Швейцария: боязнь нынешней террористической угрозы затмила мысли о будущем


Coat_of_Arms_of_Switzerland_(Pantone).svg25 сентября 2016 года в Швейцарии прошел очередной референдум. В один день прошло голосование сразу по трем не связанным между собой вопросам: о переходе к «зелёной экономике», о повышении базовой пенсии и о сохранении чрезвычайных полномочий спецслужб. Как ни странно, швейцарцы высказались «за» только в отношении последнего.

Это уже третья «волна референдумов» в Швейцарии в этом году. В феврале швейцарцы голосовали по 4 вопросам, в июне – по 5. Безусловно, подобное объединение нескольких вопросов очень разумно со всех точек зрения. Тем более в условиях существования в стране активно действующей модели прямой демократии, которая, безусловно, является одним из предметов гордости для швейцарцев. Пожалуй, в мире сегодня нет другой страны, в которой столь часто проводились бы референдумы. И постоянное участие рядовых граждан в решении как общегосударственных, так и местных вопросов, как показывают результаты этих референдумов, способствует воспитанию ответственного и рационально мыслящего избирателя. Результаты референдумов 25 сентября это ещё раз подтвердили.

«Зелёная экономика»

Начнем по порядку. Первой на голосование была вынесена законодательная инициатива партии «Зеленых» под рабочим названием «За устойчивую и ресурсосберегающую экономику / Зеленую экономику». Кроме «зеленых» данную инициативу поддержали социалисты, часть профсоюзов, Фонд защиты прав потребителей и различные экологические организации. Данная инициатива полностью укладывается в рамки традиционной левой экологической идеологии, базирующейся на страхе перед глобальным потеплением и стремлении перестроить мировую экономику на основе экологических стандартов. Авторы инициативы отмечают, что Швейцария сегодня является глобальным мировым лидером в области потребления сырья на душу населения. Как отмечают эксперты, если бы население всей планеты потребляло бы столько же ресурсов как швейцарцы, то для обеспечения таких потребностей нужно было бы почти 3 планеты Земля. По мнению авторов инициативы, подобное положение вещей является нетерпимым и поэтому нужны радикальные реформы, связанные с переходом к «зеленой экономике». Согласно законопроекту, в результате качественного изменения типа экономики к 2050 году Швейцария должна на 65% сократить потребление сырьевых ресурсов. Конечно, при этом главный упор должен быть сделан на утилизацию отходов и развитие альтернативных источников энергии. Инициатива предусматривала необходимость принятия планов по переходу к «зеленой экономике» с обязанностью правительства регулярно отчитываться о ходе выполнения этих планов. Кроме того, авторы инициативы полагали, что разработка новых технологий в рамках перехода к «зеленой экономике» даст Швейцарии конкурентные преимущества перед другими игроками на рынках. Наконец, предлагалось закрепить принципы «зеленой экономики» непосредственно в тексте конституции.

Нужно сказать, идеи «зеленой экономики» далеко не у всех вызвали восторг. Это очень отчетливо проявилось в ходе обсуждения данной концепции в парламенте. Против неё выступили Швейцарская народная партия (ШНП), либералы и Христианско-демократическая народная партия (ХДНП). Противники «экологической революции» в своей риторике использовали два основных аргумента. Во-первых, они вообще поставили под сомнение необходимость принятия столь глобальной программы. В ходе дискуссии указывалось, что уже сейчас Швейцария является лидером в области сбора, переработки и утилизации твердых бытовых отходов, включая такие виды сырья как бумага, стекло и пластик. Постоянно растет и энергоэффективность промышленного производства. Также Швейцария является одним из лидеров в развитии «альтернативной энергетики». Исходя из этого, противники инициативы считают её лишенной всякого смысла. По их мнению, она ставит задачу решения проблемы, которая и так успешно решается. Во-вторых, у противников инициативы вызвали резкое отторжение идеи «плановой зеленой экономики» и предложения о введении системы бюрократического контроля за процессом реализации её принципов. По мнению критиков инициативы, те успехи, которых Швейцария добилась в сфере защиты окружающей среды и развития природосберегающих технологий, были достигнуты, прежде всего, благодаря частной инициативе предпринимателей. Критики уверены, что реализация идей «зеленых» приведет к своего рода плановой экономике. Это, в свою очередь, приведет к росту бюрократии, которая будет следить за исполнением «экологических планов» и вмешиваться в экономическую деятельность со своими указаниями. Кроме того, внедрение «зеленой экономики» может привести к увеличению производственных издержек и замедлению экономического роста.

Сопредседатель швейцарской партии «зеленых» Регула Ритц, выступающая за создание принципиально нового типа экономики, неизвестного доселе

Следует отметить, что сторонники «зеленой экономики» довольно невнятно отвечали на критику в свой адрес. В ходе развернувшейся дискуссии они постарались уйти от конкретики и начали строить очень характерные для экологического движения «воздушные замки». Так, один из лидеров «зеленых» Регула Ритц сказала об этой инициативе буквально следующее: «Запуская эту инициативу, мы не хотим замедлить рост экономики, мы хотим создать просто другую экономику» [1]. Сказано красиво, но о чем вообще идет речь? Обязательные планы, контроль над производственной деятельностью и технологиями, регулирующие структуры и рост бюрократии, надзирающей за бизнесом. Если присмотреться, то «зеленая экономика» на глазах начинает «краснеть»…. Даже если считать мотивы инициаторов референдума абсолютно чистыми, то приходится признать, что выдвигаемые ими идеи либо нереализуемы на практике, либо могут нанести вред экономическому развитию страны. Именно поэтому большинство партий выступило против этой инициативы.

В итоге доводы противников инициативы оказались более убедительными для избирателей. В ходе референдума только 36,4% избирателей высказались в поддержку концепции «зеленой экономики», 63,6% проголосовали против [2]. Следует также отметить, что в целом в референдуме приняло участие чуть более 40% избирателей, в Швейцарии этого достаточно для принятия решения. Таким образом, проект глобальной «экологической революции» был отложен на неопределенное время.

Если сравнивать в данном вопросе Швейцарию и Россию, то следует отметить, что в нашей стране референдум по данному вопросу вряд ли возможен. Проблемы экологии находятся далеко не на первом месте среди проблем волнующих россиян. Безусловно, любой человек при опросе скажет, что его волнует состояние окружающей среды. Однако, это волнение носит крайне отвлеченный (где-то даже философский) характер. В первую очередь, в условиях экономического кризиса, россиян волнуют проблемы доходов, безработицы, роста цен. В этих условиях проблемы экологии отходят на второй, а то и на третий план. Кроме того, в России нет серьёзных политических сил, которые пытались бы поставить экологические проблемы в общенациональную повестку дня. Прошедшие в сентябре этого года выборы в Госдуму это убедительно показали. Даже участвовавшая в них партия «Зеленых» особо не продвигала в ходе дискуссий экологическую повестку. Её лидер Олег Митволь вообще не говорил об экологии, сосредоточившись на вываливании в ходе дебатов компромата на своих конкурентов, что позволило ему стать одним из самых скандальных персонажей минувших выборов. Также следует учитывать, что в стране, где население каждый день напряженно следит за изменением цен на нефть и газ, идеи «зеленой экономики» являются крайне неактуальными. Достаточно вспомнить, какое негодование вызвали в России идеи о сокращении добычи и потребления угля, высказанные на основе итогов Парижской конференции по климату. В нашей стране, безусловно, господствует традиционный подход к энергетической политике, основанный на преимущественном использовании невозобновляемых источников энергии и практически полном равнодушии к «альтернативной энергетике». В этом смысле можно сказать, что Швейцария и Россия живут в разных временных измерениях.

«AHVplus – за солидное пенсионное обеспечение»

Второй вопрос на который должны были ответить избиратели в ходе референдума касался повышения пенсий. Речь идет о народной инициативе «AHVplus – за солидное пенсионное обеспечение». Инициатором проведения референдума выступило «Швейцарское профсоюзное объединение» (ШПО), которое было поддержано социал-демократами и «зелеными». Вместе они смогли довольно быстро собрать более 100 тысяч подписей избирателей, что позволило вынести данную инициативу на референдум. Указанная инициатива подразумевала, что с января 2018 года на 10% должны быть увеличены пенсионные выплаты по линии «первой опоры». Но перед тем как рассказать о дискуссиях по поводу этой инициативы и результатах голосования следует сказать несколько слов о самой швейцарской пенсионной системе.

Пенсионная система Швейцарии в том виде, в котором она существует сейчас, возникла на основе результатов референдума (да-да, опять референдума), состоявшегося 3 декабря 1972 года. Данная система основана на так называемых «трех опорах». Первая «опора» представляет собой базовую государственную пенсию, положения о которой закреплены в «Законе о страховании по старости и потере кормильца» (AHV) (в России такую пенсию называют ещё солидарной). Надо сказать, данная пенсия весьма невелика по размеру (по швейцарским меркам, естественно) и призвана лишь обеспечить прожиточный минимум. Как указывают эксперты, даже если взносы в «первую опору» перечисляются в течение максимально возможного срока (44 года для женщин, 45 – для мужчин), минимальная пенсионная выплата составит 1200 швейцарских франков (примерно 70 тысяч рублей), что для Швейцарии довольно мало. Вторая «опора» складывается из страховых выплат работника и работодателя. Эти взносы выплачиваются всеми наемными работниками и работодателями. Самозанятые граждане производят такие выплаты в добровольном порядке. Главной целью второй «опоры» является обеспечение работнику, выходящему на пенсию, уровня достатка в размере от 60% до 80% от последней зарплаты. Наконец, третья «опора» представляет собой добровольное пенсионное страхование в форме индивидуальных пенсионных накоплений, осуществляемое через негосударственные пенсионные фонды при банках. Данное страхование весьма распространено в Швейцарии ещё и потому, что добровольные пенсионные взносы вычитаются из налогооблагаемой базы, что делает подобные вложения весьма выгодными [3].

В инициативе, вынесенной на референдум, речь шла о повышении выплат только по первой «опоре». Первоначально данная инициатива была внесена в парламент в виде законопроекта. Однако, данный законопроект был отвергнут обеими палатами парламента. Тогда его инициаторы и решили вынести данный вопрос на референдум. Сторонники инициативы ссылались на то, что в последние годы выплаты по второй «опоре» уменьшились, что привело к ухудшению материального положения пенсионеров. Они также указывали, что пенсионные выплаты по первой «опоре» индексируются в зависимости от темпов инфляции, а по второй «опоре» нет. Таким образом, повышение выплат по первой «опоре» позволит компенсировать проблемы, возникающие с выплатами по второй «опоре». Само собой, приводился и «аргумент социальной справедливости». Говорилось о том, что пенсионные выплаты по первой «опоре» представляют собой «инструмент социальной солидарности», посредством которого происходит перераспределение средств от богатой части населения к бедной. Указывалось, что от повышения пенсии выиграют, прежде всего, лица с низкими доходами (традиционный аргумент всех левых партий). Наконец, утверждалось, что данная мера будет выгодна и женщинам. Авторы инициативы исходили из того, что женщины в большинстве своём зарабатывают меньше мужчин, поскольку работают на менее оплачиваемых работах, и соответственно получают меньшие выплаты по первой «опоре». Кроме того, первая «опора» является единственным видом пенсионного страхования, учитывающим при выплате страховых взносов расходы, связанные с образованием и воспитанием детей.

Как оказалось, у данной инициативы нашлось немало противников. Их главным аргументом было то, что повышение размера базовой «опоры» неизбежно повлечёт за собой резкое увеличение финансовых расходов государства. Уже сейчас пенсионная система Швейцарии переживает не лучшие времена, что связано с ростом продолжительности жизни, уменьшением рождаемости и общим процессом старения населения. Для сравнения можно привести только один пример. Когда в конце 40-х годов прошлого века создавалась швейцарская пенсионная система, на одного неработающего швейцарца приходилось 7 работающих, а сейчас только 3,4 работника и это соотношение продолжает уменьшаться. Кроме того, на пенсию начинают выходить многочисленные дети послевоенного «бэби-бума», однако количество работающих при этом не увеличивается. Правительство Швейцарии прекрасно видит проблемы, связанные с пенсионной системой, и поэтому внесло в парламент проект программы её развития на период до 2020 года. Данный проект будет обсуждаться в парламенте уже этой осенью. В этом кстати заключается ещё одна претензия критиков инициативы, которая, по их мнению, была внесена накануне всеобъемлющего обсуждения состояния пенсионной системы и поэтому является просто несвоевременной и популистской по своей сути.  Как отмечают критики, если не предпринять решительных шагов, то уже к 2020 году дефицит выплат по первой «опоре» составит 800 миллионов франков, а к 2030 году вырастет до 4 миллиардов в год. Если же инициатива станет законом, то к указанным суммам с 2018 года будут добавляться дополнительные расходы по 4 млрд. франков в год, а к 2030 году эти расходы вырастут до 5,5 млрд. Как сказал один из противников инициативы, её реализация привела бы к тому, что к 2030 году «в совокупном бюджете пенсионного обеспечения возникла бы дыра размером в 12,7 миллиарда франков, что даже невозможно себе представить». Совершенно очевидно, что это сделало бы неизбежным резкое повышение налогов, прежде всего НДС, и страховых отчислений работников и работодателей. Таким образом, при реализации инициативы в выигрыше оставались бы лица, уже получающие пенсию, и лица без постоянного дохода, но проигрывали бы работающие [4]. Левые партии и профсоюзы признавали возможность роста налогов в случае реализации инициативы, однако для них это является второстепенным моментом по сравнению с обеспечением права граждан на «достойную пенсию». Следует отметить, что в последнее время практически все европейские левые не утруждают себя экономическим анализом. Они, в основном, заняты решением более глобальных в их понимании проблем – защитой прав разнообразных меньшинств и помощью мигрантам. Кроме того, критики инициативы указывали на то, что она является ярким примером действия так называемого «принципа садовой лейки», при котором определенное социальное благо, в данном случае повышение пенсии, предоставляется всем подряд без учета реального материального положения конкретных людей.

В целом, большинство парламентских партий и правительство решительно выступили против предлагаемого повышения базовой пенсии. И следует признать, что швейцарский избиратель, выслушав аргументы обеих сторон, в основной своей массе решил поддержать позицию правительства. За повышение размера первой «опоры» высказалось 40,6% избирателей, против – 59,4% [5]. Правда, при этом правительство пообещало в ближайшее время представить обществу программу реформирования существующей пенсионной системы.

Если говорить о России, то проведение подобного референдума в нашей стране представляется совершенно нереальным. Прежде всего, его проведение было бы бессмысленным, поскольку заранее очевиден ответ большинства избирателей. В условиях экономического кризиса и при наличии довольно низких пенсий, которые многие называют «нищенскими», никакие аргументы не смогут обесценить крайне популярную в России идею «достойной пенсии». Да и само повышение пенсии на 10% с точки зрения рядового россиянина является смехотворным. В ходе дебатов перед прошедшими выборами в Госдуму представители некоторых партий обещали увеличить пенсии в 2 раза. А вы говорите 10%. Смешно…. Кроме того, особо никто и не собирается спрашивать мнения россиян по вопросу о будущем пенсионной системы. К примеру, вопрос о замораживании накопительной части пенсии в нашей стране уже несколько лет подряд решается правительством без какого-либо участия граждан и политических партий. Представить, что такое могло бы происходить в Швейцарии, как-то не получается.

Закон о разведывательной службе Швейцарии

Наконец, третьим вопросом по которому избирателям предстояло высказаться 25 сентября, был вопрос о дальнейшей судьбе «Федерального закона о разведывательной службе». Закон, принятый осенью 2015 года в целях более эффективной борьбы с терроризмом и экстремизмом, существенно расширил полномочия Федеральной разведывательной службы (ФРС) Швейцарии. В частности, эта служба получила дополнительные полномочия в сфере контроля за каналами электронных коммуникаций, включая право на прослушивание телефонных переговоров, частных разговоров, право на вскрытие сообщений электронной почты по решению суда, а также право на установку специальных информационных систем за рубежом, включая системы электронной защиты помещений и переписки от прослушивания и несанкционированного доступа в удаленном режиме. Кроме того, ФРС получила право вести «профилактическое наблюдение» за подозреваемыми в совершении преступлений террористической направленности и за лицами, в отношении которых существуют обоснованные опасения, что они могут в будущем совершить акты терроризма. Данный закон был поддержан большинством депутатов парламента, которые посчитали, что в условиях подъема террористической угрозы по всему миру следует предоставить спецслужбам дополнительные полномочия.

Один из плакатов, агитирующих против закона

Однако далеко не все в Швейцарии были согласны с подобным законом и практически сразу после его принятия возникла идея проведения референдума по его отмене. Инициатором сбора необходимого числа подписей избирателей выступила общественная организация «Объединение против государственно-полицейского сыска» (очень показательное название), её поддержали социал-демократы и «зеленые». Вместе они смогли собрать достаточное число подписей для проведения референдума. По мнению критиков закона, он даёт спецслужбам слишком большие возможности для контроля за частной жизнью и личной перепиской граждан. Критики постоянно ссылались на «дело Сноудена» и утверждали, что применение закона приведет к возникновению в Швейцарии аналога всемогущего американского Агентства национальной безопасности (АНБ). Сторонники закона возражали, что речь не идет о создании аналога АНБ, а наблюдение за «потенциальными террористами» будет носить исключительный характер и осуществляться только с согласия министерства обороны, правительства и Федерального административного суда. Противники закона в ответ на подобные аргументы упирали на то, что по делам о терроризме суды вряд ли будут отклоняться от позиции полиции. Кроме того, подобное наблюдение вряд ли совместимо с принципом презумпции невиновности.

Тем не менее, несмотря на все критические замечания в отношении закона, правоцентристские партии и правительство призвали избирателей проголосовать за его сохранение, ссылаясь на то, что подобное законодательство уже существует во многих европейских странах. Данный аргумент, а также опасения по поводу возможных террористических атак сыграли свою роль и на референдуме 65,5% избирателей проголосовали в поддержку закона. Против него высказалось только 34,5% избирателей [6]. Таким образом «Федеральный закон о разведывательной службе» будет и дальше действовать в полном объеме.

Ещё один плакат, агитирующий против закона

Думается, проведение подобного референдума не помешало бы и нашей стране. Не секрет, что недавно в России был принят целый пакет антитеррористических законов, который получил образное название «пакета Яровой». По своей сути он гораздо жестче и объемнее своего швейцарского аналога. Часть законов из этого пакета вызвала серьёзное общественное недовольство, особенно со стороны операторов мобильной связи. Тем не менее, все законы из этого пакета были приняты российским парламентом. Возможно, референдум и предшествующая ему дискуссия позволили бы выяснить реальное отношение общества к этим законам. Но в данный момент совершенно очевидно, что это невозможно. Остается лишь надеяться, что и в нашей стране в обозримом будущем серьёзные вопросы общественной жизни будут выноситься на суд российского народа, который по своей объективности и разумности не будет уступать швейцарскому.  Насколько эти надежды обоснованы, покажет время.

  1. Grüne Wirtschaft hat trotz NEIN gewonnen // RegulaRytz.ch, 25. September 2016
  2. Vorlage Nr. 605. Vorläufige amtliche Endergebnisse // Schweizerische Bundeskanzlei, 25. September 2016
  3. Пенсионная система Швейцарии // NashaGazeta.ch, 12.07.2012
  4. Молодежь против пенсионеров: итоги швейцарского референдума // Eurointegration.com.ua, 26 сентября 2016
  5. Vorlage Nr. 606. Vorläufige amtliche Endergebnisse // Schweizerische Bundeskanzlei, 25. September 2016
  6. Vorlage Nr. 607. Vorläufige amtliche Endergebnisse // Schweizerische Bundeskanzlei, 25. September 2016