Габон: как одна «управляемая демократия» чуть не стала неуправляемой

coat_of_arms_of_gabon-svg27 сентября прошла инаугурация вновь избранного президента Габона Али Бонго Ондимбы, победившего на выборах 27 августа с перевесом менее чем в 2%. Как и в 2009 году, Али Бонго потребовалось подтверждение Конституционного Суда для окончательной легитимации своей победы. Протесты оппозиции привели к массовым беспорядкам и поджогу здания парламента.

28/09/2016 | Максим Желтов

27 августа 2016 года состоялись выборы президента Республики Габон, небольшого государства в Западной Африке с населением чуть более 1,5 миллионов человек. Казалось бы, что может быть интересного в этих довольно второстепенных выборах? Действительно, проходившие в прошлом выборы главы Габона практически никогда не вызывали интереса за его пределами. Однако в этом году все изменилось кардинальным образом. Выборы в Габоне вызвали большой резонанс не только в самой стране, но и за её пределами, они стали одним из главных сюжетов новостей не только в странах Африки, но и на французском и английском телевидении, а также на Euronews. В отношении этих выборов высказались не только представители Африканского Союза, но и Евросоюза и ООН, руководители Великобритании и Франции и даже Государственный департамент США. Дело в том что это были не обычные (говоря языком политологов, «проходные»), а «ключевые» выборы для Габона. Кроме того, эти выборы довольно интересны во многих аспектах для изучения процесса функционирования института избирательного права во других странах, в том числе и в России.

Однако об этом позднее, а вначале следует сказать несколько слов о самом порядке выборов президента Габона. Согласно ныне действующей Конституции Габона, президент избирается сроком на 7 лет. Срок немалый, однако существующий в некоторых других странах. Но есть в Габоне и две весьма специфические особенности выборов президента, имеющие очень мало аналогов в мире. Во-первых, количество сроков занятия президентского кресла не ограничено и, во-вторых, победителем становится кандидат получивший простое большинство голосов, даже если он набрал 30%. Стоит отметить, что в первоначальном тексте конституции 1991 года этих особенностей не было. Срок полномочий президента был 5 лет, количество сроков ограничивалось, действовала двухтуровая система, при которой, если ни один из кандидатов не набирал более 50% голосов избирателей, проводился второй тур выборов, в котором принимали участие 2 кандидата, занявшие первые места в первом туре. Этот вполне себе демократический порядок был изменён в 2003 году, благодаря смелых конституционных новеллам, внесенным в конституцию по инициативе тогдашнего президента Габона Омара Бонго Ондимбы (или как его просто называли Омар Бонго).

Жизнерадостный Омар Бонго (справа) с президентом Заира Мобуту Сесе Секо. 1979 год.

Об этом человеке следует сказать особо. Омар Бонго являл собой весьма незаурядную личность, причем, пожалуй, в масштабах всей Африки. Он занял пост президента Габона в 32 года, что представляет собой своеобразный рекорд, и оставался на нём почти 42 года (с 1967 по 2009 годы).  Бонго, как считается, очень много сделал для развития экономики страны и повышения уровня жизни населения, был неформальным лидером франкоговорящих стран Африки и ярым сторонником союза с Францией, которую он очень любил. Достаточно сказать, что он был другом всех президентов Франции, начиная с генерала де Голля и заканчивая Николя Саркози. Однако при этом О. Бонго оставался классическим африканским правителем. В период его правления в стране неуклонно рос уровень коррупции, а имущественные аппетиты самого О. Бонго и его семьи не видели границ. Достаточно сказать, что после его смерти во Франции, которую он так любил, обнаружилось 33 принадлежавших ему объекта недвижимости в Париже и на Лазурном берегу, включая особняк стоимостью 18 миллионов долларов на Елисейских полях. Также выяснилось, что за принятие нужных ему решений Омар Бонго регулярно привозил французским президентам (за исключением де Голля) чемоданы денег в качестве взяток.

Омар Бонго с Николя Саркози

Политическая система Габона при Омаре Бонго была крайне проста. В стране с конца 60-годов прошлого века существовала однопартийная система, состоявшая из Габонской демократической партии (ГДП), возглавляемой самим О. Бонго. В 1991 году однако под прямым давлением Франции и в условиях общей демократизации африканского континента О. Бонго был вынужден разрешить создание оппозиционных партий. И это создало ему потенциальную проблему. До этого на выборах президента Омар Бонго неизменно получал свои 99% голосов (немного напоминает выборы глав горных республик и угольных областей в одной северной стране…). Процент голосов, поданных за О. Бонго стал уменьшаться, однако, будучи безусловно самым популярным политиком страны, он никогда не получал менее 60% голосов. При этом Омару Бонго хотелось в будущем передать власть своему сыну Али Бонго Ондимбе, которого также все называли (и называют) просто Али Бонго и который был не так был популярен в стране, как его отец. Али Бонго вполне мог в будущем и проиграть во втором туре кандидату от объединенной оппозиции. Именно по этой причине в 2003 году была изменена конституция и введены выборы в один тур. ГДП имела существенное влияние в стране и предполагалось, что её кандидат, имея даже 40% поддержки населения, всегда бы побеждал разрозненных сторонников оппозиции, каждый из которых получал бы 10-20% голосов.

Клан Али Бонго Ондимбы в одной из своих французских резиденций

Именно на основе таких спорных правил и должны были пройти очередные президентские выборы, назначенные на 27 августа 2016 года. Одним из первых о своих президентских амбициях заявил действующий президент Али Бонго Ондимба. Уже 29 февраля он заявил о своём непреодолимом желании ещё раз стать президентом Габона [1]. Автономная и Постоянная Национальная Избирательная Комиссия (АПНИК) практически сразу зарегистрировала его в качестве кандидата, несмотря на протесты оппозиции. Пытаясь сорвать регистрацию, оппозиция выдвинула неожиданную теорию о том, что Али Бонго не является габонцем по рождению и, следовательно, не имеет конституционного права баллотироваться в президенты. Дело в том, что статья 10 Конституции Габона, на положения которой ссылалась оппозиция, действительно запрещает баллотироваться в президенты лицам, которые приобрели габонское гражданство, то есть, рассуждая формально, рождённым за пределами Габона и не получивших габонское гражданство по праву рождения. Али Бонго Ондимба действительно родился не в Габоне, хотя бы потому, что в момент его рождения в 1959 году никакого Габона как государства ещё не существовало (это, кстати, относится и к Жану Пину, родившемуся в 1942 году хотя и на территории будущего Габона). Так или иначе, но Али Бонго нельзя признать человеком, который приобрёл габонское гражданство в смысле статьи 10 Конституции 1991 года. Видимо, понимая шаткость своих обвинений, оппозиция пошла ещё дальше и заявила, что Али Бонго в действительности был усыновлен Омаром Бонго в другой стране. Схожая теория, кстати, о том, что Барак Обама является незаконным президентом, поскольку на самом деле родился не на территории США, а в Кении, имеет множество сторонников среди американцев. Однако эта экзотическая теория не получила поддержки у членов АПНИК и Али Бонго Ондимба был успешно зарегистрирован кандидатом в президенты.

Всего же в стране с населением 1,5 миллиона человек изъявили желание возглавить страну 19 кандидатов. После проверки представленных ими документов пяти из них было отказано в регистрации. В итоге АПНИК 15 июля объявила о том, что в бюллетенях будет содержаться 14 фамилий. Так предполагалось, но так не получилось. Официальная избирательная кампания началась 13 августа и оппозиция сразу начала раскручивать тезис о «ненастоящем короле», рожденном не в Габоне. Али Бонго с презрением отвергал эти предположения, смеялся над оппозицией, предполагая близкую победу. И тут оппозиция, уперевшись в стену в виде нормы о выборах в один тур, решила сменить тактику, став своеобразной «змеей, ползущей под стеной». Оппозиционные силы сделали то, чего сверхмудрая семья Бонго просто не могла себе представить: они объединилась перед выборами.  Оппозиционеры решили, что наилучшие шансы на сдерживание Али Бонго имеет Жан Пин, известный политик эпохи Омара Бонго. В результате 4 кандидата в президенты сняли свои кандидатуры в его пользу. Именно Ж. Пин стал главной звездой этих выборов. Именно поэтому стоит сказать о нем несколько слов.

Кандидат от оппозиции Жан Пин, бывший министр иностранных дел Габона

Жан Пин является выходцем из смешанной габонско-китайской семьи. При Омаре Бонго он сделал блестящую дипломатическую карьеру: он был представителем Габона в Постоянной комиссии Африканского Союза, много лет работал министром иностранных дел, входя в самый ближний круг О. Бонго, который ему полностью доверял. Работал он и в правительстве Али Бонго. В 2014 году однако он вышел из ГДП, недовольный политикой Али Бонго, и ушел в оппозицию, как и некоторые другие лидеры партии. Таким образом, лидером объединенной оппозиции стал не какой-то диссидент, а представитель политической элиты (своеобразный Б. Н. Ельцин вместо А. Д. Сахарова).

Это был серьезный вызов кампании Али Бонго, который фактически лишился возможности критиковать политическое прошлое своего оппонента. У Бонго остался один козырь — он сын того самого великого Омара Бонго и продолжатель его дела. А Жана Пина было два козыря: он верный соратник того самого великого Омара Бонго и противник политики его «неразумного сына», которую отец бы не одобрил. Как показали результаты выборов, в условиях экономического кризиса многих габонцев такой подход заинтересовал. При этом Ж. Пин вел очень жесткую избирательную кампанию, совершенно задавив Али Бонго, который только и твердил о своем отце.

arton38047
Жан Пин и Али Бонго Ондимба, голосующие сами за себя

В итоге выборы состоялись 27 августа и, как оказалось, стали катализатором габонской «оранжевой революции». (Да-да, в Габоне, как и на Украине и в Монголии, бывают «оранжевые революции»).  Уже на следующий день Жан Пин заявил о своей победе и сказал, что «ждет звонка уходящего президента, в котором будут поздравления» [2]. В ответ сторонники Али Бонго начали заявлять, что Ж. Пин манипулирует демократическими правилами, а сам Али Бонго призвал Ж. Пина «не делить шкуру не убитого медведя». Официальные результаты были объявлены 31 августа и окончательно взорвали ситуацию. Согласно официальным данным, Али Бонго получил 49,80% голосов избирателей, а Жан Пин 48,23%. Абсолютная разница составила только 5500 голосов, общая явка составила 59,5% избирателей [3]. В «стране Бонго» эти данные сразу вызвали сильные сомнения. И поэтому сторонники Ж. Пина тут же решительно оспорили результаты выборов по двум основаниям. Во-первых, заявили они, наблюдение за выборами показало, что реальный уровень поддержки Ж. Пина составил 59%, а Али Бонго — только 38%.  А во-вторых…. Если первый аргумент можно было оспаривать, то вот второй, безусловно, нет. Дело в том, что по всей стране явка избирателей была примерно одинаковой и оба кандидата получили примерно равное число голосов. За одним исключением…. В провинции Верхнее Огове, откуда собственно произошла династия Бонго, явка составила 99,9% избирателей, 95,5 % из которых проголосовали за Али Бонго (такой «кавказский» избирательный стиль). Сторонники Ж. Пина не поверили в «особый менталитет» жителей провинции.

И в тот же день «оранжевая революция» началась. По призыву близких к Ж. Пину лиц его сторонники в столице Габона Либревиле двинулись громить здание АПНИК, однако были отброшены полицией. В этот же день восставшие подожгли здание парламента. На следующий день охрана президента разгромила здание, в котором находилась штаб-квартира партии Ж. Пина, при этом погибло 2 человека. В ходе беспорядков 1 и 2 сентября погибло ещё 5 сторонников оппозиции и более 1000 были арестованы. Практически одновременно ООН, США и Франция потребовали прекращения эскалации насилия и призвали к более прозрачной процедуре подсчета голосов, выразив скрытое недоверие к результатам выборов [4]. В ответ на это Али Бонго воспроизвёл популярную мантру об уважении суверенитета государств и недопустимости вмешательства в их внутренние дела (а в рядах оппозиции пошли разговоры о «небесной семерке»…).

Массовые беспорядки в Либревиле

После контактов с международными посредниками Бонго сделал весьма неоднозначный шаг: 8 сентября он обратился в Конституционный Суд Габона с требованием принять решение о пересчете голосов избирателей в провинции Верхнее Огове (напомним, что победу Али Бонго в президентских выборах 2009 года ему тоже пришлось доказывать в Конституционном Суде; похоже, в Габоне это становится некой политической традицией). Спорность этого шага заключалась в том, что ранее Жан Пин довольно резко раскритиковал Конституционный Суд за его преданность властям. При этом Ж. Пин сделал странное заявление о том, что он не признает судебного решения не в его пользу [5]. Чтобы избежать повторения событий в Либревиле суды провинции Верхнее Огове срочно отменили результаты выборов на некоторых участках.

Как и следовало ожидать, Конституционный Суд вынес решение о невозможности пересчета голосов на удивительном основании, что «бюллетени уже уничтожены».  Единственным подарком Ж. Пину стало решение Суда, отказавшегося удовлетворить требование Али Бонго лишить Жана Пина права выдвигаться на должность президента в течение следующих 10-ти лет за призывы к насилию [6]. После своей окончательной победы Али Бонго немедленно призвал к политическому диалогу в стране и даже пообещал включить лидеров оппозиции в правительство. В свою очередь Ж. Пин резко раскритиковал решение Конституционного Суда.

3600

Если говорить о причинах поражения Ж. Пина, то они очевидны. Борясь за власть в достаточно авторитарной стране он попытался совместить две противоположные стратегии: революционную и легальную. Начав действовать как революционер, он быстро согласился войти в легальное русло, поставив себя в заведомо проигрышное положение. И избирательная комиссия, и Конституционный Суд всегда были лояльны семье Бонго. Могли ли они принимать решения против неё? Представим, хотя это и трудно, что подобные события происходят в Белоруссии и лидеры радикальной оппозиции, пойдя на компромисс с властью, подают жалобы в избирательную комиссию и в суд. Каким же будет решение? Вопрос больше риторический. Следует также учитывать, что Жан Пин сам был выходцем из правящей партии и не мог зайти слишком далеко.

Для Али Бонго же довольно неприятной оказалась международная реакция на результаты и последствия габонских выборов, которой не было при его отце. Фактически, все международные «субъекты» разделились на 2 группы. ООН, США и Африканский Союз осудили насилие с обеих сторон и выступили за соблюдение законных процедур. Что касается представителей ЕС, то они, осудив насилие, потребовали провести пересчет голосов, фактически признав выборы нелегитимными. В этом смысле Али Бонго был особенно шокирован позицией Франции, которая жестко требовала ревизии результатов выборов. Он не понял простой вещи: Франция устала от семьи Бонго. Время изменилось. И еще одно. Никто вообще не поздравил его с избранием. В лучшем случае промолчали.

ali-bongo-4

Будет, кстати, интересно посмотреть, как полуавторитарный режим будет управлять страной, в которой как минимум половина населения голосовала против действующей власти, а многие готовы и к вооруженной борьбе. Следует учитывать, что это антиправительственное выступление было первым за всю историю Габона.

Чему нас учит «габонская революция», о которой говорили все мировые СМИ? Многому. Тому, что и в не вполне демократических условиях можно успешно участвовать в выборах. Тому, что даже при плохой избирательной системе правильная тактика оппозиция ведет к успеху. Тому, что фальсификации на выборах решительно не признаются и самим населением, и мировым сообществом. Тому, что в новых условиях правление одной семьи в течение почти 50 лет становится все более неприемлемым даже для габонцев. Тому, что свобода — это не пустой звук. Вот столько уроков для мира от одной маленькой страны. Пожелаем ей счастья в будущем.

  1. Gabon’s President Ali Bongo to seek second term in office // France 24, 2016-02-29
  2. Gabon opposition chief claims election victory // Yahoo.com, August 29, 2016
  3. Résultats officiels de l’élection présidentielle 2016 au Gabon // Ministère de l’Intérieur, de la Décentralisation, de la Sécurité et de l’Hygiène publiques
  4. Gabon violence: Two killed amid protests over re-election of Ali Bongo // BBC, 2 September 2016
  5. Gabon faces ‘sustained instability’ if no presidential vote recount: Ping // Reuters, Sep 9, 2016
  6. Gabon court rules president Ali Bongo rightful winner of September election // The Guardian, 24 September 2016

Оставить комментарий