Референдум против расселения мигрантов в Венгрии — по следам «двухвостой собаки»


coat_of_arms_of_hungary-svg2 октября 2016 года в Венгрии произошло событие, которое поистине взбудоражило всю Европу – в стране прошел референдум, на который правительством был вынесен вопрос «Согласны ли Вы с тем, чтобы Европейский Союз имел право расселять неграждан Венгрии на её территории даже без одобрения этого Национальным Собранием?»

Среди политиков и журналистов этот референдум сразу получил название «референдума о квотах». Речь конечно идет о таком спорном вопросе как квоты размещения мигрантов из Азии и Африки на территории стран-членов ЕС. Но перед тем как говорить о результатах данного референдума следует рассмотреть предысторию его проведения.

Как известно, в 2015 году по целому ряду причин европейские страны оказались перед лицом серьезнейшего в своей истории миграционного кризиса, в ходе которого на континент устремились сотни тысяч мигрантов из азиатских и африканских стран. Набольший удар на себя первоначально приняли балканские страны и Венгрия. Откликнувшись на призыв канцлера Германии Ангелы Меркель «примем всех», толпы мигрантов просто заполонили такие страны как Греция, Сербия и Венгрия. Эта катастрофическая ситуация вынудила руководителей этих стран принимать жесткие политические решения. И в этом смысле наиболее жесткую позицию занял премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. Уже в июне 2015 года по его инициативе началось строительство забора вдоль всей границы Венгрии с Сербией в целях предотвращения притока мигрантов [1]. Это вызвало бурные протесты с сербской стороны, но позиция В. Орбана была непреклонной. В сентябре прошлого года органы ЕС приняли решение о размещении прибывших мигрантов по всем странам-участницам согласно установленным квотам. Однако это решение вызвало крайнее недовольство в странах Восточной Европы, особенно в Венгрии. И уже в феврале 2016 года Виктор Орбан заявил, что в Венгрии будет проведен референдум по вопросу о том, должна ли Венгрия в обязательном порядке исполнять решение ЕС о миграционных квотах. Он также заявил, что система квот «изменит этническую, культурную и религиозную самобытность Венгрии и Европы, чего ни один орган ЕС не имеет права делать» [2].

Толпы восточных мигрантов, стремящихся попасть через Венгрию в Германию

5 мая, после изучения правовых аспектов, связанных с проведением референдума, Верховный Суд Венгрии разрешил его проведение. После этого решение о проведении референдума было одобрено Национальным Собранием Венгрии. За решение проголосовали депутаты от правящей коалиции, включающей правоцентристские партии «Фидес – Венгерский Гражданский Альянс», лидером которого является сам Виктор Орбан, и Христианско-демократическую народную партию (ХДНП). Также за проведение референдума голосовали депутаты от право-популистской партии «Движение за лучшую Венгрию» (по-венгерски «Йоббик»). Большинство депутатов от оппозиционных левых партий просто бойкотировали голосование. В то же время противники референдума попытались воспользоваться последней возможностью его предотвратить и подали сразу 4 жалобы в Конституционный Суд Венгрии [3]. Однако 21 июня 2016 года Конституционный Суд отклонил все эти жалобы. После этого проведение референдума стало неизбежным. Его проведение было назначено на 2 октября. Следует отметить, что инициировав данный референдум, Виктор Орбан бросил прямой вызов руководству Европейского Союза. ЕС и так сейчас находится не в лучшем состоянии после шокирующего референдума в Великобритании по Brexit. Теперь же лидер Венгрии, не ставя вопрос о выходе из ЕС, поставил перед Европой ещё одну каверзную дилемму: должны ли страны-члены ЕС в обязательном порядке подчиняться правилам единой миграционной политики, установление которых находится в компетенции европейских органов? Именно поэтому идея проведения референдума по вопросу квот мигрантов вызвала очень нервную реакцию у Брюсселя.

Hungarian policemen stand over a family of immigrants who threw themselves onto the track before they were detained at a railway station in the town of Bicske, Hungary, September 3, 2015. Reuters and The New York Times shared the Pulitzer Prize for breaking news photography for images of the migrant crisis in Europe and the Middle East. REUTERS/Laszlo Balogh TPX IMAGES OF THE DAY - RTX2AJJI

Отчаявшись попасть в Западную Европу, мигранты в Венгрии бросаются на рельсы

Уже в феврале 2016 года представитель Европейской Комиссии Наташа Берто заявила, что она не может понять, как данный референдум может быть согласован с теми решениями, которые были приняты всеми государствами, входящими в ЕС [4]. Советник премьер-министра Финляндии Паси Райала ехидно заметил, что его страна тоже могла бы провести референдум по вопросу «Согласны ли Вы с тем, что Финляндия и другие страны должны выделять Венгрии из структурных фондов ЕС 22 млрд. евро в год и ещё 3,45 млрд. на поддержку сельского хозяйства?». Министр финансов Испании Кристобаль Монторо заявил, что столь широкое применение референдумов может вообще привести к «смерти» Европейского Союза [5]. Глава Европарламента Мартин Шульц назвал планы по проведению референдума «абсурдными и подлыми» [6]. Некоторые аналитики полагали, что референдум станет первым шагом на пути выхода Венгрии из ЕС («Huxit»). Различные издания утверждали, что данный референдум является прямым вызовом Брюсселю и Ангеле Меркель и называли его «потемкинским референдумом». Наконец, Джеральд Кнаус, глава Европейской инициативы стабильности, завил, что Виктор Орбан начал «культурную контрреволюцию» в рамках ЕС, которая может привести к «концу либеральной Европы» [7]. По сути дела, европейские элиты развернули полноценную «информационную войну» против референдума и лично В. Орбана. Ему припомнили и давление на СМИ, и конфликты с Конституционным Судом, и пересмотр конституции с консервативных позиций. На некоторое время Венгрия и Виктор Орбан превратились в главную угрозу для ЕС, даже оттеснив на второй план Россию и Владимира Путина. Как справедливо отметил один российский автор, европейские элиты и раньше не очень жаловали Орбана, но в ходе агитационной кампании перед референдумом его представили в виде совсем уж людоеда [8]. Однако не этим элитам предстояло голосовать на референдуме.

Демонстрация противников политики Виктора Орбана; надпись на плакате: «мини-президент»

Что же касается ситуации в самой Венгрии, то она в тот момент сильно отличалась от общеевропейской. Прежде всего, следует отметить, что из политических сил в стране практически никто не выступал за одобрение миграционных квот. Единственной партией, которая выступила за квоты и в поддержку ЕС, оказалась не очень влиятельная левоцентристская Венгерская либеральная партия (ВЛП), созданная всего 3 года назад. По мнению лидера партии Габора Фодора, голосование против квот стало бы второй катастрофой для ЕС после Brexit’а. Партия даже взяла кредит для ведения агитационной кампании в поддержку квот. По её просьбе в агитационную кампанию включились и депутаты Европарламента. Так, Ги Верхофстадт, лидер парламентской группы «Альянс либералов и демократов за Европу» даже записал телеобращение к гражданам Венгрии,  в котором призвал проголосовать за квоты и тем самым за Европу и европейское будущее Венгрии [9].

Лагерь сторонников голоса «нет» на референдуме был значительно больше и разнороднее. Понятно, что за отрицательный ответ выступали партии правящей коалиции – «Фидес» и ХДНП, инициировавшие референдум. К ним присоединилась и небольшая консервативная Независимая партия мелких хозяев (НПМХ). Естественно, в этом лагере оказался и «Йоббик». Надо сказать, что «Йоббик» в принципе негативно относится к ЕС, считая, что Брюссель постоянно «унижает» Венгрию. Понятно, что и к мигрантам у партии накопилась критическая масса неприятных вопросов (кроме того, у партии имеются вопросы к евреям и цыганам). Безусловно, против квот выступила и крайне правая Венгерская партия справедливости и жизни (ВПСЖ). Эта партия крайне враждебно относится к мигрантам, позиционирует себя как антиевропейскую силу и в ходе агитационной кампании постоянно напоминала, что она была единственной парламентской партией, которая в 2003 году выступала против вхождения страны в ЕС.   Надо сказать, у этой партии накопилась масса вопросов не только к мигрантам, но и к евреям, цыганам, словакам, румынам, то есть ко всем кто, по мнению ВПСЖ, «предал историческую Венгрию».  Наконец, в этом же лагере оказалась и крайне левая коммунистическая Венгерская партия трудящихся (ВПТ). Партия также крайне скептически относится к ЕС, но уже с классовых позиций. Лидеры партии в ходе агитационной кампании указывали на то, что именно близорукая ближневосточная политика ЕС и привела к нынешнему миграционному кризису. Таким образом, в рядах противников квот оказались как правые, так и некоторые левые партии. Кроме того, в лагере сторонников ответа «нет» оказались практически все лидеры венгерских церквей и руководители объединений венгерской диаспоры в соседних странах.

Плакаты с изображением одного из лидеров партии «Йоббик» Мартона Дьендьоши в образе Гитлера; надпись на плакате: «Хайль Марси!»

Третий лагерь, к которому принадлежали сторонники бойкота референдума, составили левые партии. Однако в рядах партий, вошедших в этот лагерь не было единства. Так, внутри крупнейшей левой партии страны – Венгерской социалистической партии (ВСП) оказались как сторонники бойкота, так и сторонники отмены квот. Первоначально партия выступила за бойкот референдума. В июле 2016 года заместитель председателя партии Золтан Гогос призвал избирателей в день голосования остаться дома для того, чтобы «остаться в Европе». По его словам это должно было показать Виктору Орбану, что «люди выбирают европейское сообщество вместо Казахстана и Азербайджана» [10].  Однако, как оказалось, эта позиция не разделялась всеми членами партии. Часть рядовых членов и местных партийных организаций решила все-таки принять участие в голосовании и проголосовать против квот. Ещё больше ситуацию запутал новый лидер партии Дьюла Мольнар. В конце августа он заявил, что ВСП может поддержать ответ «нет», но при этом, по его мнению, в любом случае референдум не будет иметь юридических последствий [11]. Подобная неоднозначная позиция вызвала растерянность в партии и недовольство части партийного руководства. В результате, через несколько дней Д. Мольнар заявил, что его неправильно поняли, и он считает референдум «бессмысленным». В такой странной ситуации часть членов партии решила участвовать в референдуме, но при этом испортить бюллетень. В целом можно сказать, что крупнейшая оппозиционная партия страны так и не выработала однозначного подхода по вопросу о голосовании на референдуме. Более четко и единодушно в пользу бойкота высказались другие более мелкие левые и левоцентристские партии – «Демократическая коалиция» (ДК), «Вместе», «Диалог». Кроме того, к «лагерю бойкота» присоединилась либеральная центристская партия «Движение за современную Венгрию».

Лидер Венгерской социалистической партии Дьюла Мольнар

Четвертый политический лагерь в преддверии референдума образовали сторонники политического нейтралитета. Данный лагерь был представлен только одной недавно возникшей партией – «Политика может быть другой». Руководство партии раскололось по вопросу о том, какую позицию следует занять на референдуме, и предоставило членам партии свободу при голосовании. Наконец, в ходе агитационной кампании выявился и пятый политический лагерь, но о нем будет сказано чуть ниже.

Сразу после назначения даты референдума правительство В. Орбана развернуло очень жесткую и даже в чем-то агрессивную агитацию в пользу отрицательного ответа по вопросу о квотах для мигрантов. Следует сказать, что венгерский референдум оказался действительно из ряда вон выходящим явлением. Правительство, которое инициировало проведение народного голосования, прямо выступало за отрицательный ответ на поставленный вопрос. Безусловно, и в других странах, например, в Швейцарии, бывают случаи, когда правительство призывает избирателей дать отрицательный ответ по какому-либо вопросу, но обычно это касается голосований, инициированных «снизу» самими гражданами. Ситуации же, когда правительство предлагает проведение референдума и активно выступает за ответ «нет» встречаются крайне редко. Тем не менее, именно такую позицию заняло венгерское правительство.

По инициативе Виктора Орбана были выделены весьма значительные средства на агитацию против квот для мигрантов в печатных и электронных средствах массовой информации. По всей стране были расставлены рекламные щиты с вопросами к избирателям. Например, «Знаете ли вы, что более 300 человек погибли в результате терактов в Европе с начала миграционного кризиса?», «Знаете ли вы, что в прошлом году 1,5 миллиона нелегальных мигрантов прибыло в Европу?», «Знаете ли вы, что Брюссель хочет принудительно расселять нелегальных мигрантов в Венгрии?», «Знаете ли вы, что только из одной Ливии в Европу хочет приехать почти миллион мигрантов?», «Знаете ли вы, что с начала миграционного кризиса в Европе увеличилось число сексуальных домогательств в отношении женщин?». Некоторые либералы и правозащитники назвали подобные щиты расистскими и ксенофобскими, но это совершенно не смутило Виктора Орбана [12].

Правительственный плакат с вопросом «Знаете ли вы, что в прошлом году полтора миллиона нелегальных мигрантов прибыло в Европу?»

Столь массовая агитация породила своеобразную ответную реакцию. Выше мы уже говорили о «пятом лагере». Этот лагерь был представлен официально зарегистрированной в Венгрии «Партией венгерской двухвостой собаки» (ПВДС), которая уже несколько лет занимается «политическим троллингом» в отношении премьер-министра Орбана и его правительства. В противовес правительственной агитации партия оплатила выпуск и размещение большего количества рекламных плакатов с издевательскими вопросами вроде «Знаете ли вы, что в Сирии идет война?», «Знаете ли вы, что один миллион венгров хочет эмигрировать в Европу?», «Знаете ли вы, что дерево может упасть на голову?», «Знаете ли вы, что во время Олимпийских игр самая большая опасность для венгерских участников исходила от иностранных конкурентов?». Лидеры ПВДС призвали избирателей участвовать в референдуме, но при голосовании портить бюллетени. Подобная агитация вызвала крайнее раздражение у правых партий, особенно у «Фидес» и ВПСЖ, активисты которых активно срывали плакаты «собачников», что являлось грубым нарушением избирательного законодательства.

Издевательский плакат «Партии венгерской двухвостой собаки» с вопросом «Знаете ли вы, что в столичный водопровод контрабандисты в любой момент могут запустить ЛСД?»

Виктор Орбан однако не ограничился только размещением рекламных щитов. Фактически, по его инициативе, в Венгрии началась беспрецедентная кампания давления на местные органы власти. Правительство начало принуждать муниципальные органы высказаться против квот для мигрантов. В тех муниципальных образованиях, где у власти находились представители правящей коалиции, с подобными высказываниями проблем не возникло. Сложнее было с теми муниципалитетами, которые управлялись представителями левой оппозиции. Далеко не все из них были готовы принести «клятву верности» правительству. В ходе дискуссии по этому поводу В. Орбан сделал очень смелое заявление, обвинив мэров нескольких венгерских городов (Сегеда, Шалготарьяна и некоторых других) в том, что они тайно ведут переговоры с руководством Евросоюза о приеме мигрантов. Эти политические фантазии главы правительства вызвали очень резкую реакцию, в частности, со стороны мэра Сегеда Ласло Ботки, который заявил, что правящая партия «Фидес» впала в маразм, если считает, что простой мэр города может запросто вести переговоры с руководством ЕС. Кроме того, правительство прозрачно намекало, что тем муниципалитетам, которые не выскажутся против квот, может быть уменьшено финансирование [13]. Такое использование «административного ресурса», уже давно ставшее обыденностью в странах СНГ, для венгров оказался в диковинку. В последние дни перед референдумом В. Орбан непрерывно раздавал интервью различным СМИ, в которых в фактически обвинил противников референдума, прежде всего левые партии, в «предательстве Венгрии» [14].

Довольно агрессивную кампанию проводила и партия «Йоббик». Чтобы как-то отличаться от правящей партии, «Йоббик» критиковал Орбана за то, что именно его нерешительные действия в 2015 году привели к необходимости проведения референдума. Кроме того, лидеры партии довольно сдержанно относились к самой идее проведения референдума, полагая, что лучше было бы принять поправку к конституции, в которой был бы закреплён запрет на прием мигрантов. Они были уверены, что большинство венгров проголосует против квот, но опасались низкой явки избирателей и признания референдума несостоявшимся. А это, в свою очередь, соответственно ослабит позиции Венгрии и повлечет усиление давления со стороны Брюсселя [15]. Как показали результаты референдума, лидеры «Йоббика» оказались провидцами.

Инициатор референдума премьер-министр Венгрии Виктор Орбан на избирательном участке

Как и следовало ожидать в описываемой ситуации, результаты референдума 2 октября оказались довольно противоречивыми. С одной стороны, голосование показало, что любителей размещать мигрантов в Венгрии довольно мало. Только 1,64% избирателей сочли, что Евросоюз может указывать Венгрии, должна ли она размещать у себя мигрантов в обязательном порядке и сколько их должно быть. Данная цифра показывает настоящее отношение венгерского общества к проблеме размещения людей, которых вообще-то позвала к себе Ангела Меркель (кстати, это и показатель популярности Венгерской либеральной партии, призывавшей ответить «да»). 98,36% избирателей высказались против навязывания Евросоюзом каких-либо обязательных миграционных квот для Венгрии. Казалось бы, подобные итоги стали триумфом Виктора Орбана. Однако не всё оказалось столь однозначным. Во-первых, в голосовании приняло участие только 44,04% избирателей при обязательной явке в 50% [16], и на этом основании референдум официально был признан несостоявшимся, что и предрекала партия «Йоббик». Во-вторых, при подсчете голосов выявилось, что 6,17% бюллетеней были испорчены и признаны недействительными (в Будапеште доля таких бюллетеней составила 11%), к чему активно призывала «Партия венгерской двухвостой собаки». Подобный уровень недействительных бюллетеней является наивысшим за всю историю Венгрии.

Плакат «Партии венгерской двухвостой собаки», призывающий голосовать одновременно «ДаНет»

В итоге результаты референдума были по-разному восприняты властью и оппозицией. Представители правящей коалиции сразу после оглашения результатов голосования объявили о своей победе. Было сказано, что даже если референдум не состоялся юридически, то политически он был вполне успешен. Представители коалиции особенно подчеркивали тот факт, что против квот для мигрантов проголосовало в цифровом выражении даже больше людей, чем в своё время на референдуме о вступлении в ЕС. Виктор Орбан заявил о победе Венгрии и о том, что его страна оказалась единственной страной-членом ЕС, где вопрос о размещении мигрантов решал сам народ. Также он заявил, что подобный результат будет сильным аргументом Венгрии в дискуссии с Брюсселем. По мнению главы правительства, назрела необходимость внесения поправок в конституцию, которые официально закрепили бы итоги прошедшего референдума [17] (а ведь «Йоббик» предлагал….). Чуть позднее Орбан вообще потребовал пересмотра Лиссабонского договора ЕС, чтобы изъять миграционную политику из общей европейской компетенции, что ставит под вопрос само существование Шенгенской зоны.

Однако далеко не все разделяли восторженные чувства премьер-министра Венгрии. Партия «Йоббик» заявила, что Виктор Орбан вверг страну в авантюру. Лидер партии Габор Вона сказал, что глава правительства «забил гол в свои ворота». По его мнению, недействительный референдум оказался на руку Брюсселю, который теперь будет отвергать все предложения венгров [18]. Вона указал, что «Йоббик» с самого начала предлагал закрепить запрет приема мигрантов в конституции, что было проигнорировано В. Орбаном. На этом основании лидер партии «Йоббик» потребовал, чтобы глава правительства поступил как Дэвид Кэмерон после голосования по Brexit, то есть ушел в отставку. Венгерская социалистическая партия заявила, что В. Орбан провел «очень дорогостоящий опрос общественного мнения» на основании которого абсолютно невозможно принимать какие-либо поправки к конституции. Лидеры партий, выступавших за бойкот голосования, в целом сочли итоги референдума своей победой и поражением «ксенофоба» Орбана. Лидер Венгерской либеральной партии Габор Фодор заявил, что референдум стал огромным ударом для В. Орбана.

Лидер партии «Йоббик» Габор Вона, раскритиковавший идею проведения подобного референдума

Если смотреть со стороны, то итоги референдума также представляются неоднозначными. С одной стороны, их можно оценить как серьезную победу Виктора Орбана. Референдум показал, что после 27 лет нахождения в большой политике он по-прежнему является лидером венгерского общественного мнения. С помощью референдума ему удалось существенно повысить свой рейтинг, который в последнее время несколько уменьшился. Референдум позволил Орбану существенно деморализовать и без того ослабленную оппозицию, которая не смогла сформулировать единой внятной точки зрения по вопросу квот для мигрантов (все-таки, бойкот – не идеальное решение вопроса). Глава правительства показал, что он располагает значительной поддержкой избирателей, что весьма важно в преддверии предстоящих парламентских выборов.

С другой стороны, референдум выявил, что далеко не все венгры готовы поддерживать лично В. Орбана даже если они сами не очень позитивно расценивают приезд мигрантов. Премьер-министр нажил себе врагов среди крайне правых, которые считают, что своей «референдумной авантюрой» он ослабил Венгрию перед лицом Брюсселя. ЕС также не восприняло итоги референдума, поскольку формально он действительно не состоялся. Тогда надо ли его учитывать? Отношение европейской политической элиты к Виктору Орбану и раньше не было особенно позитивным, но теперь он воспринимается на Западе просто как ксенофобское чудовище.

Венгерские избиратели в национальных костюмах

Думается, кроме защиты Венгрии от мигрантов, целью В. Орбана при проведении референдума было желание позиционировать и себя лично, и свою страну в качестве главных оппонентов нынешнего руководства Евросоюза, особенно в вопросах касающихся миграционной политики. Главным лидером лагеря евроскептиков до недавнего времени была Великобритания, но после своего референдума о выходе из ЕС она потеряла право голоса на европейском уровне. Однако евроскептики в Европе остались и теперь Виктор Орбан становится их «знаменосцем». Понятно, что Венгрия по своему значению несопоставима с Великобританией, тем не менее, её голос уже слышен весьма отчетливо. При этом Виктор Орбан, в отличие от английских политиков или Марин Ле Пен, не выступает за выход своей страны из ЕС, он лишь хочет ограничить компетенцию европейских властей в некоторых сферах, в частности, в вопросах миграции. Именно поэтому его евроскептицизм носит довольно умеренный характер, что не мешает евробюрократии рассматривать его сейчас в качестве своего главного врага.

Виктор Орбан и воздвигнутые им на границах Венгрии заграждения против мигрантов

Впрочем, брюссельским чиновникам следует помнить, что В. Орбан – явление весьма уникальное в современной Восточной Европе. Он принадлежит к ставшей уже легендарной когорте политиков, которые пришли к власти в конце 80-х годов прошлого века и активно содействовали краху коммунистических режимов в Восточной Европе. К этой когорте принадлежали Л. Валенса и Т. Мазовецкий в Польше, Вацлав Гавел в Чехии, Желю Желев в Болгарии, Владимир Мечьяр в Словакии, Ион Ильеску в Румынии и т.д. Где все они сейчас? Иных уж нет, а те далече…. А вот Виктор Орбан уже 27 лет, то падая, то поднимаясь, остается главной фигурой на политической сцене Венгрии. Поэтому, думается, брюссельским политикам при всем их нежелание придется вести с ним диалог ещё долгое время.

  1. Hungary to fence off border with Serbia to stop migrants // Reuters, Jun 17, 2015
  2. Orbán: Népszavazás lesz a betelepítési kvótáról // MNO, 2016. február 24.
  3. Zöld utat adott a kvótanépszavazásnak az Alkotmánybíróság // Origo, 2016.06.21.
  4. EU Commission questions legality of Hungary’s migrant referendum // Euronews., 25/02/2016
  5. Európai Bizottság: nem értjük, hogyan illik bele a népszavazás az EU-s döntéshozatalba // Index.hu, 2016.02.25.
  6. Martin Schulz: Abszurd és aljas ötlet Orbán népszavazása // Index.hu, 2016.03.23.
  7. Hungarian referendum decides whether to slam the door on migrants // The Guardian, 1 October 2016
  8. Полу-Huxit. Куда приведет новый виток конфликта Венгрии с ЕС // Московский Центр Карнеги3.10.2016
  9. Verhofstadttal kampányolnak a Liberálisok // Mandiner.migracio, 2016. szeptember 12.
  10. «Mindenki maradjon otthon, hogy maradhassunk Európában» // NÉPSZAVA online, 2016. júl 5.
  11. Molnár Gyula: Az MSZP kész támogatni a kormányt // HÍR TV, 2016. augusztus 31.
  12. Xenophobia running high before Hungary’s migrant referendum // Euobserver, 18. JUL 2016
  13. Kvótacsapdába ejtette a kormány a településeket // Index.hu, 2016.09.30.
  14. Orbán Viktor: Szeretem ezt az országot, és nem szeretném, ha külső parancsra valaki megváltoztatná // Origo, 2016.09.22.
  15. Vona: El kell menni a kvótanépszavazásra, és nemmel kell szavazni // Index.hu, 2016.08.13.
  16. National referendum October 2, 2016 // Valasztas.hu
  17. Orbán nagyszerű eredményről beszélt, és kezdeményezi az alaptörvény módosítását // Index.hu, 2016.10.02.
  18. Vona szerint hatalmas öngólt rúgott Orbán a népszavazással // Hvg.hu, 2016.10.02.