ФАРК

Что касается претензий к содержанию соглашения, то они были высказаны достаточно определённо. Противники соглашения полагали, что оно фактически оставляет безнаказанными членов ФАРК, повинных в совершении преступлений, поскольку им даже не грозило лишение свободы. Кстати, в этом вопросе Альваро Урибе и его сторонники нашли неожиданную поддержку со стороны международных правозащитных организаций Amnesty International и Human Rights Watch. Обычно эти организации стоят на весьма политкорректных позициях и выступают против любого применения силы и за поддержание мира. Однако в Колумбии они решительно выступили против соглашения, поскольку, по их мнению, оно оставляет безнаказанными лиц, совершавших серьёзные военные преступления, и тем самым нарушает права жертв ФАРК [18]. Также противники соглашения полагали, что оно фактически легализует деятельность ФАРК, связанную с наркотиками, а также дает «террористам» право участвовать в политической жизни и даже иметь квоту мест в парламенте. Более того, президент Сантос обвинялся в нарушении конституционных норм при подписании соглашения, поскольку в тексте конституции совершенно ничего не говорится о каких-либо парламентских квотах. Наконец, Урибе и его сторонники в своей агитации активно использовали тот факт, что посредником при переговорах выступала Куба и соглашение активно поддерживалось руководством Венесуэлы. Альваро Урибе пугал соотечественников тем, что после принятия соглашения страна станет ещё одной жертвой коммунистической идеологии «кастризма-чавизма», а ФАРК захватит власть, опираясь на свои финансовые ресурсы, полученные от продажи наркотиков.

В результате, в ходе агитационной кампании возникла крайне напряженная политическая атмосфера. Тем не менее, абсолютно все опросы общественного мнения показывали, что большинство колумбийцев проголосует за мир. Разные социологические службы уверяли, что за ответ «да» проголосует не менее 54% избирателей. И это был самый умеренный прогноз. Были и опросы, согласно которым за соглашение должно было проголосовать 64% и даже 72% избирателей [19]. Практически все в мире были уверены, что простые колумбийцы поддерживают соглашение с ФАРК. Автор этих строк лично наблюдал сюжеты на западном телевидении за день до голосования. В них сквозила твердая уверенность, что соглашение будет ратифицировано избирателями, хотя против него и выступают немногочисленные политические маргиналы.

И вот 2 октября 2016 года наступил момент истины. По всей Колумбии, кроме некоторых северных районов, затронутых ураганом, началось голосование по вопросу о ратификации мирного соглашения с ФАРК. И следует отметить, что результаты голосования стали громом среди ясного неба не только для правительства Колумбии и ФАРК, но и для всех международных медиа и политических элит. Как показал подсчет голосов, за одобрение мирного соглашения проголосовало только 49,78% избирателей, тогда как против него выступило 50,22% участников референдума. Таким образом, большинство тех, кто участвовал в голосовании, отвергли соглашение с ФАРК. Следует отметить, что явка избирателей на референдуме была весьма низкой и составила всего 37,43% [20]. Перед референдумом у правительства были опасения по поводу возможной низкой явки избирателей и именно поэтому было принято решение о том, что референдум будет считаться действительным даже если в нем примут участие только 13% зарегистрированных избирателей. Однако и этой меры оказалось недостаточно. Как показали результаты голосования, в тех районах, где господствовала ФАРК или шли активные боевые действия, большинство избирателей голосовало за соглашение. Напротив, во внутренних районах страны, мало затронутых войной, большинство избирателей выступило против соглашения.

Женщины составляют существенную часть бойцов ФАРК

Такие результаты голосования стали серьезным поражением, прежде всего, президента Колумбии Х. М. Сантоса и его «политики мира». Что касается ФАРК, то её руководство осознало, что простая сдача оружия не может стереть в головах многих жителей страны память о бесчинствах организации. При этом было бы самоуверенным утверждать, что лидеры ФАРК были заранее преисполнены оптимизма в отношении результатов этого референдума, не зря же они не хотели его проведения. Также следует упомянуть и о полном провале колумбийских социологов, предрекавших безоговорочную ратификацию соглашения населением. Это был уже второй случай грубой ошибки в мировой социологии (как известно, первым был Brexit).  И, наоборот, абсолютным триумфатором данного референдума оказался несокрушимый Альваро Урибе. Именно он смог организовать эффективную агитационную кампанию против мирного соглашения, имея намного меньшие медийные и финансовые ресурсы, чем правительство (считается, что в ходе агитационной кампании сторонники соглашения потратили в 11 раз больше денег, чем его противники). Уже на следующий день представители всех СМИ гонялись за Урибе в надежде взять у него интервью, а все телеканалы показывали толпы ликующих противников соглашения, которые, как оказалось, совсем не похожи на кучку маргиналов. Некоторые авторы утверждают, что А. Урибе и его сторонники сами не были готовы к своей победе и готовились к почетному поражению. Также говорится о том, что у «урибистов» не было никакого плана действий и они просто занимали деструктивную позицию в отношении соглашения. Сам Альваро Урибе, естественно, сразу же начал отрицать данные обвинения, заявляя, что он не против соглашения с ФАРК в принципе, но настаивает на ужесточении его условий. Следует отметить, что такой же позиции придерживаются и его сторонники, за исключением неукротимого Алехандро Ордоньеса, который уже сам факт переговоров с фарковцами называет «варварством».

Несмотря на поражение на референдуме правительство страны заявило, что диалог с ФАРК будет продолжен и будет подготовлено новое мирное соглашение. Руководство ФАРК, в свою очередь, заявило, что организация будет придерживаться текста соглашения и не будет возобновлять боевые действия.  Это, в частности, свидетельствует о том, что даже у руководителей ФАРК нет ни желания, ни возможности продолжать гражданскую войну, поскольку раньше подобный срыв договоренностей всегда приводил к возобновлению конфликта. Практически сразу после референдума возобновились переговоры между сторонами о заключении нового мирного соглашения, а 7 октября произошло довольно комичное событие: Нобелевский комитет объявил о вручении Нобелевской премии мира президенту Колумбии Хуану Мануэлю Сантосу за разработку соглашения, положившего конец гражданской войне. Тем самым президент Сантос стал вторым колумбийцем — нобелевским лауреатом после Габриэля Гарсии Маркеса. Однако, в отличии он награждения Маркеса, это присуждение премии имени Нобеля было воспринято неоднозначно. Комизм ситуации заключается в том, что премия присуждена за несостоявшееся событие. Понятно, что решение о вручении премии именно Сантосу принималось ещё до референдума, в успехе которого не сомневался, видимо, никто, кроме А. Урибе. Тем не менее, это решение стало ещё одним явным провалом Нобелевского комитета (наряду с вручением подобной премии Бараку Обаме). Пытаясь оправдаться, члены комитета указали, что премия вручена «авансом на будущее». Это поистине удивительное объяснение. Представим себе, что один очень известный писатель написал новый роман, который прочло несколько критиков и издателей. Они заявили, что, по их мнению, данный роман является вершиной мировой литературы и должен получить Нобелевскую премию. Основываясь на этих оценках Нобелевский комитет решает вручить премию этому автору. Однако, ещё до опубликования и вручения премии лауреат сжигает так и неопубликованное произведение, заявляя, что напишет новый ещё более превосходный роман. И получает премию «авансом». В общем, к Нобелевскому комитету с каждым годом возникает всё больше и больше вопросов…. Сам же президент Сантос сказал, что передаст полученную премию в помощь лицам, пострадавшим в ходе гражданской войны. Другое решение в сложившейся ситуации было бы крайне неэтичным.

Президент Сантос демонстрирует полученную «авансом» Нобелевскую премию мира

Как было сказано выше, практически сразу после референдума возобновились мирные переговоры между правительством и предводителями ФАРК. Однако и лагерь противников соглашения не собирался почивать на лаврах. Альваро Урибе начал создавать целую коалицию противников переговоров, результатом чего стало подписание антиправительственной декларации, в которой были изложены все претензии оппозиции к существующей власти. «Урибисты» постоянно подчеркивают необходимость применения реальных жестких уголовных наказаний в отношении лиц, совершавших военные преступления или участвовавших в наркоторговле, что неизбежно затронет большинство членов ФАРК. Кроме того, по их мнению, ФАРК с помощью денег, полученных от продажи наркотиков, и при поддержке Венесуэлы и Кубы попытается установить в Колумбии «марксистский режим». Таким образом, следует признать, что борьба вокруг мирного соглашения между правительством и ФАРК ещё очень далека от завершения.

История с колумбийским референдумом ставит перед нами большой философский вопрос: как можно прекратить мирным путем гражданскую войну и какова может быть приемлемая цена такого решения?  С одной стороны, страна устала от кажущейся уже бесконечной войны. От неё устало население, власти, да и сами «революционеры». При этом с каждым днем рос список материальных и человеческих жертв. Всё это так. Но, с другой стороны, столь длительная война неизбежно привела к резкому росту взаимного ожесточения в обществе и породила огромную ненависть, прежде всего, у всех колумбийцев, так или иначе пострадавших в период столь длительного военного конфликта (достаточно вспомнить самого А. Урибе). Готовы ли жертвы ради установления мира пойти по пути сознательного примирения с теми, кто так долго грабил, мучал и убивал их самих и их близких? Вопрос, надо признаться, довольно непростой, и не только для Колумбии. Приведем гипотетическую ситуацию. На берегу реки стоит город, чьи кварталы располагаются на обоих её берегах. И вот однажды один из берегов попадает под власть появившейся вооруженной группы, которая заявляет, что собирается строить коммунизм, и при этом силой отнимает собственность, практикует расстрелы, грабит соседние деревни, затем начинает заниматься наркоторговлей и захватывать на другом берегу заложников с целью выкупа. Кроме того, эта группа периодически пытается захватить и другой берег реки. Этот напряжённый процесс затягивается на 42 года, на протяжении которых эта группа непрерывно терроризирует весь город. В итоге руководство города начинает переговоры с этой группой и заключает с ней мирное соглашение. По условиям этого соглашения, данная группа перестает заниматься наркоторговлей, её руководители получают места в городском магистрате и право участвовать в выборах. Более того, практически никто из членов группы не подвергается серьезным наказаниям. Данное соглашение выносится на городской референдум. И каким будет голосование горожан в каждом конкретном случае? Вопрос во многом риторический.

А теперь перейдем от абстракции к конкретике. На наших глазах уже почти 3 года развивается вооруженный конфликт в Донбассе, сопровождающийся большими материальными и человеческими жертвами, а также массовой миграцией жителей в Россию и другие страны. За эти всего лишь 3 года уровень взаимного озверения сторон конфликта вырос до невиданных вершин. И если проводить аналогию с Колумбией, приходится признать, что на Украине ситуация сейчас совершенно иная. Стороны не готовы к полноценным двусторонним переговорам, причем как на уровне элит, так и на уровне населения. Сама идея проведения референдума подобного колумбийскому кажется сегодня смехотворной, поскольку ни одна из политических сил Украины сегодня не поддержит условия, подобные сделке правительства Колумбии с ФАРК. Если бы не международное давление, думается, донецкий конфликт по-прежнему находился бы в военной фазе. С другой стороны, не стоит забывать, что в Колумбии стороны конфликта пришли к соглашению только после нескольких десятилетий вооруженного конфликта, чего ни в коем случае не стоит желать ни Украине вообще, ни Донбассу в частности. В этом смысле опыт Колумбии в вопросе прекращения гражданской войны, как положительный, так и отрицательный, мог бы пригодиться при разрешении подобных конфликтов, в том числе и на Украине. В этом заключается ещё один урок прошедшего в Колумбии референдума.

Президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос и Тимолеон Хименес (команданте Тимошенко) при подписании нового мирного соглашения в Боготе 24 ноября 2016 г.

Что же касается мирного процесса, то он продолжается. 24 ноября 2016 года было подписано новое, несколько измененное, соглашение между правительством Колумбии и ФАРК. Стороны соглашения учли преподанный им урок, поэтому новое соглашение будет утверждено парламентом без проведения референдума [21]. Такое решение вызвало бурю негодования в лагере «урибистов». Естественно, было сказано о предательстве результатов народного волеизъявления и неполном учете интересов потерпевших. Сам Альваро Урибе заявил, что борьба ещё далеко не закончена. Тем не менее, представляется, что мирному разрешению конфликта просто нет альтернативы. Остается надеяться, что в итоге переговорного процесса будет достигнуто соглашение, которое прекратит междоусобицу в этой многострадальной стране. Станет ли это соглашение реальностью, покажет уже самое ближайшее будущее.

  1. Колумбия // Энциклопедия «Кругосвет»
  2. Historia del paramilitarismo en Colombia // História (São Paulo), on-line version ISSN 1980-4369
  3. Thomas R. Cook The Financial Arm Of The FARC: A Threat Finance Perspective // Journal of Strategic Security, Vol. 4, No. 1: Spring 2011
  4. Colombian army moves against rebels // BBC News, 21 February, 2002
  5. Blasts mar Colombia inauguration // BBC News, 7 August, 2002
  6. Президент Колумбии Альваро Урибе // Эхо Москвы, 10 ИЮЛЯ 2008
  7. Luis Alberto Moreno After a dark period, a better Colombia // The Boston Globe, August 19, 2004
  8. Imagen favorable del presidente Uribe rompió récord del 80 por ciento // EL TIEMPO, 23 de enero de 2008
  9. Neighbours cut ties with Colombia // BBC News, 4 March 2008
  10. Colombia court rules out any Uribe bid for third term // Los Angeles Times, February 27, 2010
  11. Farc peace deal: rebels and Colombian government sign accord to end war // The Guardian, 25 August 2016
  12. Estadísticas del conflicto armado en Colombia // Centro Nacional de Memoria Histórica, 2012
  13. Colombia decide el próximo 2 de octubre en referéndum si avala el acuerdo de paz con las FARC // EL MUNDO 25/08/2016
  14. Shakira, Carlos Vives y Fonseca hicieron llamado de paz tras la firma de los acuerdos // RCN Radio, Septiembre 27, 2016
  15. El mensaje de paz de Nairo Quintana tras su victoria //EL ESPECTADOR, 29 AGO 2016
  16. “YOU’LL LEARN NOT TO CRY”: Child Combatants in Colombia // Human Rights Watch, September 2003, ISBN 1564322882
  17. “We are a peaceful army” // Latinamerica Press, 12/1/2011
  18. Colombia: Historic peace deal must ensure justice and an end to human rights abuses // Amnesty International, 26 September 2016
  19. A 11 días del plebiscito por la paz, el «Sí» sigue siendo mayoría // EL ESPECTADOR, 20 SEP 2016
  20. Plebiscito 2 octubre 2016, República de Colombia // Registraduría nacional del estado civil, 2/10/2016
  21. Колумбия: подписано новое мирное соглашение между правительством и ФАРК // Euronews, 24/11/2016