Выборы в Басконии и Галисии: рассвет левого национализма


Coat_of_Arms_of_Spain_(corrections_of_heraldist_requests).svg25 сентября 2016 года в Испании прошли выборы в парламенты двух автономных сообществ – Страны Басков (Басконии) и Галисии, в которых (как и в Каталонии) наиболее сильны националистические настроения и уже давно и открыто обсуждается вопрос о выходе из состава королевства.

Итоги данных выборов имели для Испании довольно большое значение по двум причинам. Во-первых, эти два региона, наряду с Каталонией, отличаются по национальному составу населения от всей остальной Испании. Во многом, поэтому к ним всегда приковано большее внимание, чем к другим регионам королевства. Кроме того, правовой статус этих трех регионов отличается от подобного статуса других регионов страны. В особенной степени это касается Страны Басков, которая обладает наибольшими властными полномочиями по сравнению с другими регионами Испании. Некоторые эксперты даже заявляют, что Баскония имеет больше полномочий, чем любая другая территориальная единица в Европе [1]. Тем не менее, Баскония, Галисия и Каталония всегда были «головной болью» для любого испанского правительства по причине существующего в них националистического движения, пользующего широкой популярностью у населения этих автономных сообществ. И если в Галисии национализм всегда проявлялся в «мягких» формах, то в Каталонии и Стране Басков он был и остается связанным с идеей независимости. Однако, если каталонцы традиционно предпочитали бороться за независимость политическими методами, то в Басконии на протяжении многих десятилетий шла вооруженная борьба за отделение от Испании, воплощением которой стала деятельность знаменитой группировки ЭТА. Именно поэтому выборы в данных регионах всегда крайне важны не только для их жителей, но и для центрального испанского правительства. Во-вторых, данные выборы проходили в условиях крайне затянувшегося политического кризиса в Испании, продолжающегося уже почти год. Проявлением этого кризиса стала неспособность крупнейших испанских партий договориться друг с другом по вопросу формирования правительства. В этих условиях региональные выборы должны были стать своеобразным «индикатором» настроений в обществе по вопросу о доверии ведущим политическим силам.

Начнем наш обзор со Страны Басков. Следует отметить, что выборы в регионе были назначены раньше положенного срока. Глава правительства Басконии (по-баскски эта должность называется lehendakari) Иньиго Уркулью обосновал данный шаг желанием развести региональные и возможные парламентские выборы, вероятность досрочного проведения которых остается очень высокой (кстати, если они будут назначены, это будут уже третьи парламентские выборы в Испании за этот год). В ходе выборов избирателям предстояло избрать 75 депутатов регионального парламента Басконии посредством пропорциональной избирательной системы, в соответствии с которой в парламент проходят партии, получившие более 5% голосов избирателей. Однако перед тем как перейти к анализу результатов выборов следует сказать несколько слов об особенностях политической жизни в Стране Басков.

Глава правительства Басконии и лидер Баскской националистической партии Иньиго Уркулью

Одной из важнейших особенностей современной Басконии является почти постоянное политическое господство националистических партий, прежде всего, Баскской националистической партии (БНП, Partido Nacionalista Vasco, PNV). Это старейшая баскская партия, которая была создана ещё в 1895 году. С самого начала она стояла на позициях умеренного национализма, консерватизма и защиты христианских ценностей. Не случайно, что и сегодня она является членом Христианско-демократического интернационала. История партии представляет собой весьма сложный и извилистый путь. Первым периодом её расцвета было время после свержения монархии в 1931 году. Партия весьма активно участвовала в выборах вплоть до начала Гражданской войны 1936-1939 гг. Начало этой войны поставило перед партией весьма сложный выбор. С одной стороны, идеология БНП была весьма далека от идейных установок социал-коммунистического правительства республиканцев и весьма мало отличалась от идей сторонников генерала Франсиско Франко. С другой стороны, мадридское правительство сразу пообещало предоставить Стране Басков весьма широкую автономию, тогда как Ф. Франко безоговорочно стоял на позиции «единой Испании», отрицая какие-либо политические и языковые права меньшинств. Кстати, языковая политика в период правления генерала Франко вообще носила весьма специфический характер: каталонский, галисийский и баскский языки были фактически запрещены. Более того, иногда даже говорилось, что это не языки вовсе. Однако, если в отношении каталонского и галисийского языков это, скрипя зубами, ещё можно было утверждать, поскольку они весьма близки к испанскому, то говорить подобное про язык басков могли только лингвистические фантазёры.

В этой ситуации после некоторых колебаний большинство членов и активистов БНП решило поддержать Республику. И именно представители БНП возглавили первое в истории правительство баскской автономии. При этом следует отметить один очень интересный момент. Дело в том, что на протяжении всей Гражданской войны территория баскской автономии была отделена от остальной части территории Республики войсками франкистов, представляя собой своеобразный «политический анклав».  Следствием этого стало весьма ограниченное взаимодействие руководства Страны Басков с центральным республиканским правительством. По мнению некоторых историков, в годы Гражданской войны на территории Басконии фактически возникло независимое баскское государство, лишь номинально подчинявшееся Мадриду и осуществлявшее политику, во многом отличную от идей левых республиканцев. Официальный Мадрид вынужден был закрывать на это глаза, поскольку нуждался в военной поддержке басков.

Войска генерала Франко вступают в басконский город Бильбао при полном равнодушии со стороны горожан летом 1937 года

После оккупации Страны Басков войсками Франсиско Франко автономия области была ликвидирована также, как и официальный статус баскского языка. БНП была запрещена, а её сторонники подвергались репрессиям. Естественно, партия выступала против франкистского режима, но при этом не применяла насильственных методов ведения политической борьбы. Такая позиция вызвала недовольство у части молодых радикальных активистов, которые в конце 50-х годов прошлого века вышли из партии и создали знаменитую группировку ЭТА, поставившую своей целью террор в отношении представителей испанских властей. Следует отметить, что ЭТА отличалась от БНП не только методами борьбы с режимом. Руководство ЭТА порвало с умеренно-консервативной идеологией БНП и резко свернуло влево, фактически встав на позиции марксизма-ленинизма. В этом смысле ЭТА стала «создателем» ещё одной особенности баскской политики – левого национализма. Традиционно термин «национализм» ассоциируется в Европе, да и не только, с правыми партиями. Однако в Испании 40-70 годов прошлого века консервативная политическая повестка была полностью монополизирована франкистским режимом, поэтому представляется совершенно естественным, что противники режима переходили на позиции, характерные для левых партий. Позиция ЭТА вызывала симпатии не только в Стране Басков, но и многих людей за её пределами. В частности, многие представители испанской интеллигенции видели в бойцах ЭТА пусть слишком радикальных, но все же борцов с диктаторским режимом. Такой добровольный «обман зрения» продолжался до момента перехода Испании к демократии в середине 70-х годов прошлого века. Именно тогда выяснилось, что демократия для ЭТА вторична, а первична независимость Басконии, что выразилось в совершении группировкой террористических актов теперь уже против представителей демократических испанских властей. На данный момент ЭТА не ведет вооруженной борьбы с правительством, однако, как показывает история, эта борьба может возобновиться в любой момент.

Арнальдо Отеги Мондрагон, член ЭТА и один из лидеров партии «Батасуна», непримиримый борец за независимость Басконии

Что же касается БНП, то после ликвидации диктатуры Франко и перехода к демократии она была легализована и сразу заняла господствующее положение в Стране Басков. Партия, за исключением очень кратких периодов, постоянно контролирует правительство региона либо единолично, либо в коалиции с другими партиями. Следует сказать, что партия прямо не выступает за независимость Басконии, но при этом постоянно требует перераспределения полномочий между центром и регионом в пользу усиления роли региональных органов власти. Показательна в этом смысле предвыборная риторика лидера партии Иньиго Уркулью, возглавляющего правительство Басконии. С одной стороны, он говорил об идее «независимости 21 века», с другой, распространялся о новом этапе «переговоров с Испанией» (очень показательна сама идея о «переговорах Испании и Страны Басков»). В этом смысле очевидно, что лидер БНП балансирует между сторонниками независимости и сторонниками расширения прав автономии в рамках Испании, которых также немало в партии. Примечательно, что БНП была одной из очень немногих партий, которая отказалась участвовать в работе «круглого стола» при переходе к демократии в 70-х годах прошлого века. На референдуме по принятию ныне действующей конституции она призвала своих сторонников не принимать участия в голосовании, поскольку речь идет о «конституции чужого государства» (подобную аргументацию, к слову, в 1993 году использовали власти Чечни и Татарстана, не допустившие голосования на референдуме по новой конституции РФ на территории своих республик). В результате явка на референдуме в Басконии была самой низкой в Испании и там же был зафиксирован наибольший процент голосов против принятия конституции. При всём при этом БНП является последовательно проевропейской партией и в своё время призывала своих сторонников проголосовать за принятие европейской конституции.

Арнальдо Отеги выходит из испанской тюрьмы в марте 2016 года

Выборы 2016 года в парламент Страны Басков проходили в весьма специфической ситуации, обусловленной историческим прошлым региона. 1 марта из тюрьмы, отбыв положенный срок, вышел Арнальдо Отеги, в прошлом лидер запрещенной баскской националистической партии «Батасуна» и незарегистрированной партии «Сорту». Он был приговорен к тюремному заключению за членство в ЭТА и публичной поддержке её террористических акций. Следует указать, что «Батасуна» вообще являлась политическим крылом ЭТА и никогда не осуждала баскский терроризм, называя членов организации «баскскими солдатами». Партия была запрещена Верховным Судом Испании в 2003 году и позднее данный запрет был подтвержден Конституционным Судом Испании. Данные решения были обжалованы в Европейский суд по правам человека, который поддержал действия испанских судов, указав в своем решении, что деятельность «Батасуны» угрожает испанской демократии, а её идеология «несовместима с концепцией демократического общества» [2]. Запрет «Батасуны» стал первым в целой череде решений испанских судов о прекращении деятельности баскских националистических партий. Согласно судебному решению, А. Отеги был лишен права занимать любые должности на государственной службе до 2021 года [3].

Лидеры баскской националистической коалиции «Единство Страны Басков» (EH Bildu): в центре — Маддален Ириарте, справа — Арнальдо Отеги

Несмотря на этот запрет, коалиция баскских националистических партий «Единство Страны Басков» (баск. Euskal Herria Bildu, EH Bildu) демонстративно выдвинула Арнальдо Отеги первым номером в своем списке и кандидатом на пост главы правительства Басконии. И это было совершенно естественно, поскольку коалиция выступает за независимость Страны Басков и является в определенной мере продолжательницей традиций «Батасуны». Данное решение вызвало скандал в регионе и вынудило все остальные партии высказаться по поводу данного выдвижения. При этом позиции партий оказались весьма различными. БНП и местное отделение общеиспанской партии «Подемос» («Мы можем») заявили, что считают Отеги вправе баллотироваться в качестве кандидата, и сами избиратели должны решить его политическую судьбу. Позиция басконского отделения «Подемос» в этом вопросе не должна вызывать удивления хотя бы потому, что первым номером в его списке шла Пилар Забала, брат которой Хосе-Игнасио Забала являлся членом ЭТА и был зверски убит в 1983 году тайными «эскадронами смерти» GAL (исп. Grupos Antiterroristas de Liberación), тайно созданными некоторыми членами правительства Испании в 80-х годах для борьбы с баскскими националистами. Напротив, местные отделения Испанской социалистической рабочей партии (исп. Partido Socialista Obrero Español, PSOE, ИСРП) и Народной партии (исп. Partido Popular, PP, НП) потребовали снять кандидатуру А. Отеги. В результате, в конце августа избирательная комиссия приняла решение, что А. Отеги не может участвовать в выборах и первым номером списка EH Bildu стала журналистка Маддален Ириарте [4]. Ситуация с выдвижением А. Отеги очень показательна для политического процесса в Стране Басков. Если представить себе нечто подобное в России, то аналогом баскских событий этого года могла быть ситуация, когда список одной из региональных чеченских партий на выборах парламента Чечни возглавил бы вышедший из заключения Салман Радуев или Шамиль Басаев. Резонанс был бы похожим.

Кандидаты басконского отделения партии Подемос, справа вверху — Пилар Забала

Результаты выборов показали, с одной стороны, преемственность развития политической жизни в Стране Басков, с другой – обозначили некоторые новые тенденции. Прежде всего, следует отметить продолжающееся политическое доминирование в Басконии умеренных националистов из БНП. Они улучшили свой результат по сравнению с предыдущими выборами, получив почти на 3,5% больше голосов избирателей (в прошлый раз они набрали 34,2% голосов, в этот раз – 37,42%). Это позволило партии получить 28 мест в региональном парламенте. Второе место, как и в прошлый раз, заняла коалиция националистов EH Bildu. Правда, по сравнению с предыдущими выборами, она потеряла часть голосов (было 24,7%, стало 21,1%). По итогам выборов коалиция получила 18 мест в региональном парламенте. Таким образом, прошедшие выборы ещё раз показали, что в политической жизни Страны Басков полностью господствуют националистические партии, за которые голосует примерно 60% избирателей. В этом смысле Баскония представляет собой уникальный феномен в рамках современной Испании, в остальных регионах которой господствуют все-таки общенациональные партии.

Председатель Баскской националистической партии Андони Ортузар

Тем не менее, и в Стране Басков происходят политические изменения. На этих выборах в регионе очень неплохо выступило местное отделение недавно возникшей лево-популистской партии «Подемос». За неё проголосовало 14,74% избирателей, что позволило ей занять третье место и получить 11 мест в басконском парламенте.  Подобный результат был обусловлен общим для всей Испании подъёмом поддержки избирателями новой левой «антисистемной партии» и довольно деликатным подходом регионального отделения «Подемос» к проблеме баскского национализма.

Идойя Мендиа — первый номер в списке Испанской социалистической рабочей партии на выборах в Стране Басков

Другой показательной тенденцией этих выборов стало ослабление позиций двух испанских «политических гигантов» – ИСРП и НП. В одной из своих предыдущих статей мы уже указывали, что в последние годы эти две партии стали получать существенно меньше голосов избирателей из-за разочарования последних в их политике и появления новых сильных конкурентов. Что касается Страны Басков, то ИСРП и НП здесь особо много голосов никогда и не получали, но прошедшие выборы стали особенно провальными. Социалисты смогли набрать только 11,87% голосов, что на 7% меньше, чем на предыдущих выборах (совершенно очевидно, что подавляющее большинство этих голосов «подобрала» «Подемос»). В результате у социалистов осталось лишь 9 депутатских мест (а было 16). «Народники» тоже ухудшили свои результаты по сравнению с предыдущими выборами, набрав лишь 10,1% голосов избирателей и также получив 9 мест в парламенте. Конечно эти партии в целом по Испании сдали прежние позиции, но тем не менее даже сейчас за них в совокупности голосует более 50% избирателей. В Басконии же они в это раз вместе смогли получить чуть более 20% [5]. Итоги выборов в очередной раз показали, что Страна Басков в политическом плане обладает спецификой несопоставимой с другими испанскими регионами, а сама избирательная кампания, особенно выдвижение А. Отеги, свидетельствуют, что проблема баскского национализма ещё далека от своего решения.

Шествие Галисийского националистического блока

В тот же день, 25 сентября 2016 года, прошли и выборы в парламент Галисии. Избирательная система Галисии практически полностью копирует избирательную систему Страны Басков. В ходе региональных выборов также избирается однопалатный парламент, состоящий из 75 депутатов. Выборы проходят с использованием пропорциональной избирательной системы. Следует отметить, что в Галисии эти выборы, как и в Басконии, проходили раньше положенного срока. По плану, выборы должны были состояться в октябре, но узнав о назначении досрочных выборов в Стране Басков, глава регионального правительства (которое в Галисии называется милым русскому сердцу словом хунта) и лидер Народной партии Галисии (исп. Partido Popular de GaliciaАльберто Нуньес Фейхоо принял решение также немного сдвинуть дату проведения голосования. При этом он ссылался на неразумность проведения выборов в Галисии практически сразу после выборов в Басконии в условиях и так свойственной сейчас Испании политической неопределенности [6].

Лидеры Народной партии: и. о. премьер-министра Испании Мариано Рахой (справа) и глава правительства (хунты) Галисии Альберто Нуньес Фейхоо (слева)

Перед тем как говорить о результатах этих выборов, следует сказать несколько слов и об особенностях политической жизни Галисии. У Галисии и Страны Басков есть несколько общих политических черт. Прежде всего, как уже говорилось выше, оба региона отличаются по национальному составу от остальной Испании, являясь «регионами меньшинств». В обоих регионах действуют националистические партии, часть из которых нацелена на отделение от Испании. В обоих регионах национальные движения возникли во второй половине XX века. Однако между Страной Басков и Галисией всегда имелись и серьёзные политические различия. Галисийский национализм развивался медленнее, чем баскский и носил более умеренный характер. Очень показательным в этом смысле является пример Гражданской войны в Испании 1936-1939 годов. Республиканское правительство даровало автономный статус и Стране Басков, и Галисии, но если в Стране Басков эта автономия пусть недолго, но реально просуществовала, то в Галисии она осталась только на бумаге. Территория Галисии практически с самого начала войны находилась под контролем войск генерала Франко, который, хотя сам был уроженцем Галисии, категорически не признавал ни идею автономии региона, ни само право на существование галисийского языка. Естественно, что после победы франкистов в Гражданской войне автономия Галисии была официально отменена. Ещё одним отличием Галисии от Страны Басков было то, что в регионе очень долго не было влиятельных политических сил, выступающих с требованиями националистического характера, подобных баскской БНП. Также следует отметить, что в Галисии никогда не было терактов подобных тем, какие регулярно осуществляла организация ЭТА. Первые национальные партии в регионе стали возникать только в период перехода Испании к демократии в 70-х годах прошлого века. При этом даже для националистических течений был характерен не радикальный национализм, а особая идеология, которая получила название «галисийство». Для данной идеологии характерен интерес к истории региона, поддержка его автономного статуса и стремление максимально защищать галисийский язык. В той или иной степени, эту идеологию разделяют все партии региона. При этом сторонники «галисийства» никогда не ставили вопрос о независимости Галисии. Среди политической элиты Галисии уже давно существует консенсус, основанный на убеждении, что автономный статус является оптимальным решением для региона. Тем не менее, в последнее время и в Галисии появились политические силы, выступающие за создание независимого галисийского государства, но о них мы поговорим чуть позже.

Предвыборный плакат Народной партии Галисии с портретом Альберто Нуньеса Фейхоо

Следует сказать, что результаты выборов полностью подтвердили те тенденции политического развития региона, которые наметились уже давно. Выборы показали, что в Галисии, как и в Басконии, существует одна политическая партия, доминирующая на политической арене. Однако, если в Стране Басков такой партией является умеренно националистическая БНП, то в Галисии «политическим доминатором» является Народная партия Галисии — региональное отделение общеиспанской консервативной Народной партии (НП). Народная партия Галисии также придерживается идеологии «галисийства», но при этом выступает категорически против идеи о независимости Галисии. И это неудивительно, поскольку данная партия является по своей идеологии одной из самых централистских в стране. На протяжении всей истории существования галисийской автономии, за исключением нескольких небольших периодов, НП либо сама формировала региональное правительство, либо участвовала в его формировании. На предыдущих региональных выборах в 2012 году за НП проголосовало 45,8% избирателей, что позволило ей получить 41 место в галисийском парламенте и сформировать однопартийное правительство во главе с лидером регионального отделения партии Альберто Нуньесом Фейхоо. На выборах 2016 года результаты партии были ещё более впечатляющими – за неё проголосовало 47,53% избирателей. Таким образом, партия вновь получила 41 место в парламенте и возможность править в полном одиночестве. Подобный результат ярко иллюстрирует различие в политической ориентации басков и галисийцев, достаточно сказать, что в Стране Басков за НП проголосовало чуть больше 10% избирателей.

Другой тенденцией, которую зафиксировали данные выборы, стал продолжающийся процесс ослабления электоральных позиций Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП). Социалисты отступают по всей стране, но в национальных регионах этот процесс проявляется более отчетливо. В Стране Басков ИСРП по итогам выборов заняла 4-е место, в Галисии – 3-е. Еще недавно в Галисии социалисты получали до 30% голосов избирателей, но уже в 2012 году эта цифра снизилась до 20,6%, а на минувших выборах за старейшую левую партию страны проголосовало лишь 17,87% галисийцев. Соответственно, количество представителей партии в парламенте также сократилось с 18 до 14. Причинами такого упадка ИСРП являются общее разочарование избирателей в политике партии и появление у неё новых жестких конкурентов на левом фланге политического спектра, прежде всего партии «Подемос», которая выступает с лево-популистских позиций, жестко обличая социалистов. После прошедших басконских и галисийских выборов в Испании только ленивый не говорит о кризисе крупнейшей левой партии страны. Кроме общих для всей страны причин, упадку ИСРП в Галисии способствовала и «местная специфика». После поражения партии на региональных выборах в 2012 году лидер Партии социалистов Галисии — галисийского отделения ИСРП Пачи Васкес ушел в отставку и на его место в ходе внутрипартийных праймериз был избран Хосе Рамон Гомес Бестейро, за которого было подано 77% голосов. Бестейро довольно энергично взялся за восстановление позиций партии в Галисии. Однако уже в 2015 году в отношении него последовал целый ряд обвинений в совершении должностных преступлений в период, когда он возглавлял одну из провинций Галисии. В марте 2016 года ему были официально предъявлены обвинения по 6 статьям Уголовного кодекса Испании, включая злоупотребление служебным положением, хищение государственных средств и растрату. Под давлением соратников Бестейро уже через несколько дней покинул свой пост. В итоге социалистической партии Галисии пришлось срочно проводить новые праймериз [7]. Понятно, что эта история не способствовала увеличению популярности социалистов в регионе.

Предвыборный плакат лидера Партии социалистов Галисии Хоакина Фернандеса Леисиаги

На фоне упадка ИСРП существенно выросла популярность их главных конкурентов в левом лагере – коалиции нескольких левых партий, получившей название En Marea («Все вместе»). Эта коалиция стала наследницей существовавшего до этого объединения региональных левых партий, которые на выборах 2012 года смогли получить 13,9% голосов избирателей и 9 мест в парламенте Галисии. В 2015 году коалиция создала блок с «Подемос», фактически став её региональным отделением. В условиях разочарования избирателей в ИСРП и роста популярности «Подемос» En Marea показала на выборах 2016 года очень неплохие результаты, получив 19,06% голосов и 14 мест в парламенте, догнав по числу мандатов социалистов, но при этом получив больше голосов избирателей. Таким образом, как и в Басконии, в Галисии «Подемос» опередил социалистов.

Левая коалиция En Marea радуется своим результатам на выборах в Галисии

Наконец, следует сказать и о результатах националистов. Как и в Стране Басков, в Галисии также действуют националистические политические силы, главной из которых является Галисийский националистический блок (галис. Bloque Nacionalista Galego, BNG, ГНБ), объединяющий несколько политических образований, стоящих на националистической идейной платформе. Блок возник довольно поздно, только в 1982 году, на основе объединения нескольких лево-националистических организаций. В этом смысле ГНБ похож на En Marea, поскольку базируется на левой, во многом марксистской идеологии, и выступает против «системы капиталистической эксплуатации». Кроме того, представители ГНБ часто критикуют и Европейский Союз, считая, что в его современном виде он приносит пользу только политическим и экономическим элитам. Руководство ГНБ в течение очень долгого времени заявляло, что оно разделяет идеологию «галисийства» и не ставит вопрос о независимости Галисии. В этом оно весьма существенно отличалось от своих «баскских братьев». Однако с 2012 года Галисийский националистический блок официально взял курс на борьбу за создание независимого галисийского государства [8].

Лидеры Галисийского националистического блока, в центре — Ана Понтон, «национальный представитель» блока

Впрочем, результаты выборов показали, что весьма незначительное число жителей автономии мечтает отделиться от Испании. Более того, на протяжении уже нескольких выборов поддержка националистов неуклонно снижается. Пик этой поддержки пришёлся на конец 90-х – начало 2000-х годов, когда за ГНБ голосовало более 20% избирателей. После этого от выборов к выборам дела националистов шли всё хуже и хуже.  В 2012 году за ГНБ проголосовало лишь 10,1% избирателей, что принесло националистам только 7 мест в галисийском парламенте. В 2016 году ГНБ поддержали лишь 8,36% избирателей, сохранив националистам только 6 парламентских мест. Понятно, что с таким уровнем поддержки населения «построение независимой Галисии» в обозримой перспективе является, мягко говоря, маловероятным. Если эта тенденция сохранится и дальше, то уже на следующих выборах ГНБ может оказаться на грани проходного 5%-ного барьера [9].

1200px-flag_of_the_basque_country_alternative_proportions-svg                         900px-flag_of_galicia-svg

Если говорить о явке избирателей, то в обоих регионах она была относительно невысокой и составила 59,3% в Стране Басков и 53,23% в Галисии. Следует отметить, что и на выборах 2012 года явка избирателей в этих регионах была примерно такой же. В то же время, поскольку речь идет о региональных выборах, такой процент явки может считаться весьма достойным (в России, например, на региональных выборах процент явки чаще всего гораздо ниже).

Выборы показали, что Страна Басков и Галисия по-прежнему обладают существенной политической спецификой, которую следует учитывать центральному правительству Испании. И если угроза галисийского национального сепаратизма на сегодняшний день практически отсутствует, то со Страной Басков, где за националистов голосует почти две трети избирателей, Мадриду предстоит очередной непростой диалог, особенно в условиях явного кризиса традиционной испанской политической системы. Будет ли этот диалог успешным покажет уже ближайшее будущее.

  1. Autonomy games: Tensions with the regions ahead of next March’s general election in Spain // The Economist, Sep 20th 2007
  2. «Эрри Батасуна» и «Батасуна» против Испании. По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 30 июня 2009 года // Сейчас.ру
  3. Arnaldo Otegi sale de la cárcel de Logroño tras seis años y medio preso // EL PAÍS, 1 MAR 2016
  4. La Junta ratifica que Otegi no puede ser candidato y le excluye de concurrir a las elecciones vascas //  Europa Press, 29/08/2016
  5. Elecciones al Parlamento Vasco 2016 -­ Resultados provisionales // Eusko Jaurlaritza — Gobierno Vasco, 25/09/2016
  6. Feijóo adelanta las elecciones gallegas al 25 de septiembre // EL PAÍS, 2 AGO 2016
  7. Dimite Besteiro, el líder de los socialistas gallegos, por sus diez imputaciones // EL PAÍS, 18 MAR 2016
  8. El BNG, entre la «República de Galiza» o «avanzar en el autogobierno» // EL PAÍS, 17 DIC 2011
  9. Galicia -­ Resultados provisionais -­ Eleccións ao Parlamento de Galicia 2016 // Xunta de Galicia, 25/09/2016